Привязан к Азербайджану

Культуры

Азербайджанский народ, являющийся одним из наиболее древних народов мира, по праву гордится своими историческими памятниками материальной культуры, своей богатой литературой, искусством и музыкальной культурой.

Значительное влияние на художественное мышление и творчество азербайджанского народа оказали также прекрасная природа, благоприятные климатические условия и природные богатства этого края. Хотя каждый вид искусства нашей страны сам по себе прошел длительный и сложный путь развития, тем не менее, они составляют единое целое и позволяют составить полное представление об искусстве и культуре Азербайджана. Искусство Азербайджана, как и его природа, разнообразно, целостно и богато.

Одно из важнейших мест в роднике творчества азербайджанского народа занимает его жизнь и быт, народные промыслы, связанные с его повседневной жизнью. Это искусство, начиная с древнейших времен и вплоть до наших дней, охватывает весьма широкую сферу, начиная с одежды и кончая разнообразными украшениями и хозяйственным инвентарем.

Естественно, особенности быта азербайджанского народа, его эстетическая нравственность, одним словом, его национальное лицо, самосознание особо ярко отражается в этом виде искусства. Не случайно, что ныне в богатейших музеях мира можно встретить многочисленные прекрасные образцы народных промыслов Азербайджана. В богатейших экспозициях музейных коллекций Лондонского Музея Виктории и Альберта, Парижского Лувра, Вашингтонского Метрополитена, музеев Вены, Рима, Берлина, Стамбула, Тегерана, Каира, можно встретить образцы произведений народного прикладного искусства, созданные умелыми руками мастеров из Тебриза, Нахчывана, Гянджи, Газаха, Губы, Баку, Шеки, Шамахы и Карабаха.

Азербайджанские народные промыслы, созданные благодаря усилиям нашего народа и широко применяемые в его жизни и быту, имеют большую и богатую историю. Произведения искусства, изготовленные из металла, найденные в Нахчыване, Мингячевире, Кедабеке, Газахе, Гяндже и других местностях, имеют историю около 5000 лет. Найденные на этих территориях образцы посуды, оружия и украшений являются ценнейшими источниками не только как исторический факт, но и как источник информации о мастерстве людей, чьими руками были созданы эти образцы.

Предметы материальной культуры, найденные при раскопках на территории Азербайджана, убедительно свидетельствуют о том, что наши предки еще во втором тысячелетии до нашей эры изготовляли из бронзы посуду, кинжалы, топоры, пояса и другие предметы украшения изящных форм и пользовались ими в жизни и быту. Это говорит о том, что мастера медных изделий и ювелиры занимались этими промыслами еще в древние времена.

Среди образцов предметов, сделанных из металла, есть такие, по украшениям и изображениям которых мы можем ознакомиться с обычаями и традициями людей того времени, их религиозными взглядами и даже одеждой.

Исторические, этнографические и художественные особенности народного творчества отражаются в одежде. Эта особенность проявляется как в одежде определенной формы и ее украшениях, так и в образцах художественного шитья, вязания и текстиля.

При археологических раскопках на территории Азербайджана были обнаружены иголка и шило, сделанное из бронзы в начале бронзового периода (III тысячелетие до нашей эры). Эти находки свидетельствуют о том, что древние жители Азербайджана умели шить себе одежду. Глиняные скульптуры, найденные в Кюльтепе и Мингячевире (II тысячелетие до нашей эры) и печати-напалечники, относящиеся к V веку до н.э., позволяют составить определенное представление об одежде того времени. А в могилах Мингячевирской катакомбы (V-VI вв. нашей эры) найдены остатки одежды, сшитой из различных шелковых тканей. При раскопках также найдены многочисленные предметы украшения из золота, относящиеся к III-IV века до н.э. и глиняная посуда в форме обуви, убедительно свидетельствующие о том, что азербайджанцы еще с древнейших времен обладали высокой материальной культурой.

Различные рисунки, запечатленные на домашней утвари и предметах украшения, сделанных из меди, бронзы и золота, доказывают существование изобразительного искусства в этих краях еще в древние времена.

Найденная в городе Маку Южного Азербайджана фигурка лошади, сделанная из глины (II тысячелетие до н.э), украшенная узорами различных цветов, и золотая пиала, обнаруженная на холме Гасанлы вблизи озера Урмия (I тыс. до н.э.), на которой был изображен лев с попоной на спине, свидетельствуют о том, что искусство ковроткачества, являющееся одной из ветвей народного искусства Азербайджана, имеет очень долгую историю.

При археологических раскопках в Мингячевире, в могилах-катакомбах, относящихся к I-III вв., были обнаружены остатки паласов и ковров.

Согласно археологическим материалам и письменным источникам, ковроткачеством в Азербайджане занимались еще со времен бронзового периода (конец II тыс. н.э. начало I тыс.). О развитии ковроткачества в Азербайджане сообщали Геродот, Клавдий Элиан, Ксенофонт и другие историки древнего мира.

В разные времена в отдельных школах ковроткачества Азербайджана (Губа, Баку, Ширван, Гянджа, Газах, Карабах, Тебриз) были сотканы ковры, красотой которых люди восхищаются по сей день. Многие из них хранятся в известных музеях мира.

Среди древнейших образцов изобразительного искусства исключительно важное значение имеют наскальные изображения Гобустана, относящиеся к VIII-V вв. до н.э., рисунки в горах Айычынгыллы и Перичынгыл вокруг озера Залха Кельбаджарского района, относящиеся к началу бронзового периода (III тыс. до н.э.), а также наскальные рисунки в горах Гемигая севернее от города Ордубад. Особый интерес вызывают изображения, запечатленные на скалах Гобустана. Здесь запечатлены отдельные динамические сюжеты, связанные с охотой, животноводством, земледелием и другими отраслями быта, разные сцены, изображения людей и животных. Гобустанские наскальные рисунки-пиктограммы охватывают многовековой исторический период с первобытно-общинного строя до этапа феодализма.

С древнейших времен Азербайджан прославился не только произведениями изобразительного искусства, но и произведениями архитектуры, являющейся одной из ветвей народного искусства. Девичья Башня и комплекс Дворца Ширваншахов в Баку; мавзолеи Момине Хатун и Юсифа ибн Кюсеира, созданные известным зодчим Аджеми в Нахчыване; дворец Панахали хана, дом поэтессы Натаван в Шуше; рисунки на стенах дворца шекинских ханов, представляют собой редкие жемчужины архитектурного искусства.

Среди гобустанских наскальных рисунков особый интерес заслуживает рисунок, где изображены люди, исполняющие танец «яллы». Эти рисунки свидетельствуют о том, что азербайджанский народ с древнейших времен интересовался музыкой.

Страна Огней, являющаяся Родиной азербайджанского народа, обладающего богатым культурным наследием, одновременно известна как Родина чарующей музыки.

Азербайджанская музыка, обогатившая сокровищницу мировой музыкальной культуры своими редкими жемчужинами, имеет многовековые традиции. Творцы народной музыки, создавшие огромное и богатое наследие благодаря продолжению этих традиций из поколения в поколение, внесли огромную лепту в развитие азербайджанской музыки.

В азербайджанском национальном музыкальном искусстве занимают своеобразные места такие жанры как народные песни, танцы и ашугское творчество.

Краеугольным камнем, фундаментом азербайджанской национальной музыки являются мугамы. Неслучайно, что в 2003-ем году решением ЮНЕСКО — специализированной организации ООН, азербайджанские мугамы были включены в список культурного наследия всего человечества.

С древнейших времен наша национальная музыка развивалась параллельно с литературой, например, искусство мугама развивалось совместно с восточной поэзией. Так, при исполнении мугамов ханенде пели гезели великих поэтов азербайджанского народа Низами, Хагани, Физули, Насими и др. Наиболее распространенными жанрами азербайджанской национальной поэзии являются гошма, мухаммес, устаднаме, гыфылбенд, а ее поэтическими формами — герайлы, дивани, гошма, теджнис, являющиеся наиболее любимыми формами ашугского творчества.

Литературные произведения, созданные нашими классиками и современниками, занимают специфическое почетное место в сокровищнице мировой культуры. Произведения, созданные нашими поэтами и писателями — М.Ф.Ахундовым, Н.Б.Везировым, М.С.Ордубади, Г.Б.Закиром, М.А.Сабиром, Дж.Мамедкулизаде, М.П.Вагифом, М.В.Видади и многими другими, и по сей день не потеряли свое высокое художественно-эстетическое значение.

Еще одним видом искусства, тесно связанным с азербайджанской литературой, является театральное искусство. Корни театрального искусства в Азербайджане связаны с деятельностью, бытом, торжественными и свадебными традициями, а также мировоззрением азербайджанского народа. Элементы спектакля, присутствующие в церемониях, ритуалах и играх, сыграли важную роль в формировании самостоятельного народного театра. Азербайджанский народный театр всегда носил реалистический характер и был тесно связан с трудовым народом. Репертуар народного театра состоял из небольших спектаклей (фарсов) определенного этического содержания. В становлении профессионального азербайджанского театра значительная роль принадлежит народному театру.

​История театрального искусства, корни которого уходят в древнейшие времена, начинается со спектаклей «Визирь Лянкяранского ханства» и «Гаджи Гара» М.Ф.Ахундова, поставленных в марте и апреле 1873-го года в Баку.

Репертуар азербайджанского театра, прошедшего сложный путь развития, сегодня значительно расширился. Сегодня азербайджанский зритель имеет возможность посмотреть в постановках Академического Национального Драматического театра, Бакинского Муниципального театра, Театра пантомимы, Театра юного зрителя и других театров, действующих в Азербайджане, различные спектакли, подготовленные на довольно высоком профессиональном уровне.

Наиболее интересным и самым популярным видом искусства нашего времени считается кино, которое органически проникло в жизнь народа и стало ее неотъемлемой частью. Кинематография, являющаяся относительно новым видом искусства, открывает глубины человеческих сердец и новые горизонты жизни. Наше национальное кино из года в год накопило богатый опыт. В отдельных видах и жанрах киноискусства созданы многочисленные произведения, отражающие жизнь нашего народа и проблемы, с которыми он сталкивается. Эти фильмы бережно сохранены для будущих поколений и превратились в духовное богатство нашего народа.

Азербайджанское искусство столь же древнее и богатое, как история нашего народа. Изучение различных видов театра, кино, музыки и народного искусства, имеющих долгую и сложную историю развития, доказывает, что азербайджанский народ имеет высокое культурное наследие. Это доказано во влиятельных организациях мира. Азербайджанская Республика стала членом ЮНЕСКО 3 июня 1992 года и сотрудничает с 1996 года.

Азербайджан внесен в Список всемирного наследия ЮНЕСКО двух объектов нематериального культурного наследия — Ичери Шехер и наскального искусства Гобустана, где расположены Дворец Ширваншахов и Девичья Башня.

При этом список нематериального культурного наследия включает 11 элементов:
1. Азербайджанский мугам (2008 г.)
2. Азербайджанское ашугское искусство (2009).
3. Праздник Новруз (2009 г.)
4. Традиционное искусство азербайджанского ковроткачества (2010 г.)
5. Искусство игры на таре в Азербайджане (2012).
6. Стрельба в Човган с карабахской лошадью (2013).
7. Традиционное искусство изготовления и ношения женского платка и его символика (2014 г.)
8. Искусство кузнечного дела Лахидж (2015)
9. Лаваш (2016).
10.Каманча (2017)
11.Традиция делать долму и делиться ею (2017).

Список «Память мира» включает элемент. Средневековые рукописи о природе и фармации хранятся в Институте рукописей НАНА имени Мохаммеда Физули в Баку. В коллекции около 12 000 ценных рукописей.

Мы верим, что культурное наследие Азербайджана и впредь будет признаваться миром, ведь наши богатства полны неисчерпаемых богатств!

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

У истоков азербайджанской литературы стоит богатый и глубоко содержательный фольклор. Азербайджан обладает огромным бесценным фольклорным богатством.  Сегодня в фольклоре и классической литературе проявляются следы художественно-мифологических мировоззрений.

Одной из особенностей азербайджанского фольклора является его общность с фольклором других тюркских народов. Среди дастанов, образующих общетюркский фольклор, особое место занимает серия «Огузнаме». А в таких дастанах, как «Переселение», «Эргенекон», «Шу», «Возвращение», нашли свое всестороннее  художественно-мифологическое отражение важнейшие проблемы прото-тюрков. В кратком виде они были даны в произведении жившего и творившего в XI веке тюркского ученого Махмуда Кашгари «Дивану лугат ат-тюрк» («Диван тюркских языков»). Эти дастаны до сих пор сохранили в себе художественно-мифологическое мировоззрение периода великого переселения народов.

Азербайджанский фольклор отличается богатством жанров. На протяжении всей истории такие жанры эпического фольклора, как сказки и дастаны и выражающие народную мудрость поговорки и пословицы, всегда оказывали сильное влияние на фольклор и классическую литературу соседних народов.

В XVI-XVIII веках, когда жанр дастана особенно широко развился, появились такие крупные мастера слова, как Гурбани, Туфарганлы Аббас, Сары Ашуг, Хястя Гасым. В этот период были созданы такие любовные дастаны, как «Гурбани», «Ашуг-Гариб-Шахсенем», «Асли-Керем», «Аббас-Гюльгяз», «Шах Исмаил-Гюльзар», «Тахир-Зохра», «Алыхан-Пери», «Арзу-Гамбар», а также героический эпос «Кёроглы». В отличие от любовных дастанов, «Кёроглу» состоит из различных частей и продолжает традицию «Китаби Деде-Коркуда», поэтому его называют эпосом. Самым большим дошедшим до нас письменным памятником азербайджанского фольклора является эпос «Китаби Деде-Коркуд».

Самым древним образцом азербайджанской письменной литературы является появившаяся в VI веке до н.э. на территории Мидийского государства книга «Авеста», авторство которой приписывается Зороастру. Здесь нашли свое художественное отражение дуалистические взгляды азербайджанского народа и представления первобытного человека на тему борьбы добра и зла.

Среди азербайджанских поэтов VII-VIII веков можно выделить таких, как Абу Мухаммед Башшар оглу, Муса Шахават и Исмаил Ясар. Их стихи отличались от арабской поэзии того периода своим критическим духом, оригинальными творческими особенностями. Традиция писать на арабском языке среди азербайджанских писателей существовала до XI-XII веков. Такие деятели, как Хатиб Тебризи, Масуд Намдар оглу создали и обогатили литературу Азербайджана образцами именно на данном языке.

С XI  века с творчеством, Гатрана Тебризи связано начало использования в поэтической школе Азербайджана другого языка — языка дари и вступление ее в новую эпоху развития. Дошедший до нас «Диван» Гатрана сыграл важную роль в последующем развитии Азербайджанской поэтической школы.

Вхождение Азербайджана в 1054 году в состав созданного огузскими тюрками государства Сельджукидов не только дало толчок развитию науки, литературы и искусства, но и позволило завершить формирование тюркскоязычного азербайджанского народа. 

В 12 век основательно формируется азербайджанская поэтическая школа, давшая в этот период таких корифеев, как Низами Гянджеви, Хагани Ширвани, которые повлияли на литературу не только Ближнего и Среднего Востока, но и всего мира. Именно благодаря творчеству Низами и его поэтических единомышленников XII-XVI века считаются вершиной Ренессанса в азербайджанской литературе.

Под меценатством Азербайджанских государств 12 века — Атабеков и Ширваншахов в дворцовой литературной среде сформировались такие поэты, как Абульула Гянджеви (1096–1159), Мехсети Гянджеви (1089–1183), Хагани Ширвани (1126–1199), Фелеки Ширвани (1126–1160), Муджиреддин Бейлагани (?–1190), Иззядин Ширвани, чьи произведения до сих пор сохранили свою художественно-эстетическую значимость. 

В образцах эпической поэзии XIII века — поэме анонимного автора «Дастани-Ахмед Харами» и «Гиссеи-Юсиф» Гул Алини, объектом художественного изображения стали высочайшие гуманистические ценности исламской религии. Поэт Южного Азербайджана Хюмам Тебризи (1238-1314), прошедший долгий творческий путь на протяжении всего XIII  века и в первые десятилетия XIV века, был выдающимся общественно-политическим деятелем и одним из талантливейших поэтов своего времени. Среди большого числа прозаических и поэтических произведений яркого представителя суфийского направления азербайджанской литературы Шейха Махмуда Шабустари (1287–1320) особого внимания заслуживает поэма «Гюльшани-раз». В XIV веке такие азербайджанские поэты, как Сули Фагих и Мустафа Зарир также создали произведения на родном языке на тему «Юсиф и Зулейха» по мотивам Корана. К числу прекрасных образцов эпической поэзии на родном языке следует отнести и поэму другого мастера того же столетия Юсифа Маддаха «Варга и Гюльша». Все эти произведения оказали определенное влияние на дальнейшее развитие эпической поэзии. Писавшие на фарси известные азербайджанские поэты и мыслители — Насреддин Туси (1201–1274), Овхади Марагаи (1274–1338), Ариф Ардебили (1311–?), пытались создавать свои сочинения, опираясь преимущественно на традиции Низами. В поэме «Мехр и Муштери» Ассара Табризи (1325-1390), написанной на персидском языке, большая и бескорыстная дружба двух молодых людей рассматривается через призму чистых, возвышенных чувств поэм Низами «Хосров и Ширин», «Лейли и Меджнун».

Сформировавшиеся в литературе и общественно-политической мысли того периода гуманистические принципы достигают своей вершины в творчестве Сеида Имадеддина Насими (1369-1417). После своего предшественника — Низами Гянджеви Имадеддин Насими снискал в азербайджанской литературе известность пламенного пропагандиста, глашатая идей гуманизма, человеколюбия.

В XII-XVI столетия вершиной идей Возрождения в литературе Азербайджана после Низами является творчество названного западными востоковедами «поэтом сердца» Мухаммеда Физули. Среди них особое место занимает великий современник и в какой-то мере покровитель Физули — великий азербайджанский государственный деятель и поэт Шах Исмаил Хатаи (1487-1524).

Такие поэты, как Молла Вели Видади (1707-1808), особенно Молла Панах Вагиф (1717–1797), своими произведениями, написанными простым, живым языком, еще более приблизили поэзию к народу. 

После важного события, произошедшего в первой четверти XIX века, в исторической судьбе азербайджанского народа — вхождения Северного Азербайджана в состав Российской империи — как во всей культуре, так и в литературе усиливаются западные тенденции. Результатом такого воздействия становится выдвижение на передний план национальных и реалистическо-светских мотивов. Гасым бек Закир (1784–1857) определяет направление поэтического развития.

Творчество Сеида Абульгасыма Набати (1812–1873), южного поэта, жившего и творившего почти в одно время с Мирзой Фатали Ахундзаде, опирающегося на тысячелетние поэтические традиции Востока, при всей своей эстетической красоте не пошло дальше пропаганды идей суфизма.

В этот период Мирза Фатали Ахундзаде, опиравшийся в своем творчестве на опыт Аббаскули ага Бакиханова (1794–1847), Мирза Шафи Вазеха (1792–1852), Исмаил бека Куткашенского (1801–1861), хорошо знавших и использовавших передовые гуманистические воззрения русских и западных востоковедов и поэтов, способствовал еще более тесному сближению азербайджанской литературы с Россией и Западом, тем самым приобщив ее к числу современных литератур мира.

В этот период на основе европейских и русских образцов такие видные представители реалистической и романтической литературы, как Дж.Мамедкулизаде (1866–1932), М.А.Сабир (1862–1911), Г.Джавид (1884–1944), М.Хади (1880-1920), А.Саххат (1874–1918),  А.Шаиг (1881–1959), своим творчеством подняли азербайджанскую литературу до уровня самых лучших образцов мировой литературно-культурной мысли. Среди литераторов этого периода особая заслуга в развитии литературно-общественной мысли в Азербайджане принадлежит Дж.Мамедкулизаде и М.А.Сабиру, как представителям реалистической литературы, М.Хади, А.Шаигу, как представителям романтических стихов, Г.Джавиду, как представителю драматургии.

Автором истории азербайджанской литературы является великий просветитель Фиридун бек Кочарли (1863-1920).

Репрессия — одна из самых трагических страниц истории азербайджанской литературы советского периода. В те ужасные годы среди подвергшихся репрессиям ученых находились очень известные представители азербайджанской литературы и искусства, литературоведения и языкознания — драматург Г.Джавид, талантливый поэт М.Мушвиг, выдающийся прозаик и литературный критик С.Гусейн, автор Гимна Азербайджанской Республики, поэт А.Джавад, литератор и ученый Ю.В.Чеменземенли, профессор филологии, ученый-полиглот Б.Чобанзаде,  ректор Бакинского Государственного Университета, писатель Т.Ш.Симург, основатель первой в Баку Восточной консерватории Хадиджа ханум Гаибова, ученый-теолог, кази Баку Мир Мухаммед Кязим Ага, ученый-фольклорист Х. Зейналлы, выдающиеся актеры-трагики нашей сцены А.М.Шарифзаде, У.Раджаб и другие. 

Среди эмигрантской интеллигенции — Алибек Гусейнзаде, Ахмедбек Агаоглу, Мухаммед Эмин Расулзаде, Мирза Бала Мухаммедзаде, Алимардан бек Топчубашов, Джейхун Гаджибейли, Самед Агаоглу, Ахмед Джафароглу, Абдулвахаб Юрдсэвэр, Алмаз Ильдырым, Банин (Уммюльбану), Наги Шейхзаманли, Мамед Садых Аран, Гусейн Джамал Янар, Теймур Атешли, Муса Зайам, Ибрагим Арслан, Али Азертекин и десятки других. 

К числу известных мастеров слова, повлиявших на развитие в азербайджанской литературе данного периода жанра романа, главным образом исторического, относится М.С.Ордубади (1872–1950). Самед Вургун (1906-1956) является самым выдающимся поэтом-драматургом, сформировавшимся в советский период. 

На развитие азербайджанской поэтической мысли советского периода большое влияние оказали написанные свободным размером стихи и поэмы Расула Рзы (1910–1981).

В обогащении азербайджанской прозы живыми, красочными художественными образами и выразительными изобразительными средствами, а в драматургии — в развитии лирико-психологического стиля велика творческая заслуга Ильяса Эфендиева (1904–1996). В обогащении азербайджанской прозы новыми темами и образами несомненна заслуга и Али Велиева, Гусейна Ибрагимова, Гусейна Аббасзаде, Байрама Байрамова, Джамиля Алибекова, Видади Бабанлы, Алевии Бабаевой, Сулеймана Велиева, Азизы Ахмедовой, Афгана Аскерова, Гюльгусейна Гусейноглу, Алибалы Гаджизаде и других.

В 60-е годы жили такие поэты и писатели, как Иса Гусейнов, Мамед Араз, Сабир Ахмедов, Анар, Эльчин, Сабир Рустамханлы, Алекпер Салахзаде, Фарман Керимзаде. Особо следует отметить роман начавшего свою художественную деятельность намного раньше Исмаила Шихлы (1919–1994) «Кура неукротимая». Ценными образцами азербайджанской литературы являются также всегда отличающаяся своей актуальностью поэзия Габиля и его поэма «Насими», произведения Адиля Бабаева, Ислама Сафарли, Гусейна Арифа, Касума Касумзаде, Алиаги Кюрчайлы.

Среди тех, кто подготовил художественный фундамент для нового этапа азербайджанской литературы и принимал активное участие в этом процессе выделились поэты — Али Керим, Халил Рза, Джабир Новруз, Мамед Араз, Фикрет Годжа, Фикрет Садых, Алекпер Салахзаде, Иса Исмаилзаде, Сабир Рустамханлы, Фамиль Мехти, Тофик Байрам, Ариф Абдуллазаде, Гусейн Кюрдоглу, Ильяс Таптыг, Муса Ягуб, Чингиз Алиоглу, Нусрет Кесеменли, Залимхан Ягуб, Баба Везироглу и другие.

Осуществляя периодизацию многовековой истории азербайджанской литературы, были обоснованы такие ключевые принципы, как фактор цивилизации, реалии литературно-исторических процессов, литературные течения в Азербайджане и идеология азербайджанства.

Новая концепция периодизации истории азербайджанской литературы охватывает следующие этапы: Азербайджанская литература древнего периода, Азербайджанская литература периода раннего Возрождения, Азербайджанская литература эпохи Возрождения, Азербайджанская литература средних веков, Азербайджанская литература раннего нового времени, Азербайджанская литература периода просветительского реализма, Азербайджанская литература периода национально-демократического движения, Эпоха социалистического реализма в азербайджанской литературе, Ранний новейший этап и переходный период азербайджанской литературы.

Отметим, что история азербайджанской литературы в настоящее время делится на Древний период, Средневековье, Новый период (период AXC), Новейший этап (советский период до 60-х годов, начиная с 60-х годов), Период независимости.

ФОЛЬКЛОР

История азербайджанского фольклора своими корнями уходит до времен появления первых поселений человека на территории Азербайджана. Азербайджан обладает одним из наиболее богатых фольклоров мира.

В источниках по азербайджанской литературе упоминаются богатые и содержательные образцы азербайджанского фольклора. Следы художественно-мифологического мировоззрения до сих пор проявляются как в фольклоре, так в и классической литературе. Мифология Азербайджана не носит такой системный и целостный характер как древнеиндийская и древнегреческая мифология. Тем не менее, в азербайджанском фольклоре рассматриваются следы азербайджанской мифологии. Они носят в себе определенные детали космогонических и сезонных, а также этногенетических мифов. В этих мифических элементах, являющихся продукцией художественного мышления периода начального формирования человеческого общества отражены космос и хаос, т.е. миропорядок и неразбериха, беспорядочность, возникновение миропорядка из этого беспорядка и отражение аналогичных отношений в человеческом обществе. В мифическом мировоззрении совокупность правил и порядков, принятых большинством людей в человеческом обществе, в основном охватывает ведущий порядок общества — процессы взаимопонимания между семьями, между человеком и природой. Отдельные элементы мифологического мировоззрения сохранились в фольклорных текстах, связанных с колдовством, проклятием, легендой, обрядами и т.д. В большинстве мифологических текстов Азербайджана в качестве ведущего мотива выступает мифологическое мышление древних тюрков. Это можно наглядно усмотреть в космогонических мифах, связанных с созданием мира, этногенетических мифах, связанных с источниками этноса, а также календарных мифах, связанных с сезонными процессами. Возникновение мифологических текстов и сохранение их в виде элементов фольклорных текстов тесно связано с взглядами человека на природу и природные силы. Желание оказать влияние на силы природы посредством слова, действия и игры привело к возникновению в первобытном человеке потребности создания и исполнения мифологических текстов. В качестве примеров можно назвать церемониальные песни «Коса-коса», «Году-году», «Новруз», «Хыдыр-Наби» и другие, а также сопровождающие их танцы.

Одна из специфических особенностей азербайджанского фольклора состоит в том, что он имеет ряд общих черт с фольклорами других тюркских народов. В устном словесном творчестве этих народов наблюдается совпадение многих текстов, что свидетельствует о возникновении этих источников в едином этногеографическом пространстве. Среди эпосов, относящихся к совместному тюркскому фольклору, «Огуз-наме» составляют отдельную серию. А в таких эпосах как «Кечм, «Эргенекон», «Шу», «Гайыдыш» нашли свое художественное мифологическое отражение важнейшие проблемы прототюрков в целом. Большинство этих эпосов в качестве обзоров приведены в произведении «Дивани-Лугат-ит-тюрк» («Диван тюркского языка») тюркского ученого Махмуда Кашкари, жизнь и творчество которого относятся к XI веку. Эти эпосы отражают художественно-мифическое мировоззрение народов времен великой разлуки народов.

Азербайджанский фольклор отличается богатством жанров. Из жанров эпического фольклора сказки и эпосы, пословицы и поговорки, являющиеся выражением народной мудрости оказали значительное влияние на фольклор и классическую литературу соседних народов. Среди лирических жанров особо отличаются баяты, являющиеся художественно-эмоциональным отражением различных сторон жизни и быта народа. Древние тюркские народы имели свою специфическую поэзию, которая была создана по принципу количества слогов или «количества пальцев», являющихся национальным жанром поэзии тюрков. В различных видах стихотворений количество слогов отличаются, однако наиболее объемные стихи и эпосы эпического сюжета созданы в основном в семисложной форме.

Неслучайно каждая строка баяты, являющихся одним из наиболее богатых жанров азербайджанского фольклора, также состоит из семи слогов. Фольклорные жанры разделяются на два вида: архаические и современные жанры. Среди архаических жанров фольклора особо заметное место занимают считалочки, гадания, клятвы, моления и другие. Однако такое деление носит условный характер. Так, процесс создания фольклора продолжается за всю историю и, соответственно, к этим жанрам добавляются все новые и новые варианты.

С точки зрения событий или процессов, с которыми связаны образцы фольклора, можно выделить церемониальные и трудовые песни. Церемониальный фольклор в свою очередь охватывает сезонные церемонии, церемонии связанные с различными природными явлениями, бытовые, в том числе свадебные и траурные церемонии.

Одним из наиболее богатых жанров азербайджанского фольклора является баяты. Баяты служат, в основном для поэтического выражения лирико-философских чувств человека. Среди содержательных видов этой поэтической формы существуют различные виды. Баяты состоят из четырех строк, а каждая строка из семи слогов. Система рифмовки, как правило, бывает в форме а-а-б-а. Исторически в тюрко-язычной поэзии особое внимание обращалось так называемым джинасам. Поэтому неслучайно, что существуют многочисленные баяты, рифмы которых составляют джинас. Еще одной формой баяты являются их разновидность, в которой рифмуются только первые две строки. Этот вид баяты чаще встречается в керкюкском фольклоре. Обычно первая и вторая строка баяты играют роль подготовки для выражения основного смысла.

Народные песни составляют еще один жанр широко распространенного лирического фольклора. Народные песни представляют собой поэтические тексты различной формы, связанные с конкретным музыкальным мотивом. Народные песни «Аман-нене», «Ай Лоло», «Сона бюлбюллер», «Сусен сюмбул» и другие до сих пор остаются в репертуаре певцов. По виду исполнения среди народных песен выделяются песни — соло, хор и дуэты.

С хронологической точки зрения первое место в эпических жанрах фольклорах принадлежит легендам. Главная отличительная особенность легенд от других эпических жанров заключается в том, что в них присутствуют фантастические элементы и события. В отличие от волшебных сказок, являющихся носителем того же признака, в легендах сюжет не носит целостный характер и, как правило, состоит только из одного фрагмента. По описываемому объекту и содержанию явления легенды в азербайджанском фольклоре носят космогонический, зоонимический, топонимический, этнографический, религиозный, исторический, героический характер и т.д. Образцы наиболее древних легенд связаны с возникновением вселенной, мира и небесных тел.

Следующим после мифов и легенд видом азербайджанского фольклорного жанра являются сказки, представляющие собой наиболее распространенный вид эпического жанра.

Пословицы и поговорки тоже довольно широко распространены среди эпических жанров азербайджанского фольклора. Пословицы и поговорки, являющиеся обобщенным итогом, результатом многовековой практики народа весьма широко распространены среди тюркских народов и во многих случаях заменяли моральный кодекс общества. Первые образцы этого жанра встречаются в таких классических письменных памятниках как «Дивани Лугат-ит-тюрк» Махмуда Кашкари и в эпосе «Китаби Деде Горгуд». Еще одним ценным памятником азербайджанского фольклора являются «Огузнаме» — сборники специальных поговорок и пословиц, выражающих мудрость огузских племен.

Отдельная большая группа образцов азербайджанского фольклора создана специально для детей. Среди них есть элементы как лирического, так и эпического и драматического жанра. К лирическому виду относятся в основном колыбельные и детские песни, к эпическому виду — загадки, скороговорки, детские песни, а к драматическому виду — детские игры и представления.

Эпоха средневековья занимает особое место среди этапов развития азербайджанского фольклора. В XVI-XVIII веках особо развивался жанр эпоса, появились такие выдающиеся мастера слова как Гурбани, Туфарганлы Аббас, Сары Ашыг, Хесте Гасым. Любовные эпосы средневековья «Гурбани», «Ашыг Гариб и Шахсенем», «Эсли и Керем», «Аббас и Гюльгяз», «Шах Исмаил и Гюльзар», «Тахир и Зохра», «Алыхан и Пери», «Арзу и Гамбар», а также героический эпос «Короглу» являются плодами этого времени. В отличие от любовных эпосов «Короглу» представляет собой совокупность различных глав, и в этом смысле продолжая традицию эпосов «Деде Горгуд», называется эпосом. Сюжет эпоса «Короглу» основан на конкретном историческом событии — восстании Джелалидов, произошедшем в XVI-XVII столетиях в Турции и Азербайджане. Тем не менее, в процессе формирования к этому литературному памятнику добавлены ряд дополнительных сюжетов, а в отдельных случаях были использованы мифические мотивы.

Как правило, фольклорные образцы бывают анонимными, т.е. их автор не известен. В этом смысле ашугская литература, отличающаяся наличием конкретного автора, занимает особое место в азербайджанском фольклоре. Наиболее выдающиеся представители ашугского искусства, основа которого заложена в XVI столетии и продолжает развиваться до наших дней, выражаются термином «Устад ашыглар» (мастера ашуги). Первым мастером ашугом в азербайджанском фольклоре упоминается имя Гурбани. Гурбани был несколько старше шаха Исмаила Хатаи (1487-1524) и имел определенные отношения с ним. Некоторые сведения об этом народном мастере можно встретить в истории Сефевидов и из эпоса «Гурбани».

Трехвековые традиции азербайджанского ашугского искусства в XIX веке дали толчок появлению такого мощного народного мастера слова как ашуг Алескер (1821-1926). В творчестве ашуга Алескера органически сочетались лирический и морально-дидактический мотивы. Этот народный мастер оказал огромное влияние на развитие ашугской литературы, а также письменного стихотворчества. Творчество Ашуга Алескера, прожившего 105 лет является наглядным отражением многих исторических событий и его современников.

Первые письменные образцы азербайджанского фольклора дошли до нас в труде «История» древнегреческого историка Геродота (V в. до н.э.). Это — плоды народного художественного мышления о причинах падения древнего азербайджанского государства Мидия и захвата азербайджанских территорий со стороны Иранского государства. Эти легенды упоминаются в труде Геродота под названиями «Астияг», «Томирис» и другие. Геродот, являющийся автором неисторического труда в современном значении, но и художественного произведения, высокохудожественно обработал азербайджанские легенды, и ему удалось создать весьма впечатляющие психологические сцены. С этой точки зрения легенда «Томирис» заслуживает особого внимания. Мидийский полководец — женщина герой Томирис, победив Иранского шаха, наступавшего на Мидию с целью ее захвата и опустошившего всю страну, отрезала его голову и отпустила в емкость с кровью с тем, чтобы тот смог испить досыта ту кровь, которую он жаждал.

Мифологический сюжет легенды «Астияг» оставляет более сильное впечатление. Здесь основные события построены на сновидении и предугадывании судьбы. На примере трагедии Астияга представляется бессилие человека для того, чтобы изменить предопределенную божественными силами судьбу. Подобные мотивы широко распространены во многих литературах древнего мира, в том числе в античной греческой литературе.

Наиболее крупным памятником азербайджанского фольклора, дошедшим до нас в письменном виде, является эпос «Китаби Деде Горгуд». Несмотря на то, что отдельные образы и мотивы этого эпоса оказали влияние на последующий азербайджанский фольклор и классическую литературу, в целом устные традиции не сохранены. Поэтому эпос «Деде Горгуд» привлекается к исследованию также как образец письменной литературы.

В настоящее время на государственном уровне проводится ценная работа по привлечению внимания и популяризации азербайджанского фольклора. Потому что у нации без прошлого не будет будущего.

 

Исследование азербайджанского фольклора

Азербайджанский фольклор — творческая сфера, являющаяся составной частью общетюркской устной  литературы, которая отображает высочайшие духовные ценности, самые ведущие направления этического и эстетического мышления азербайджанских тюрков. В этом творчестве широко и всем своеобразием отображены традиции, обряды и убеждения, исторический дух рыцарства, патриотизм, любовь к земле, любовь к родителям, нежные лирические чувства азербайджанских тюрков. Фольклор азербайджанских тюрков был зарожден на основе различных жанров и представлен  лирическими, эпическими и драматическими типами. 

Начальный этап записи азербайджанского фольклора охватывает промежуток 1830–1900-х годов.  Первые образцы устного, народного творчества азербайджанских тюрков и других народов Кавказа в самой широкой форме были отображены в газетах «Ведомости», «Тифлисские ведомости», «Новое обозрение», «Кавказский вестник», «Кавказ», а также в сборниках СМОМПК, которые начали публиковаться после семидесятых годов XIX века. Начавший издаваться с 1875 года первый национальный печатный орган — газета «Экинчи» и немного позже — газета «Кешкюль», с достоинством продолжили это дело.

Начальный этап сбора азербайджанской устной народной литературы в массовом порядке пришелся на период между 1900-1920 годами.  Деятельность Эйнели Султана и Махмудбей Махмудбекова в направлении сбора, издания и пропаганды образцов устной народной литературы Азербайджана можно расценивать как первые шаги нашей фольклористики. Выдающийся литературовед Фиридун бек Кёчарли вошел в историю фольклористики не только, как собиратель, но и как создатель азербайджанской фольклористики. Ханафи Зейналлы (автор книг «Азербайджанские пословицы и сказки» 1926 г., «Азербайджанские загадки» 1928 г.) имеющий в те годы большие заслуги в области сбора, издания и исследования образцов фольклора считается одним из первых исследователей классифицировавших устное народное творчество. 

Эмин Абид, изучивший теоретическую основу фольклора,  является одним из первых исследователей, привнесших в азербайджанскую фольклористику самые передовые методы исследования. Э.Абид – один из первых авторов научных докладов на темы народных песен, видов ашугских стихов, слоговой рифмы, возникновения типов, семи слоговых стихосложений тюркских народов, их рифмы и ритма, повтора сходных звуков и других поэтических формул. 

В период 20–30-х годов ХХ века сбором и изданием фольклора последовательно занимался исследователь Вели Хулуфлу. Он в 1927-м году издал книгу «Народные ашуги», а также впервые в Азербайджане издал дастан «Кёроглу», в 1929-м году выпустил второе издание. Должны быть отмечены особым образом, заслуги Салмана Мумтаза и Хуммамата Ализаде в области сбора азербайджанского творчества данного периода. С. Мумтаз на протяжении 1927–1928-х годов издал  книгу «Поэты народа» в двух томах, стихи Гурбани, Сары Ашуга, записал самые лучшие образы баяты, пословиц и шуток. Х. Ализаде, издавший в 1929-м году сборник «Ашуги» в двух томах, впервые напечатал 14 глав дастана «Кёроглу» из репертуара азербайджанских ашугов, а также издал более пятидесяти гошма. 

В ряду исследователей, имеющих большие заслуги в развитии фольклористики со времен Второй Мировой войны до нашего времени, особенно следует отметить имена Г. Араслы, М.Х. Тахмасиба, М. Сеидова, Х. Кёроглу, А. Ахундова, В. Велиева, М. Хакимова, П. Эфендиева, А. Набиева и других.

 

Современное состояние азербайджанского фольклора

Фольклор — память и судьба народа: судьба каждого этноса зависит от того, насколько он привязан к своей национальной памяти. Народ, который может вернуться к своей памяти, способен подняться на вершину, делающей его нацией среди наций. Целостность народа как нации и страны, а также его безопасность напрямую зависит от того, каким образом этнокосмическая память способна удержать его на ногах… Для объективной характеристики современного состояния азербайджанской фольклористики необходимо в первую очередь сравнить нынешние работы с работами, проделанными в прошлом веке. Таким образом, азербайджанская фольклористика завершила XX век следующими теоретико-практическими результатами: в начале века самоотверженные интеллигенты в прямом смысле слова вели упорную борьбу за сбор азербайджанского фольклора. Руководствуясь идеологией «нет почерка моего народа средь этих подписей», выдержали все трудности для установления подписи нашего народа в числе подписей. Были собраны и изданы многочисленные фольклорные тексты. В 20-30-е годы азербайджанский фольклор был развит с научно-теоретической точки зрения. Приглашенные в Азербайджан советские ученые, продолжив здесь свои исследования, тем самым направили формирование теоретических знаний азербайджанских фольклористов как морально, так и теоретически. В 30-е годы интеллектуальные сливки народа, включая фольклористов, были безжалостно уничтожены, и прогрессивное развитие азербайджанского фольклора на всех уровнях подорвалось. С тех самых пор стали формироваться беспамятные фольклористы, верой и правдой служившие Советской империи. Их задача заключалась в том, чтобы подогнать азербайджанский фольклор под стандарты советско-социалистической идеологии, а если этого не удавалось сделать, то создать фальшивые фольклорные тексты. Хотя передовые фольклористы Азербайджана на то время пытались спасти наш фольклор и фольклористика в рамках своей деятельности, их инициативы не переросли в массовую деятельность и не вышли за пределы малочисленных фольклорных публикаций и исследований. Несмотря на то, что в 70-80-е годы ХХ века начали ощущаться смягчения в режиме, укоренившиеся в фольклористике и полностью охватившие ее советские научные стереотипы «авторитетов»  помешали возрождению. Широкое развитие получила практика фальсифицирования фольклорных текстов, и, в общем, создание неподлинных фольклорных текстов. В конце века Институт Фольклора НАНА спас азербайджанский фольклор и фольклористику из пучины разрушения. Выступая в качестве фильтра и встав между II и III тысячелетиями, она провела через себя целую эпоху и заложила основу светлого пути в будущее народа. Созданный по воле покойного Президента Азербайджана, общенационального лидера Гейдара Алиева Институт Фольклора НАНА не только охранял  фольклор народа, а также стоял на страже духа фольклорный подвижников, ставших жертвами советской империи. Было издано и возвращено народу несколько книг из серии «Ранние фольклорные публикации». В частности, публикуется и исследуется фольклорное наследие С.Мумтаза, Э.Абида, Х.Ализаде, В.Хулуфлу, Б.Бехджет и других жертв кровавых репрессий 30-х годов прошлого века. Научно-теоретический опыт азербайджанской фольклористики XX века — это именно тот опыт, к которому обращался Институт Фольклора НАНА для изучения, моделирования и модернизации интеллектуальной деятельности на всех уровнях его аспектов. Опыт, актуальный по сей день своими достоинствами и недостатками, успешными и безуспешными, полезными и вредными сторонами. Институт Фольклора – наследник и продолжатель всех прогрессивных традиций азербайджанского фольклора ХХ века, опровергатель всех несовершенств. Институт фольклора НАНА с момента своего основания проделал большую работу в области сбора, публикации и исследования нашего фольклора. Количество и ассортимент этих работ богатый. Институт Фольклора Национальной Академии Наук Азербайджана ради национальных целей стал издавать «Собрание азербайджанского фольклора» и выпустил первые шесть томов. «Собрание азербайджанского фольклора» — по нынешней цели проект нового века, а по стратегической — тысячелетия. Этими первыми томами он заложил основу национального проекта, о котором азербайджанская фольклористика мечтала на протяжении всего ХХ века, но так и не могла реализовать.

В целом Институт фольклора осуществляет издание фольклорных текстов с нижеследующими публикациями:

1. Антология азербайджанского фольклора;
2. Собрание азербайджанского фольклора;
3. Исследования по азербайджанской устной народной литературе;
4. Журнал «Деде Горгуд».

Наряду со всем этим здесь ежегодно проводится международная фольклорная конференция «От общего тюркского прошлого к общему тюркскому будущему» и приглашаются фольклористы со всего мира. По мере укрепления государственной независимости Азербайджанской Республики фольклорная наука, являющаяся одной из ее национально-духовных опор, безостановочно развивается.

ДРЕВНЯЯ ЛИТЕРАТУРА

Самым древним образцом письменной азербайджанской литературы является найденная на территории государства Мидия в VI веке до нашей эры «Авеста», авторство которой приписывается Зардушту (Зороастру). В ней нашли свои художественные отражения дуалистское мировоззрение азербайджанского народа, представления первобытного человека о борьбе добра со злом. В «Авесте», написанной в виде обращений Зардушта к предводителю сил добра Ахуре Мазде (Хормузду), в художественно-образной форме отражены представления древних людей о силах добра и зла, правящих, по их мнению, миром и обществом. В одной из самых удачных в художественном отношении «Авесты» частей — в «Слоях» — отражены философско-этические раздумья Зардушта о взаимоотношениях человека и общества, природы и индивидуума. «Авеста» не дошла до нас в первоначальном виде и в полном объеме. В четвертом столетии до нашей эры этот литературный памятник был предан огню по указанию Александра Македонского, и впоследствии лишь отдельные фрагменты этого труда были собраны жрецами огнепоклонников в единое целое и переведены на язык пехлеви. В «Авесте» отображены важные мотивы мифологического мировоззрения азербайджанского народа. Эти мотивы, дошедшие до наших дней, широко распространены в мифологиях народов мира и повествуют о создании мира, появлении первого человека, «золотом периоде» человечества, первом грехе и гневе Всевышнего, ниспославшего на землю болезни, беды.

Дастаны (сказания) о Деде Горгуде, уходящие корнями в мифологическое мировоззрение, приняли письменный вид в XI веке до н.э., а дошедшие до нас экземпляры являются рукописями, написанными в XVI веке. По мнению первого исследователя этого литературного памятника, немецкого ученого Фридриха Дитца, некоторые его сюжеты, например, связанные с образом Одноглазого («Тепегёза»), стали примером для создания подобного сюжета в Древней Греции. Образ Одноглазого в «Китаби Деде Горгуде» более древнее, чем подобный персонаж Полифема в «Одисее» Гомера. До сих пор известны две рукописи «Китаби Деде Горгуд». Одна из них — Дрезденский экземпляр, вывезенный из Стамбула немецким востоковедом Ф. фон Дитцом в Германию и подаренный Дрезденской библиотеке, состоит из двенадцати отдельных преданий (в каждом из таких сюжетов-преданий повествуется о разных событиях). Другой экземпляр дастана был обнаружен в 50-х годах ХХ века в Ватикане и состоит из одного сюжета-предания и предисловия. 

По традиции, авторство этого сказания приписывается Деде Горгуду. Историк XIV века Айбек ад-Давадари и Фазлуллах Рашидаддин отмечают, что Деде Горгуд жил во времена пророка Мухаммеда и был направлен к последнему тюрками как посол. И в предисловии этого дастана отмечал, что Деде Горгуд жил во время пророка Мухаммеда. Основной сюжет собранных в этом литературном памятнике сказаний отражены в двенадцати глав: «Глава о Бугаче, сыне Дирса хана», : «Глава об ограблении дома Салур Газана», «Глава о Бамсы Бейрек, сыне Бейбуры» «Глава о захвате в плен Уруз бека, сына Газан Бека», «Глава о Дели Домруле, сыне старика Духа-годжи», «Глава о Гантурале, сыне Ганлы-годжи», «Глава о Ейнеке, сыне Газылыг-годжи», «Глава о том, как Басат убил Одноглазого», «Глава об Амране, сыне Бакила», «Глава о Сергеке, сыне Ушун-годжи», «Глава о том, как Салур Газан оказался в плену, и о том, как его сын Уруз спас его от плена», «Глава о том, как Дыш Огуз восстал против Ич Огуза и об убийстве Бейрека».

В ряде глав дастанов Деде Горгуда просматриваются следы мифологического мировоззрения. Например, в главе «Дели Домрул» пережитки культа смерти и обоснования его связаны с религиозными взглядами времени письменного изложения дастана. Представленный образ ангела смерти (Азраиля), как и во многих других преданиях дастана, привнесен сюда после принятия ислама и увязан с общим духом сказания. В этом смысле данная глава созвучна с легендами и мифами древних шумеров, бабилов, египтян о смерти и воскресении богов.

Дата перевода дошедших до нас экземпляров рукописей эпоса «Китаби Деде Горгуд» относится к XVI веку. В сюжетах-преданиях этого эпоса поочередно приводится прозаические и поэтические отрывки, однако эти «куски», в незначительной мере соответствует поэтическим нормам эпохи средневековья. По мнению некоторых исследователей подлинник «Китаби Деде Горгуда», как и некоторых других тюркских дастанов, целиком состоит из стихов, а впоследствии в памяти людей остались лишь основные их мотивы, которые и были записаны в прозе.

Основное содержание глав эпоса составляет: защита родной земли и народа, смертельная борьба древних огузов, олицетворяющих силы добра завоевателями ассоциирующимися с силами зла, воспитательно-дидактические высказывания, не потерявшие своей актуальности и в наши дни. В 50-х годах прошлого столетия, в период идеологического пресса советского тоталитарного режима, «Китаби Деде Горгуд» преподносился как эпос, способствующий разжиганию национальной вражды и лишь в 60-х годах этот литературный памятник получил «реабилитацию».

После «Авесты» в общетюркском контексте образцами азербайджанской литературы считаются выявленные в Китае свод тюркских пословиц, относящихся к 328 году до н.э., а также надписи на камнях, относящиеся к VI-VIII столетиям нашей эры. Эти письменности по характеру содержат мотивы эпитафии-летописи, однако их художественный уровень довольно высок и они дают определенные представления о развитии тюркского художественного слова, свойствах системного формирования образцов. Произведение Кашгарлы Махмуда, например, значимо именно тем, что в нем в систематизированной форме собраны многие образцы тюркской мифологии фольклора. Так, причитание по поводу смерти тюркского правителя Алпа Эр Тонгая, жившего в VII-VI столетиях до нашей эры, доводит до нас все тонкости и прелесть древнего тюркского художественного мышления.

Созданная на территории Азербайджана и уходящая корнями в V столетие албанская литература также относится к нашей классической письменной литературе. Причитание, написанное поэтом Девдеком по поводу смерти албанского правителя Джаваншира, по многим контурам сопоставима с элегией, посвященной тюркскому правителю Алпу Эр Тонгаю.

Произведения поэтов Абу Мухаммеда ибн Башшара, Мусы Шахавата и Исмаила ибн Яссара, живших в VII-VIII веках в центрах исламского халифата — Медине и Мекке, выделялись острой критикой, оригинальными творческими особенностями, и занимали особое место в арабской поэзии того времени. Это подтверждают и исследователи. Традиция азербайджанских поэтов писать художественные произведения на арабском языке продолжалась до XI-XII веков. Поэты Хатиб Тебризи, Масуд ибн Намдар создали на арабском языке произведения обогатившие азербайджанскую литературу. Хатиб Тебризи, слывший известным филологом, имел большие заслуги в области литературоведения. Его труд «Шархул-Хемасе», вот уже около тысячи лет пользующийся большой популярностью в кругу литературоведов, стал предметом десятков научных исследований.

В XI столетии творчеством Гатрана Тебризи (1012-1088 г.г.) азербайджанская поэтическая школа перешла на язык фарси, вступив тем самым в новый этап развития. Дошедши до нас «Диван» Гатрана Тебризи, хотя и составляет в основном восхваления-касиди правителям, однако своим предисловием передает чарующую красоту природы, и сыграл заметную роль в последующем развитии азербайджанской школы.

Включение в 1054 году Азербайджана в состав созданного тюрками Сельджукского государства, наряду с приданием импульса развитию науки, искусства, литературы, также способствовало формированию тюрко-язычного азербайджанского народа. В произведениях одного из видных поэтов Азербайджана XI столетия Гатрана Тебризи широко отражен азербайджано-тюркский дух, обильно использованы многочисленные слова, присущие азербайджанскому языку, отражены реалии того времени. Иной раз, затрудняясь в нахождении на арабском и фарсидском языках нужной рифмы, поэт обращался к родному языку. Язык поэзии Гатрана Тебризи позволяет смело утверждать, что он, думая по- азербайджански (тюрски), писал на фарси, и подобный подход характерен в целом для всей фарсозычной азербайджанской поэзии. Это подтверждал известный иранский поэт и ученый Насир Хосров, современник Гатрана Тебризи, который лично был знаком последним, и даже в своем произведении «Сейахетнаме» («Записки путешественника») отметил, что Гатран не очень-то хорошо владеет фарсидским.

В ХII веке в азербайджанской литературе, которая развивалась под сильным влиянием литератур Ближнего и Среднего Востока, а также мировой литературы, формирование поэтической школы в целом завершилось, и на поэтическом поприще засверкали имена таких корифеев, как Хагани, Ширвани, Низами Гянджеви. В отличие от фарсоязычной художественной школы, в которой употребление многочисленных архаичных слов затрудняло изложение всех тонкостей философских мыслей, представители азербайджанской художественной школы, создававшие поэтические произведения на языке дари, за счет арабских слов и выражений сумели поднять ее на новый уровень развития, заимев тем самым превосходные условия для выражения всех нюансов стихосложения и выражения философских мыслей. В XII веке, в атмосфере придворного творчества, в пору меценатства правителей государств Ширваншахов и Атабеков заявили о себе поэты Абул-ула Гянджеви (1096-1159), Мехсети Гянджеви (1089-1183), Хагани Ширвани (1126-1199), Фелеки Ширвани (1126-1160), Муджараддин Бейлагани (?-1190 г.г.), Иззаддин Ширвани (?-?), произведения которых не утратили художественно-эстетическую значимость в наши дни.

В XII веке азербайджанская поэтическая школа характеризовалась высоким профессиональным уровнем, умением машинально использовать поэтические возможности, многообразием мыслей. Наряду с этим усилились тенденции к народному творчеству, фольклорным образам, использованию народного языка афоризмов.

В творчестве одного из известнейших поэтов своего времени Афзаладдина Хагани (1126-1199) особое внимание привлекает присутствие в каждом бейте, в каждом предложении глубоких образов научной мысли. Знакомый с различными сферами науки исламского Востока, он излагал специфичные строки не сухим, нудным утомляющим языком, а сладострастным пленительным поэтическим стихом. Хорошо разбирающийся в науках своего времени, Хагани порой одним лишь тонким искусным штрихом подчеркивал мысль, которая являлась мотивом всего произведения. Иной раз, не принимая во внимание ограничения, установленные деятелями шариата, он прибегал в своих произведениях к эзоповскому языку, широко использовал поэтические символы. В его первом в азербайджанской литературе написанной в эпистолярном жанре поэме «Тохфатул-Ирагейн» («Подарок двух Ираков») (1156 г.) посредством широко использованных символов и выражений поэт сумел показать глубокий разрыв между им самим и окружающей его средой. В этом отношении творчество как Хагани, так и Низами наполнено диалектическим развитием. Для этих поэтов природа и общество не находятся в состоянии застоя, а, наоборот, они вечно в движении, постоянно развиваются, и именно в таком «развороте» поэты рассматривают их. В этом смысле творчество Низами является определенным этапом в мировой литературе. Не смирившись с гнетущей дворцовой атмосферой в Шемахе, Хагани, Ширвани после совершения Хаджа (паломничества в Мекку), он не вернулся во дворец, до конца жизни остался в Тебризе, там же умер и был погребен. Могила поэта находится на Тебризском кладбище Сурхаб в «Гробнице поэтов».

Хагани представлен в азербайджанской литературе и как один из ярчайших лирических поэтов. Его газели и рубаи заложили самые лучшие традиции в азербайджанской поэтической школе. Еще одной характерной особенностью творчества Хагани является его приверженность к тюркизму, свойственное всей поэтической школе Азербайджана. Впоследствии эта особенность достигла своей вершины в творчестве Низами.

Cреди представителей азербайджанской поэтической школы, творчески выросших в Ширванской художественной среде, наряду с такими философски мыслящими поэтами, как Фелеки, Абуль-ула, Муджираддин Бейлагани был и заявившийся о себе в Северном Азербайджане Шихабеддин Сухраверди (1154-1192).

Известная поэтесса XII века Мехсети Гянджеви, жизнь которой была полна легенд и слухов, прославилась как одна из искусных мастериц в сочинении рубаи, и в этом жанре на равных с Омаром Хайямом.

Творчество Низами, которого мир воспринял как «Гений из Гянджи», явилось глобальным событием еще и потому, что в наследии азербайджанского поэта нашли свой блестящий синтез нашли отражения не только художественно-культурные ценности Востока, но и античные художественно-культурные ценности, которые и считались в тот период западными. В сущности Низами можно считать новым этапом классического периода в полном смысле этого слова. Потому что в глубоких гуманистических мыслях Низами мы видим разумный подход к отторжению от мистики средних веков, ясное осознание событий и предметов, рациональный, логичный подход к человеку, смыслу и сущности жизни общества. Человек создан для счастливой жизни, дарованная ему судьба не может подвержена изменению ни какими злыми силами. Именно эта идея проходит красной нитью через все творчество Низами. И эта идея впоследствии проявит себя в мировой литературе, в творчестве мастеров европейского Ренессанса.

Творчество Низами, которого мир воспринял как «Гений из Гянджи», явилось глобальным событием еще и потому, что в наследии азербайджанского поэта нашли свой блестящий синтез нашли отражения не только художественно-культурные ценности Востока, но и античные художественно-культурные ценности, которые и считались в тот период западными. В сущности Низами можно считать новым этапом классического периода в полном смысле этого слова. Потому что в глубоких гуманистических мыслях Низами мы видим разумный подход к отторжению от мистики средних веков, ясное осознание событий и предметов, рациональный, логичный подход к человеку, смыслу и сущности жизни общества. Человек создан для счастливой жизни, дарованная ему судьба не может подвержена изменению ни какими злыми силами. Именно эта идея проходит красной нитью через все творчество Низами. И эта идея впоследствии проявит себя в мировой литературе, в творчестве мастеров европейского Ренессанса.

Бессмертие творчества Низами заключается в том, что своим исследованием художественной проблематики он указал пути их решения. Возможно, именно в этом следует видеть роль литературы в жизни человечества, его культурном развитии. Если не было азербайджанской устной народной литературы и письменной литературы, на вершине которой блистал гений Низами, служивший в течении столетий проведению этико-дидактичекой пропаганды, то гнета и насилия, незаконности и несправедливости, имеющихся в мире, было бы гораздо больше, и о достигнутых успехах цивилизации следовало бы только мечтать. Вслед за восхождением Низами к вершине творческой пирамиды, буквально по следам его возвышения произошли глобальные трагедии — нашествия монголов. При этом, к огромному счастью нашему, монголы не сожгли на своих кострах творения нашего гениального соотечественника и, тем самым, позволили нам пополнять знания наследием Низами, гуманистическое воззрение которого намного опережает отдельные составляющие нашего мышления.

Одна из причин, обеспечивших бессмертие творчества Низами заключается в том, что он умел ставить общественные проблемы и указывать пути их решения. По мыслям поэта, во главе общества должен стоять умный, увлеченный просветительством правитель, который мог бы обеспечить гармоничность человеческих отношений в обществе. Здоровая атмосфера общественной среды во многом зависит от личных качеств человека, стоящего во главе общества. Ведущая проблема, поставленная во всех его произведениях состоит в том, что глава государства обязан достояно справляться с обязанностями, наделенными ему Всевышним, он должен без устали трудиться для счастья, благополучия граждан, судьбы которых вверены ему. Лишь при таком положении может быть обеспечено развитие всех слоев общества, осуществлены задачи, поставленные при создании человека Всевышним.

Начав литературное творчество сочинением лирических опусов — гасид, газелей, рубаи, Низами за короткое время создал свой «Диван», и прославился как поэт. Он оставался до конца своей жизни верным написанию стихов, посредством стихов в жанре рубаи, лаконично передавал различные наболевшие философские проблемы, которые не мог передать в больших поэмах. Низами с первой своей поэмы «Сокровищница тайн» (1174) и до последнего крупного произведения — «Искендернаме» не оставлял без внимания актуальные проблемы времени и вечные вопросы человечества, из произведения в произведение совершенствовал их темы. Они составляли гуманистическую концепцию творчества Низами. Впоследствии пять поэм Низами были объединены в «Хамсе» («Пятерице») и под этим названием он прославился в литературах Ближнего и Среднего Востока. Многие последователи школы Низами старались подражать «Хамсе» своего бессмертного учителя, однако лишь некоторые сумели приблизиться к этому гениальному творению.

Поэма «Сокровищница тайн», в отличии от других частей «Хамсы», не обладает единой сюжетной линией. Однако в ней искусно использованы различные рассказы и сказания, в которых поставлены многие проблемы. Для этого поэт обращался ко многим источникам, фольклорным материалам и использовал их с большим художественным мастерством. Кроме традиционного вступления, поэма эта содержит дополнительно 20 повествований и сказаний. Этой поэмой Низами заложил в литературе Ближнего и Среднего Востока абсолютно новую основу эпической традиции, создал фундамент основательной художественной школы.

Поэма «Хосров и Ширин» (1180) — первая из романтических произведений Низами. В основу этой поэмы положен романтический сюжет с законченной галереей образов. Хотя тема поэмы из истории династии иранских правителей — Сасанидов, однако многие проблемы, выдвинутые поэтом в этом произведении, автор связывает с родной средой, определенными личностями. Низами, как и его предшественник — иранский поэт Фирдовси, не создал легендарно-историческое произведение. Он определил жанр поэмы как «поощрительство», и воспевает торжество любви. Не случайно, что он уделяет большое внимание периоду жизни героя произведения — Хосрову Первизу, связанному с азербайджанской принцессой Ширин которая, как образ очень дорог автору, показавшего ее главную героиню поэмы. И хотя Низами определил жанр поэмы как «Поощрительство», он, в отличие от поэтов — его предшественников, не увлекся беглым, поверхностным повествованием, а воспел гимн чарующей любви, морально и нравственно обогащающей человека, возвышающего его на божественные высоты. Один из монументальных образов поэмы — Фархад в последующие периоды был обожествлен последователями творчества Низами, и он в ряде произведений представлен как главный герой.

Характеризуя образ героя динамикой развития и наделяя его присущими для романтического искусства чертами, Низами показывает своего героя в конце поэмы как идеального человека, преобразовавшегося под влиянием возвышенной любви. Поэт, взявший тему поэмы из исламской истории, связывает трагедию Хосрова с еще одним исламским фактором — письмом пророка Мухаммеда к нему с приглашением принять мусульманскую веру. Однако шах пренебрежительно относится к этому посланию, разрывает его. Этот сюжет, сделанный как дополнение, завершает поэму.

Третьим произведением из цикла «Хамса», наполненным возвышенной любовью, одухотворяющий человека, является «Лейли и Меджнун» (1188 г.). В этой поэме, написанной по заказу Ширваншаха Ахситана, Низами сумел создать чудный и бессмертный дастан о любви, и стал известен как на Ближнем и Среднем Востоке поэт, создавший поэму на эту тему. Главные герои произведения — Гейс и Лейли превратились в символ мечты о возвышенной чистой любви. Общество не приемлет идею Гейса о свободе человека насмешливо называл его «Меджнун» (одержимый). Одна из важных проблем, поставленная в поэме — абсолютно новый взгляд на эмансипацию женщин, ее свободу. Поэт выступает против гнилых обычаев и традиций общества, направленных на удушение свободы развития человека, выдвигает важность идеи о рациональной свободе человека в обществе, и обосновывает это. В финале поэмы Низами обличает окружающего человека общественную среду, властвовавшие в этой среде неразумные обычаи, бичует звериные инстинкты, противопоставляя всему этому природный мир, фауну с дикими животными. Поэт показывает, что находящиеся вне общественных факторов чистые и чувствительные животные лучше «понимают» величие и одухотворенность Меджнуна, собираются вокруг него. Во вступительной части поэмы Низами художественно обличает виденные в человеческом обществе недостатки, безобразия.

Последние поэмы Низами — «Семь красавиц» (1197 г.) и «Искендернаме» (1203г.) явились логическим исходом многолетних наблюдений и научных исследований, проведенных им в библиотеках. Темы обоих произведений определил сам Низами и на пути воплощения идеала общества использовал их как философско-поэтическое средство. И хотя оба произведения написаны на историческую тему, Низами использовал историю как фон, в основном реальную историю приспособил к своему эстетическому идеалу. В этом отношении обе проблемы по сути можно считать логическим дополнением друг друга. Основная же идея Низами, как поэта-гуманиста, поставленная для решения — это человеческое счастье, пути его утверждения. Так как, в средних веках основную ответственность за это несло не общество, а правители, в философских и художественных творениях важнейшие требования предъявлялись именно к ним. Образом Искендера Низами особенно показал какими большими возможностями обладает просветительный и справедливый шах для достижения благополучия и гармоничного общества. В этом отношении мы видим, как созданные Низами образы правителей совершенствуются из произведения в произведение, и все больше отвечают пожеланиям и надеждам общества. Созданные поэтом образы правителей, идущие по восходящей линии от Хосрова («Хосров и Ширин») к Бахрам-Гюру («Семь красавиц») и Искендеру («Искендернаме»), наконец в «Игбалнаме» (второй части «Искендернаме»), это далеко не обычные правители: они наподобие пророков, направляют народов на правильный путь, стремятся утвердить правду и справедливость. И не только в своей стране — Греции, а во всем культурном мире.

Величие творчества Низами, одухотворенность идеалов и в последующие века дали сильный импульс азербайджанской литературе, и определенные гениальным поэтом гуманистические и демократические принципы способствовали распространению гуманистических мотивов в литературе не только Азербайджана, но и Ближнего и Среднего Востока, а также ряда стран Запада.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ЭПОХИ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Начиная с XIII века под влиянием сложившейся на Азербайджанской земле объективной исторической действительности, в азербайджанской литературе, в которой произведения создавались в основном на арабском и фарсидском языках, все больше становилось поэтов и прозаиков, пишущих на родном языке. С этого времени в азербайджанской литературе завершается древний период и начинается период средних веков.

Поэты Иззеддин Гасаноглу и Шейх Сафиаддин Ардабили, как и лирические поэты соседних народов, все больше отдавали предпочтение созданию светских, связанных с жизнью произведений, чем лирическим и эпическим творениям, окутанным суфийско-мистическими идеями. Три произведения Гасаноглу на турецком, еще одно его же произведение на фарси, небольшой диван Шейха Сафи, дающие достаточно ясное представление о литературе того времени, написанной на родном языке, заложили прочную основу для создания будущей большой поэзии. В газелях Гасаноглу в определенной мере наблюдается тенденция сокращению суфийско-мистических идей и образов, в этом направлении развивается его творчество. Дошедшие до нас образцы поэтического творчества Гасаноглу говорят о величии поэта, его богатом творческом потенциале, вселяют надежду, что и в дальнейшем будут обнаружены новые образцы из его литературного наследия.

Среди эпических образцов поэзии XIII века следует назвать анонимной «Дастани-Ахмед Харами» и поэму Гул Али «Гиссейи-Юсиф» («Приключения Юсифа»). В обоих произведениях высоко гуманистические ценности Ислама является предметами художественного творчества, их авторы призывали читателя к добру, справедливости, человеколюбию, правде, совести, верности, составляющим основу исламского вероисповедания. В отличие от средневековых европейских рыцарских романов, здесь главная цель заключается не в заострении внимания к событиям, а в более широком раскрытии воспитательной идеи, заложенной в основу сюжета поэмы.

В поэме «Гиссейи-Юсиф», тема которой связана с сурой Корана «Юсиф», пропагандируются такие человеческие качества, как правдивость и искренность, и в конечном итоге наглядно раскрывается их полезность человеку.

Проживший долгую жизнь в XIII и в начале XIV века, прошедший большой творческий путь поэт из Южного Азербайджана Хуммам Тебризи (1204-1314) был одним из видных общественно-политических деятелей и талантливых поэтов своего времени. Известны поэмы Хуммама Тебризи «Дахнаме» («Десять писем») и его «Диван», написанный на языке фарси. Поэт, упоминая своего предшественника Низами Гянджеви добрыми словами, отмечает, что источником своего вдохновения были именно идеи Низами. Ведущими темами творчества Х.Тебризи, как и Н.Гянджеви, были гуманизм и воспевание красоты человека, являющиеся основными отличительными признаками тюркского национального менталитета.

Ярким представителем суфийского направления в азербайджанской литературе является Шейх Махмуд Шебустари (1287-1320), среди прозаических и стихотворных произведений которого особо следует выделить поэму «Гульшени-раз». В этой поэме, написанной в виде философских вопросов и ответов, поставлены многие научно-общественные проблемы, волновавшие представителей интеллигенции с прогрессивным мировоззрением, передовых научных деятелей, на которые поэт, в рамках своих богатых знаний, сделал попытку ответить.

В XIV столетии азербайджанские поэты Сули Фагих и Мустафа Зерир, пользуясь мотивами Корана, создали на родном языке произведения на тему «Юсиф и Зулейха». Образцом эпической поэмы на родном языке является «Варга и Гюльша», созданная видным поэтом этого столетия Юсифом Маддахом. Все эти произведения впоследствии сыграли определенную роль в развитии нашей эпической поэзии.

Рассматривая общий путь развития литературы в XIII-XVI веках, этот период следует изучить как единый литературный процесс. И хотя в этот временной отрезок литература на родном языке прогрессировала как в количественном, так и в качественном отношениях и постепенно она превалировала над персо-язычной поэзией, все же определенная часть литераторов проявляла верность творила на фарси. На персидском языке строили свое творчество известные азербайджанские поэты и просветители — Насиреддин Туси (1201-1274 г.г.), Марагалы Авхади (1274-1338 г.г.), Ариф Ардабилли (1311-?), творчество которых опиралось на традиции Низами. В творческом наследии Насиреддина Туси — автора известного фундаментального воспитательно-дидактического произведения «Эхлаги-Насири», наряду с научно-философскими творениями привлекают внимание также его литературно-художественные произведения. Поэмы Марагалы Авхади «Джами-Джам», «Дехнаме» являются достойными образцами азербайджанской эпической поэзии. Многие философские гуманитарные аспекты этих произведений и ныне не потеряли актуальность для различных обществ. Однако сказавшиеся после Низами и вызванные определенными объективными причинами застой и безнадежность в общественной жизни отразились в творчестве многих литераторов, в том числе поэта Ассара Тебризи (1325-1390 г.г.). Ассар Тебризи написавший на языке фарси поэму «Мехр вэ Муштери», в своем произведении рассматривал чувства одухотворенной любви сквозь призму любви двух молодых людей, их большую и бескорыстную дружбу, которая была гениально воспета великим Низами в его поэмах «Хосров и Ширин», «Лейли и Меджнун». В очень сложном по сюжету произведении мы не видим на уровне Низами поэтической ценности, ясности и законченности. Поэт и сам в начале поэмы высоко оценивает творчество Низами, подтверждает его недосягаемость.

Самое крупное произведение Марагалы Овхади «Джами-Джам» выделяется энциклопедическим характером и является художественным отражением широко распространенных в то время в литературных трудах многих гуманистических идей. Поэма Марагалы Овхади, наподобие легендарному джаму (пияле) правителя Джамшида, открывающемуся со всех уголков мира, как в зеркале отражает жизнь человека и общества, а также природные события, раскрывает их перед читателями. В этот период, как и в предыдущие века, азербайджанская литература развивается в светском направлении, выступает как составная часть общественной и политической жизни. И как результат этого, английский востоковед Эдуард Браун высоко оценил творчество поэта и правителя XIV века Гази Бурханаддина (1314-1398 г.г.), считал его создателем первых образцов светской поэзии в тюркских литературах. И ныне, читая летопись «Бязм ве рязм» («Потеха и бой») написанную Астрабади — дворцовым историком Гази Бурханаддина, посвященную жизни и деятельности Гази Бурханаддина, не перестаешь удивляться деяниям этого великого человека, который в сложное, запутанное время в ожесточенной и кровавой борьбе в своем поэтическом творчестве утверждал гуманистические идеалы, и сумел их отразить в прекрасном своем «Диване», не потерявшего художественную значимость и прелесть и в наши дни. В «Диване» Гази Бурханаддина азербайджанский художественный язык, который начал формироваться в творчестве Гасаноглу и Шейха Сафи, достиг высокого уровня, обогатился многими новыми прелестными поэтическими образами и выражениями переданными последующим поколениям литераторов. В творчестве Гази Бурханаддина впервые использован чисто тюркский жанр — «туюг». К этому жанру впоследствии широко обращался в своем творчестве Насими, и посредством его перешел в «Диван» великого узбекского поэта Алишира Наваи.

Гуманистические принципы, сформировавшиеся в общественно-политической мысли этот период достигли своего апогея в творчестве Сеида Имадеддина Насими (1369-1417 г.г.). Произведения этого великого поэта явились большим шагом к светлости, гуманизму, демократизму не только в азербайджанской, но и в целом, в литературах народов Ближнего и Среднего Востока. Имадеддин Насими является вторым после своего гениального предшественника Низами Гянджеви самым горячим пропагандистом, глашатаем в нашей литературе идей гуманизма, человеколюбия. Народ, по истечении нескольких десятилетий после ужасных монгольских нашествий только-только приходящий в себя, стал подвергаться нападениям войск Амира Теймура известного на Востоке как один из самых противоречивых правителей. И это вызвало в здравых мыслящих умах новый мощный всплеск протеста. Творчество Насими явилось именно продуктом подобного гуманистического протеста оппозиции против зла и насилия, за права человека. Использованные поэтом идеи хуруфизма явилась внешней корой прикрытия, и сегодня вышедшие из этой коры произведения Насими пленяют сегодняшнего читателя своей гуманистической трактовкой, богатством чувств уважения и любви. Насими, в отличие от других хуруфистов, и в первую очередь от своего единомышленника Фазлуллаха Наими, создававших свои произведения особым «зашифрованным» языком, открыто выступал на родном языке против зла и насилия, доводил свой протест до простых людей, стремясь пробуждению у них чувства отвращения, протеста. Идея поэта о совершенном человеке, способном возвышаться на божественную высоту, адресована именно простым людям, направлена на осознание ими своего достоинства, права очищение от общественных пороков, хищнических инстинктов. Не только творчество Насими но и вся его жизнь, на которую была наброшена вуаль легенд и сказаний, стала для поколений ярким образцом, достойным подражания, примером мужества, решительности, верности своим идеям, открытым и бесстрашным вызовом мученической смерти. За свободолюбивые, гуманистические произведения поэт велением зловещего духовенства был подвергнут чудовищному наказанию — с него живьем содрали кожу и этот великий человек стал примером не только для нынешнего, но и для будущих поколений.

XV век в Азербайджанской литературе как в хронологическом, так и в творческом отношениях явился переходным этапом между вершиной Гази-Насими и пиком Хатаи-Физули. Образование в этот период на территории страны независимых государств Гарагоюнлу и Аггоюнлу привнесло определенное оживление и в художественную среду, способствовало развитию стихосложения на родном языке как по тематике, так и в отношении образов. Литературный климат этого столетия определяли творившие в основном на родном языке Халили, Хамиди, Кишвари, Хагиги, Сурури, а также Шах Гасым Энвер, Бадр Ширвани, сочинявшие преимущественно на фарси. Среди этих поэтов особо следует отметить правителя государства Гарагоюнлу Джаханшаха Хагиги (годы правления 1436-1467). Он так же, как и его предшественник Гази Бурханаддин, в перерывах между кровавыми сражениями сумел находить возможность сменить воинские доспехи на поэтическое перо, и создать чудный поэтический диван. Судьба у Джаханшаха Хагиги, как и у Гази Бурханаддин, была трагичной — в одном из жестоких боев он погиб из рук своих же соотечественников — тюрков, представляющих государство Аггоюнлу.

Другим видным представителем на отрезке времени XV-XVI веков был Хамиди, который родился в 1407 году в столице Сефевидских правителей — Исфагане, и в 50-е годы XV столетия эмигрировал в Турцию, где около 20 лет жил и творил во дворце Фатеха Султана Мухаммеда и наряду с диваном лирических стихов создал историческое произведение. «Теварих-али-Осман» («История Османского рода»), а также книгу о гадании «Джами-сухангуй» («Говорящая пияла») и автобиографическое повествование «Хесбихалнаме» («История моей жизни»).

Одним из величайших представителей азербайджанской литературы XV века является Нематулла Кишвар. Человек писал лирические стихи в основном под влиянием Наваи, но сумел продемонстрировать оригинальный поэтический стиль азербайджанской поэтической школы. В области поэзии, особенно в использовании оригинальных поэтических образов, Кишвар занимает уникальное место в азербайджанской литературе. Он жил во дворце султана Якоба, правителя Аггоюнлу, и познакомился с младшим современником Хабибом из дворца Агкоюнлу.

Творчество Хабиби, Шахи, Сурури, других поэтов этого периода создали плодородную почву для формирования поэзии Хатаи и Физули. Достаточно отметить, что великий Физули находился под влиянием поэзии Хабиби, и с точки зрения его художественных приемов написал прекрасный техмис (пятистишие) к одной его газели.

XV век в азербайджанской литературе, язык который до этого времени совмещался во многих отношениях с художественным языком других тюркских народов, стал выделяться своими особенностями художественного языка, и начиная с XVI столетия стал выступать как независимая литература. Особенно значительную роль в развитии национальной поэзии в XVI веке сыграла литературная среда в Багдаде. Летописец XVI века Ахди Багдади в произведении «Гюльшени-шуара» («Цветник поэтов»), библиотекарь Шаха Аббаса Садиг бек Садиг в книге «Мяджмаул хавас» («Меджлис избранных») в своих повествованиях называют имена ряда поэтов, выросших в литературной среде Багдада этого времени, большую роль которых в духовном обогащении Физули нельзя отрицать.

В XII-XVI веках, считавшихся периодом Ренессанса в азербайджанской литературе, новой вершиной после Низами явился Мухаммед Физули, которого востоковеды Запада прозвали «поэтом души». Однако творчество Физули родилось не на пустом месте, наши выдающие мастера слова оказали серьезное содействие формированию и оживлению перед нашими глазами его творчество, Среди них особо выделялся знаменитый современник Физули, в определенной мере ставший его меценатом великий азербайджанский государственный деятель и поэт Шах Исмаил Хатаи (1487-1524 г.г.).

Шах Исмаил Хатаи основал династию, сыгравшую неоценимую роль в общественно-политической истории Азербайджана. Хатаи, как поэт правитель не только развил поэтические традиции своих предшественников Гази Бурханаддина и Мирзы Джаханшаха Хагиги, за свою короткую жизнь, продолжавшуюся всего тридцать шесть лет, он сумел создать новое могущественное и величественное Азербайджанское государство, расширил его границы, и сыграл исключительную роль в развитии родной литературы, способствовал тем самым восхождению Физули на вершину творческой пирамиды. Богатое творческое наследие Хатаи охватывает как различные жанры лирического стихосложения, так и поэмы-мэсневи. В отличие от Физули, предпочитавшего использовать в поэзии научные и многослойные поэтические фигуры, Хатаи увлекался сочинением произведений на простом народном языке, даже писал в стиле народной поэзии: гошма, герайлы, варсаги, баяты, создал образцы поэтических элементов, которые для классической поэзии считались второстепенными. Написанная поэтом сладким языком поэма «Дахнаме» («Десять писем») является первым произведением на эту тему, написанным на азербайджанском языке. Поэма написана в виде десяти писем Возлюбленного, адресованных его Возлюбленной. Гезели, включенные в текст поэмы, позволяют автору мастерски, со всеми оттенками передавать переживания героев.

Хатаи пробовал свое перо и в дидактическом жанре: создал поэму «Насихатнаме», предназначенную для использования в процессе обучения и воспитания юного поколения. В 14 лет от роду пришедший к власти и в течение 20 лет правления создавший огромную империю, Шах Исмаил Хатаи, оставивший к тому же большое литературное наследие, вызывает удивление и гордость последовавших после него поколений. Политическая деятельность и литературное творчество Хатаи вызывает большой интерес не только в Азербайджане, но и у всех востоковедов мира. Именно под влиянием этого интереса жизнедеятельность великого азербайджанского поэта и политического деятеля Шаха Исмаила продолжает оставаться объектом исследований востоковедов.

Творчество Мухаммеда Физули (1494-1556 г.г.) в культуре Запада во многих случаях сравнивают с барокко; в нем даже самые небольшие поэтические детали полностью находятся на нужном месте, они нелишни, не являются «чуждыми», даже невидимые глазом поэтические нюансы также дополняют друг друга, «цепляясь» друг с другом, составляют «монолитный» художественный организм. По своему творческому волшебству Физули сравним с такими гениями мысли, рожденными человечеством во все времена истории как Данте, Шекспир, Пушкин, секрет бессмертия которых заключается в волшебной красоте поэтического творчества этих великих мастеров слова. Именно поэтому классическая азербайджанская литература доказывает своё бессмертие на каждом перепутье эпох и предстаёт перед каждым культурно-общественном поколении в новом ракурсе. В этом смысле, каждое поколение, сформировавшееся в переходный период, имеет своего Низами, своего Физули, своего Вагифа и они отличаются от прежних Низами, Физули, Вагифов, становятся носителями новых художественно-эстетических, общественно-идеологических функций.

Глобализм, присущий Низами, проявляется в Физули созданием бессмертных произведений на едином для исламской культуры на трёх ведущих-рабочих языках — арабском, фарси и тюркском. У поэта на каждом из этих трех языках есть «Диваны», на арабском создан философский тракт «Мэтлэул-этигад». Хотя первым по счету является его «Диван» на фарси, по значимости — тюркский «Диван» более весомый. Написанные на родном языки касиди считаются блестящими образцами литературы в этом жанре. Сочиненная на Азербайджанском языке поэма «Лейли и Меджнун» (1536 год) является уникальным образцом данного жанра. Правда, до Физули к этой теме на фарси обращался гениальный Низами, этой же теме на тюркском языке посвятили свои произведения Наваи, Замири и Хагиги. Однако ни в одной из созданных ими поэм не прослеживается интерпретации Физули, то есть он создал совершенно отличительное произведение. И хотя в начале поэмы сообщается, что она посвящена божественной любви, однако Физули на всем протяжении эпоса создает живые, реальные человеческие образы, воспринимаемые со всеми противоречиями.

В последующем развитии Азербайджанского художественного языка Физули сыграл неоценимую роль, и, сделав его кристально чистым, переложил на язык стиха, возвысив его на недосягаемую высоту. Поэт так же блестяще проявил себя в прозе, своей книгой «Шикайет-наме» («Письмо-жалоба») он внес достойный вклад в эту сферу литературы. Основная часть его произведения «Хагигатус-суада» («Сад счастливых») также написано прозой, однако по ходу, сообразно характеру контекста, Физули переходит на стихотворные отрывки.

Физули до сих пор остается, пожалуй, самым почитаемым поэтом-мыслителем не только в Азербайджане, но и во всем тюрко-язычном мире, особенно в его огромном географо-этническом огузском пространстве. Произведения Физули и поныне популярны в Иране, Турции, Татарстане, Узбекистане, и даже в далеком Уйгурстане.

XVI-XVII века в азербайджанской литературе характеризуются как период формирования средневековых легенд о любви и героизме. С успехом Физули в письменной поэзии почти сравнимо устное народное творчество Гурбани, Ашуга Аббаса Туфарганлы. В этот период формируются и включаются в репертуар народного творчества такие основательные дастаны о любви, как «Ашуг Гариб», «Аббас и Гюльгез», «Эсли и Керем», достойный наследник «Китаби Деде Коркуд» героический эпос «Кероглу». Еще более совершенствуются известные со времени Шаха Исмаила Хатаи образцы стихосложения — гошма, герайлы, варшаги, баяты. Для того, чтобы составить представление о сфере охвата тематики средневековых азербайджанских дастанов, достаточно отметить, что сюжет «Кёроглу» оказал большое влияние на туркменский, узбекский, таджикский, армянский и грузинский фольклоры, и способствовал созданию подобных дастанов.

В XVII-XVIII веках Азербайджанская литература под воздействием устного народного творчества, в основном ашугского искусства, еще более сблизилась с жизнью, с народным языком. Была создана основа к переходу к поэтическому реализму, хотя в этот период в азербайджанской поэзии все еще сильны традиции Физули, однако попытки выхода за их рамки видны в творениях Саиба Тебризи, Говси Тебризи, Мухаммеда Амани. В XVIII веке в произведениях поэтов Ширванской художественной школы — Шакира, Нишата и Махджура все больше просматриваются конкретные наболевшие проблемы, выражается беспокойство от тяжелой участи простого народа.

Молла Вели Видади (1707-1808) и особенно Молла Панах Вагиф (1717-1797 г.г.) в своих произведениях, написанных простым народным языком, еще более сблизили поэзию к народу. В поэме Видади «Мусибетнаме» отражены ряд исторических событий, на высоком поэтическом уровне созданы образы многих личностей. В этот период поэтическое искусство, отказываясь служить отдельным личностям, как бы превращается в добро для всех, становится еще более популярной. Стремительно развивается процесс приближения масс к эстетическим ценностям, приобщение к ним. В этом отношении особую роль сыграло творчество Вагифа. Он, создав прекрасные, простые, реалистичные, светские поэтические образы героев своих произведений, сделал крупный шаг от типа классического романтизма к реализму, определил последующие после себя литературные направления. Вагиф был также видным политическим деятелем своего времени, длительное время определял внешнюю политику Карабахского ханства.

XVIII век знаменует в азербайджанской литературе конец средних веков, и является переходным этапом нового периода.

ЛИТЕРАТУРА XIX — XX ВЕКОВ

Произошедшее на заре XIX века знаменательное событие в исторической судьбе азербайджанского народа — включение Азербайджана в состав Российской империи усилило в прозападные тенденции во всей культуре, в том числе и в литературе. Под влиянием этих тенденций ведущие позиции в литературе стали занимать национальные и реалистично-светские мотивы. Находившийся под непосредственным влиянием творчества Моллы Панаха Вагифа и созревший в атмосфере художественной критико-реалистической сатиры Карабаха. Гасым бек Закир (1784-1857) своей литературной деятельностью на долгие годы определял направления поэтического развития. Однако, как в творчестве Закира, так и в произведениях его друзей-поэтов прослеживается продолжение на новом уровне традиций Физули и такими представителями были: на Севере — Сеид Абульгасым Небати (1812-1873 г.г.), а на Юге — Сеид Азим Ширвани (1835-1888) и Хуршидбану Натаван (1830-1897). Посвятивший всю жизнь педагогической деятельности Сеид Азим прославился в азербайджанской литературе как большой просветитель, и значительная часть его произведений посвящена учебе и воспитанию молодого поколения. В его сатирических произведениях, написанных в духе Гасым бека Закира, бичевались общественные пороки того времени, рисовались отрицательные образы.

Как и для большинства культурных народов мира, XIX век стал в Азербайджанской литературе невиданным временем развития, утверждения гуманистических идеалов, заявил о себе необратимым прогрессом в просветительстве, первой серьезной попыткой утверждения власти разума. Несмотря на то, что особенно после присоединения северной части Азербайджана к России этот исторический процесс в целом выделялся своим колониалистским, эксплуататорским характером, все же в сравнении с югом на севере наблюдались определенные сдвиги в литературно-культурном развитии. Достаточно отметить, что творивший почти в одно время с Мирзой Фатали Ахундзаде поэт с юга Сеид Абульгасим Небати (1812-1873 г.г.), при всей эстетической красоте в своего художественного творчества, опирающегося на тысячелетние поэтические традиции Востока, так и не сумел идти дальше идеалов суфизма.

В этот период такие деятели культуры и мыслители, как Аббасгулу Ага Бакиханов (1794-1847) Мирза Шафи Вазех (1792-1852), Исмаил бек Гуткашынлы (1801-1861г.г.), которые были близки с русскими и западными востоковедами, перенимали у них передовые гуманистические мысли, являлись носителями просветительских идей, а Мирза Фатали Ахундзаде, опираясь на их плечи, навсегда связал азербайджанскую литературу с Россией и Западом, вывел ее в семейство мировых литератур.

А. Бакиханов, будучи известным общественным деятелем, ученым, поэтом, сумел в азербайджанской литературе органически связать идеи Запада с традициями Восточной поэзии, искусства. Еще при жизни А. Бакиханова его художественные произведения, научные труды были изданы на русском и немецком языках, о чем много лестного писалось в европейской печати. Немецкий востоковед Фридрих Боденштедт увез в Европу поэтическую тетрадь своего учителя Мирзы Шафи Вазеха и перевел его стихи на немецкий язык и издал их. Впоследствии эти стихи М.Вазеха, объединенные в сборнике «Песни» пользовавшиеся огромной популярностью в Европе, Ф. Боденштедт приписал себе, отрицая авторство Мирзы Шафи Вазеха… Один из яркий образцов нового реалистического направления в азербайджанской литературе — рассказ И.Гутгашынлы «Рашид бей и Саадат ханум» увидел свет на французском языке в Варшаве.

Просветительно-реалистичные взгляды Мирзы Фатали Ахундзаде (1812-1878 г.г.) сыграли исключительную роль в дальнейшем развитии литературы, в частности сильно содействовали становлению таких жанров, как драма, роман, повесть, новелла, поэма и других. Написанные в 1850-1855-х годах шесть драм М.Ф.Ахундзаде способствовали формированию новой школы в литературах Ближнего и Среднего Востока. Глубокие этические начинания, гуманизм, справедливость, искренность, правдивость, свойственные в целом всей азербайджанской литературе, находили дальнейшее развитие в творчестве М.Ф.Ахундзаде, являлись лучшими образцами последующим поколениям. Мирза Фатали Ахундзаде, продолжая самые передовые традиции азербайджанской литературы, проявил себя не только как писатель, поэт, драматург, но и являлся видным ученым, философом, общественным деятелем. Он всем своим творчеством стремился к счастливому будущему своего народа. Высоко оценивая роль литературы и искусства в просвещении народа, приобщении его художественно-культурным ценностям, М.Ф.Ахундзаде стал автором первых на Востоке драматических произведений. Его шесть драм, объединенные под общим названием «Темсилат» («История с Моллой Ибрагимхалилом — алхимиком», «Мсье Жордан и дервиш Масталишах», «Хырс Гулдурбасан», «Визирь Ленкоранского хана», «Приключение скупого (Гаджи Гара)» «Мурафия векилляринин хекайети») были изданы в 19859 году в Тифлисе. М.Ф. Ахундзаде далеко не был апологетом русского царизма, каким его неверно считают некоторые исследователи. При надобности он скрыто, эзоповским языком подвергал острой критике колониальную политику русского империализма. В его прозаических произведениях «Письма Кемалюддовля» (1865 г.) и «Обманутые звезды» (1857 г.) отражены не только негативные стороны исторического прошлого и государственного устройства Ирана, но и переживания самого писателя, вызванные уродствами жизни, политического устройства страны.

Определенное Мирзой Фатали Ахундзаде художественно-эстетическое направление в азербайджанской культуре способствовало появлению во второй половине XIX в Азербайджане таких видных просветителей-реалистов, как С.А.Ширвани (1835-1888 гг.), Н.Б.Везиров (1854-1926 гг.). А.Б.Ахвердиев (1870-1933), одновременно содействовало повышению художественно-культурного уровня соседних народов. Особенно сильный импульс в интенсивном развитии художественно-культурной жизни в тот период дала разносторонняя газета «Экинчи» («Пахарь») (1857-1877) издаваемая ученым-естествоиспытателем Г.Б.Зардаби (1837-1907). Ряд общественно-литературных дискуссий и обсуждений, нашедших свое отражение на страницах этого издания, еще более укрепили гуманистические тенденции в азербайджанской литературе, способствовали ее развитию.

В XIX веке наряду с просветительно-реалистическими тенденциями в азербайджанской литературе, развивалась и религиозно-дидактическая поэзия, наиболее видными представителями которой были живущие в Южном Азербайджане создатели религиозных элегий Раджи, Дилсуз, Дахил, Гумри и другие. Однако под влиянием происходящих в Северном Азербайджане литературных процессов и в Южном Азербайджане усилились тенденции к созданию поэтических произведений на религиозную тематику. Яркими образцами религиозно-реалистической поэзии являются «Приключения лисы» («Шелебийя» («Тюлкюнаме»)) Мухаммеда Багира Халхали (1829-1900 гг.), «Осел, груз которого состоял из книг» («Китаб юклю эшшяк») Абдурахмана Талыбова (1888 г.), «Путевые заметки Ибрагимбека» («Ибрагим бейин сеяхетнамеси» (1892 г.) Зейналабдина Марагаи.

В XIX веке в литературных меджлисах сформировалось еще одно литературное направление, отличающееся большей склонностью к традиционному восточному типу творчества. Литературный меджлис в Губе («Гюлистан») возглавлял Аббасгулу ага Бакиханов Гудси, в Ордубаде («Меджлис поэтов») Гаджиага Багир Ордубади, в Ленкорани («Группа прекрасных ораторов») — Мирза Исмаил Гасир, в Шемахе («Дом радости») — Сеид Азим Ширвани , в Баку («Сбор поэтов») — Мухаммед ага Джумри в Гяндже (затем в Тифлисе, «Дивани-хикмет») — Мирза Шафи Вазех, в Шуше («Мяджлиси-унс») — Хуршидбану Натаван, другим («Меджлисом забытых») — Мирза Мовсум Навваб. Между поэтическими меджлисами поддерживались тесные связи, поэты переписывались друг с другом. В целом, литература XIX столетия заложила крепкую основу для развития азербайджанской литературы в XX веке на новом, более высоком уровне.

Первые десятилетия XX столетия в азербайджанской литературе, как и для большинства народов Российской империи, являлись особым периодом. В этот период видные создатели реалистично-романтических произведений на подобие европейских и русских образцов — Дж.Мамедгулузаде (1866-1932 г.г.), М.А.Сабир (1862-1911 г.г.), Г.Джавид (1884-1944 г.г.), М.Хади (1880-1920 г.г.), А.Саххат (1874-1918 г.г.) — своими творениями подняли азербайджанскую литературу на уровень лучших образцов мировой художественно-культурной мысли. Особая заслуга в развитии художественно-общественной мысли в Азербайджане принадлежит реалистической литературе Дж.Мамедгулузаде и М.А.Сабира, романтической поэзии М.Хади, А. Шаига, драматургии Г.Джавида. В 1906 году в Тифлисе началось издание на азербайджанском языке журнала «Молла Насреддин», редактором которого был выдающийся писатель и общественный деятель Дж.Мамедгулузаде. В течение почти двадцати пяти лет этот журнал сыграл значительную роль в литературно-культурной и общественно-политической жизни. Одновременно с этим изданием также выходил в 1906-1907 годах редактируемый известным публицистом философом и общественным деятелем А. Гусейнзаде (1864-1940 г.г.), журнал «Фиюзат», жизнь которого продолжилась всего в 32 выпущенных номерах и который в серьезной и романтической манере служил интересам народа, просветительству, прогрессу нации.

В этот период особенно значительным был вклад в идейно-эстетическое развитие азербайджанской литературы Джалила Мамедгулузаде, автора «Хопхопнаме» Мирзы Алекпера Сабира, бичевавших косность, фанатизм, предрассудки, мракобесие их реалистические произведения актуальны и по сей день.

Развивающаяся в традициях М.Ф.Ахундзаде просветительская драматургия обогатилась написанными еще в конце XIX века Наджаф беком Везировым комедиями и трагедией «Мусибети Фахраддин» (1894 г.), комедиями и трагедиями Абдуррагим бека Ахвердиева «Дагылан тифаг», «Бэхтсиз джаван» («Несчастный юноша») (1900 год), «Ага Мухаммед Шах Каджар» (1907 год), пьесами Наримана Нариманова (1870-1925 годы) «Шамдан бек», «Невежество», «Надир Шах» Джалила Мамедгулузаде «Мертвецы», «Книга моей матери» (1920 год).

В 1910-1918 годы Гусейн Джавид написал романтично-исторические пьесы «Мать», «Марал», «Шейх Сянан», «Шейда», «Пропасть», «Иблис» («Демон»).

Конец второго десятилетия XX века отмечен в истории Азербайджана знаменательным событием — образованием Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920 годы). И хотя АДР просуществовала всего двадцать три месяца, все же в этот период были созданы своеобразные литературные произведения. Наряду с известными уже мастерами пера — Дж.Мамедгулузаде, А.Шаигом, А.Б.Ахвердиевым, Уз.Гаджибейли, начали проявлять себя на литературном поприще интересными произведениями в различных жанрах молодые писатели Дж.Джабарлы, А.Джавад, Уммигюльсум. В их произведениях воспевались государственная независимость, турецкая армия, пришедшая в Азербайджан с миссией спасителя, мужество воинов национальной армии, трехцветный государственный флаг. Особой творческой активностью в этот период отличался Ахмед Джавад (1892-1937 г.г.), написавший слова Государственного гимна АДР. Это произведение, музыку на которое написал гениальный Узеир Гаджибеков, и сегодня является символом независимой Азербайджанской Республики.

ЛИТЕРАТУРА XIX — XX ВЕКОВ

Большевистская Россия не могла оставаться равнодушной к факту выхода на арену истории независимого Азербайджанского государства на южных границах красной империи, в непосредственном соседстве таких мусульманских стран, как Иран и Турция. Именно по этой причине, первое демократическое правительство Азербайджана, не выдержав удары захватнической 11-ой Красной армии, вскоре пало. В стране была установлена советская власть. Нет сомнения в том, что действительный смысл пролетарской диктатуры и «коммунистического рая» своевременно увидели и поняли Дж.Мамедкулизаде и Гусейн Джавид. Они хорошо понимали, что эта власть, по сути своей, является реакционной и антиазербайджанской.

Репрессия 30-х годов брала свое начало с первых же месяцев установления советской власти. Одним из первых ее жертв стал директор Газахской Учительской семинарии, выдающийся ученый и литературный критик, автор первой многотомной «Истории Азербайджанской литературы», великий просветитель Фирудинбек Кочарли (1863-1920), расстрелянный армянскими дашнаками в Гянджинской тюрьме. Вообще, годы репрессии составляют черные страницы истории азербайджанской литературы советского периода. Большинство тех, кто в это время подвергался необоснованным преследованиям, состояло из невинных рабочих и крестьян, но больше всех от большевистко-дашнакских преследований пострадали представители интеллигенции и это ясно: сталинисты ставили перед собой цель истребить интеллигенцию азербайджанского народа, либо бросить их в тюрьмы и ссылки, тем самым оторвать народ от своих нравственных корней, превратить его в слепых исполнителей коммунистических догм. Известно, что самую большую угрозу для тех, кто выполнял данные «с верхов» жестокие «особые» поручения, представляют именно ученые, хорошо знающие историю, философию, язык, алфавит, культуру, психологию и менталитет своего народа, исследующие и пропагандирующие эти ценности среди своих соотечественников, а также писатели, поэты и драматурги, своими художественными произведениями, написанными на родном языке и в близких к народному духу формах, препятствовали ослаблению национального мышления. Поэтому неслучайно, что с ними обращались с невиданной жестокостью.

Среди мастеров слова и искусств, подвергавшихся в те годы репрессии, были многочисленные выдающиеся представители азербайджанской литературы и искусства, литературоведения и языкознания: великий драматург Гусейн Джавид, поэт с ярким талантом Микаил Мушфиг, видный прозаик и литературный критик Сеид Гусейн, автор первого (и последнего) гимна Азербайджанской Республики известный поэт Ахмед Джавад, плодотворно работающий писатель и ученый Юсиф Везир Чеменземинли, профессор филологии, ученый-полиглот Бекир Чобанзаде, ректор Бакинского Государственного Университета, писатель Таги Шахбази (Симург), Хадиджа ханум Гаибова, открывшая в Баку первую на Востоке консерваторию, видный ученый-теолог, Бакинский гази Мир Мухаммед Кязым ага, ученый-фольклорист Ганафи Зейналлы, самые видные исполнители трагических ролей на сцене Азербайджана Аббас Мирза Шарифзаде, Ульви Раджаб и многие другие… Вся эта творческая интеллигенция, за исключением Ю.В.Чеменземинли и Г.Джавида, скончавшихся в тюрьме и в ссылке, были расстреляны. Убийцы, не взирая на возраст своих жертв, их поспешно судили и казнили. Один из первых переводчиков святого Корана на азербайджанских язык, бакинский кази Мир Мухаммед Кязым Ага был расстрелян в 83 года, а М.Мушфиг — в 29 лет. Микаил Мушфиг (1908-1937) в сложных и противоречивых условиях общественного строя обогатил национальную поэзию такими бессмертными произведениями, как стихотворение «Оху, тар!» («Спой, тар!»). Этому талантливому поэту было суждено заниматься творческой деятельностью всего в течение 10 лет, но его произведения, опубликованные за этот короткий срок, оставили глубокие следы в истории национальной литературы. Буйные чувства, романтический настрой, бросающий вызов времени, ритмический и четкий язык поэзии — вот основные черты его творчества, обеспечивающие высокую художественную ценность и долголетие.

В связи с глобальными событиями первых десятилетий ХХ столетия и общественными потрясениями, происходящими в регионе, в особенности после свержения Азербайджанской Демократической Республики, а также во время репрессий 30-х годов творческая интеллигенция Азербайджана неоднократно была подвержена политическим преследованиям. В поисках спасения и для продолжения литературной деятельности, как последний выход из создавшейся ситуации, они стали эмигрировать из страны. Многие наши соотечественники, попавшие в плен в годы войны против немецкого фашизма, были лишены возможности вернуться на Родину, и нашли убежище за границей. Они, а также их дети сегодня живут в Азии, Африке, Европе, Америке и даже в Австралии.r.

Нашу интеллигенцию — эмигрантов объединяет одна общая черта: в странах, где они поселены, достойно представили и пропагандировали азербайджанский национальный литературный и культурный менталитет, идеалы азербайджанства, неустанно старались держать в центре внимания властей и общественности горе и лишения Азербайджана, страдавшего в тисках советской империи. Азербайджанские эмигранты, часть из которых и сегодня продолжает творческую деятельность, создали весьма солидное литературное, научно-филологическое и публицистическое наследие. В их числе можно назвать Алибека Гусейнзаде, Ахмедбека Агаоглы, Мамеда Эмина Расулзаде, Мирзабалу Мамедзаде, Алимарданбека Топчубашова, Джейхуна Гаджибейли, Самеда Агаоглы, Ахмеда Джафароглы, Абдулвагаба Юрдсевара, Алмаза Илдырыма, Бенина (Уммулбану), Наги Шейхзаманлы, Мамед Садыга Арана, Гусейна Джамала Янара, Теймура Атешли, Мусу Зейема, Ибрагима Арслана, Али Азертекина и десятки других. После приобретения Азербайджаном государственной независимости в Баку в виде отдельных книг были изданы роман Уммулбану «Дни Кавказские», сборник стихов А.Илдырыма «Гара-дастан», монографии «Сиясети-фюрусет» (А.Гусейнзаде), «Азербайджанский поэт Низами» (М.Э.Расулзаде), рассказы Дж.Гаджибейли, публицистика М.Б.Мамедзаде. Издание этих книг является данью уважения их авторам.

Продолжавшееся в течение долгих лет зависимое положение литературы от жестких директив, неоднократное нарушение свободы слова, подчинение литературы государственной политике и другие негативные явления привели к определенному отчаянию в литературно-культурной жизни, застою и падению духом.

Однако в этот период появлялись такие талантливые мастера как Дж.Джаббарлы, М.Мушвиг, С.Вургун, О.Сарывелли, Р.Рза, которые в большинстве случаев эзоповым языком оказывали влияние на идеологические рамки, что в целом являлось фактом, противоречащим теории об обязательной зависимости литературы от общественно-политических условий. Серия «восточных стихов», написанных Сулейманом Рустамом (1906-1989), в свое время приступившим к деятельности под идеологией общества «Гызыл гялямляр» («Золотые ручки») как поэт-комсомолец, в духе патриотизма, стихотворение «Мать и почтальон», газели, воспевающие чистые чувства любви еще раз подтверждают этот факт. В те годы, когда газели в официальных кругах считались изжившимся, ограниченным жанром, газели выдающегося поэта Алиаги Вахида (1895-1965), богатые глубокой содержательностью, были увековечены именно любовью народа.

В этот период одним из известных мастеров слова, развившим жанр романа, в особенности, жанр исторического романа Азербайджанской литературы, был М.С.Ордубади (1872-1950). Его роман об Азербайджанском государстве Атабеков и нашем выдающемся мастере слова Низами Гянджеви, жившем в тот период «Меч и перо», а также роман «Туманный Тебриз», посвященный освободительному движению на юге по сей день сохранили свою историко-эстетическую значимость. Говоря о прозе этого периода необходимо отметить особые заслуги автора романов «Между двух огней» («В крови») Ю.В.Чеменземинли, автора эпопеи «Шамо» и романа «Сачлы» Сулеймана Рагимова (1900-1983), автора романа «Открытая книга» и лаконичных повестей Мир Джалала (1908-1978), автора эпопеи «Крепость дружбы» и романа «Склоны» Абульгасана Алекперзаде (1904-1986), автора романов «Наступит день» и «Парвана» Мирзы Ибрагимова (1911-1993).

Драматургия советского периода тесно связана с именами Гусейна Джавида, Сулеймана Сани Ахундова, Джафара Джаббарлы, Мирзы Ибрагимова, Самеда Вургуна, Сабита Рахмана, Энвера Мамедханлы, Ильяса Эфендиева, Шихали Гурбанова и др. Гусейн Джавид (1882-1941) — драматург и поэт, своим 30 летним творчеством обогативший литературу Азербайджана, как с точки зрения жанра, так и по содержанию. Его произведения широко разветвили мир тем нашей литературы, они принесли в нашу драматургию глобальные проблемы и глубоко мыслящие, чувствительные, эмоциональные, яркие характеры. Произведения «Мать», «Шейх Санан» и «Демон» заложили в нашей драматургической литературе основу жанра стихотворной трагедии. В советский период драматургическая деятельность литератора обогатилась пьесами «Пророк» (1922), «Хромой Тимур» (1925), «Князь» (1929), «Сеявуш» (1933), «Хаййам» (1935) и поэмой «Азер» (1923-1932).

Джафар Джаббарлы (1899-1934) был не только преемником, продолжателем национальной драматургии, основу которой заложил М.Ф.Ахундов, он, в то же время обогатил ее проблемами и героями произведений «Огтай Елоглу», «Невеста огня», «Севиль», «Алмас».

Самед Вургун (1906-1956) был одним из наиболее выдающихся поэтов-драматургов советского времени. Основными отличительными чертами его стихов и поэм являются: воспевание неповторимых красот азербайджанской природы, героической истории нашего народа; восприятие гуманистических ценностей во всей философской глубине и придание этим качествам романтических черт. Азербайджанская поэзия прошлого столетия во многом обязана за народный язык, образность и гармонию в первую очередь творчеству С.Вургуна, в особенности его эпическим поэмам «Айгюн», «Мугань», знаменитому стихотворению «Азербайджан», а также драмам в стихах «Вагиф» и «Инсан». Несмотря на всякие давления со стороны советского режима, его драма «Вагиф» сыграла в процессе национального самосознания азербайджанского народа весьма важную роль, значение которой можно сравнить разве что с оперой «Короглу» гениального композитора Узеира Гаджибекова.

Огромную роль в развитии азербайджанской поэтической мысли в советский период сыграли стихотворения и поэмы Расула Рзы (1910-1981), написанные в основном в свободном стиле. Творчество поэта-новатора Р.Рзы отличается философским лиризмом, живыми эмоциями и мышлением, оригинальными поэтическими образами. Его философские стихотворения из цикла «Рэнглер» («Цвета»), лирические поэмы «Физули», «Гызылгюл олмаяйды» и др. являются лучшими образцами азербайджанской поэзии.

Одна из главных особенностей азербайджанской литературы советского периода состояла в том, что литература регулярно управлялась идеологическими органами, литературная деятельность направлялась директивами. В числе наиболее важных резолюций и решений, посвященных вопросам литературного творчества, можно назвать резолюцию ЦК РКП(б) «О политике партии в области художественной литературы» (1925), решение ЦК ВКП(б) «О реорганизации литературно-художественных организаций» (1932), решение ЦК ВКП(б) «О журналах «Звезда» и «Ленинград» (1948), решение ЦК КП Азербайджана («О состоянии азербайджанской советской литературы и мерах его улучшения» (1948), решение ЦК КПСС «О литературно-художественной критике» (1972) и ряд других политических директив. В частности, художественный метод социалистического реализма, установленный Первым Всесоюзным Съездом Советских Писателей, состоявшемся в 1934-ом году, практически связывал руки мастеров слова, заставляя их писать только в рамках определенных шаблонов. А после критики преувеличения, якобы оскорбления советского образа жизни в журналах «Звезда» и «Ленинград», наряду с литературой других народов СССР и в азербайджанской литературе стали появляться образцы, построенные на «бесконфликтности».

Велики творческие заслуги Ильяса Эфендиева (1914-1996) в обогащении азербайджанской прозы живыми, свежими художественными образами и яркими средствами выражения, в развитии лирико-психологического стиля нашей национальной драматургии. На базе 15 пьес, подаренных им нашей сцене в течение полувека («Ты всегда со мной», «Погубленные дневники», «Песня осталась в горах», «В хрустальном дворце», «Хуршидбану Натаван» и др.) были поставлены спектакли, где созрело целое поколение актеров и режиссеров, появился настоящий «Театр Ильяса Эфендиева». В обогащении азербайджанской прозы новыми темами и героями имеют немалые заслуги такие писатели, как Али Велиев, Гусейн Ибрагимов, Гусейн Аббасзаде, Байрам Байрамов, Джамил Алибеков, Видади Бабанлы, Алавийя Бабаева, Сулейман Велиев, Азиза Ахмедова, Афган Аскеров, Гюльгусейн Гусейн оглы, Алибала Гаджизаде и др.

Начиная с 60-х годов, в результате некоторого потепления глобальной общественно-политической атмосферы, ослабления идеологических оков в СССР в сферу художественного творчества пришли молодые таланты, которые в своих произведениях стали критиковать существующий политический строй. Среди них были такие прозаики и поэты, как Иса Гусейнов, Мамед Араз, Сабир Ахмедов, Анар, Акрам Айлисли, Эльчин, Сабир Рустамханлы, Алекпер Салахзаде, Фарман Керимзаде и др. Особо следует отметить имя Исмаила Шыхлы (1919-1994), приступившего к художественному творчеству несколько ранее, и его роман «Кура неукротимая». Естественно, эти мастера, как и их предшественники, во многих случаях пользовались символами, эзоповым языком. Однако сам этот процесс уже приобрел неотвратимое направление и мог быть оценен как «начало конца». Переход к 60-м годам начался и продолжался при участии поколения, пришедшего в литературу в 40-50-е годы и еще раньше. С этой точки зрения, первыми образцами следует считать произведения поэта-новатора Расула Рзы (1910-1981), в особенности его поэма «Гызылгюл олмаяйды» и цикл стихов, известных под общей рубрикой «Рэнглер» («Цвета»), а также произведения типа «Сары дана» («Желтый теленок»), «Кефли Искендер», «Я — земля». Роман «Подземные реки впадают в море» Мехти Гусейна (1909-1965), известного как видный прозаик, драматург и критик, также опирается на убедительное описание жизни на основе судеб художественных образов. Тем не менее, наиболее важным событием 60-90-х годов стал приход «60-х» в мир творчества. Именно после их прихода литература по своему духу и сущности превратилась в настоящую моральную оппозицию против тотального военного режима и стала активно участвовать в моральной подготовке сегодняшнего национально-освободительного и демократического движения.

Прежде всего, следует отметить, углубление взгляда «60-х» на человека, на его нравственный мир. Человек всегда составлял основу литературы. Поэтому неслучайно, что литературу возвышенно называют «человековедением». Однако наиболее важным моментом, привлекающим внимание, является включение со стороны «60-х» темы о человеке в литературу того времени как новую тему и новую проблему. В их произведениях художественный интерес авторов был направлен к личности, индивиду, в глубь, во внутрь морально-психологического мира наиболее простых, рядовых членов общества. В их повестях и рассказах время, нравственная действительность воспринимается не как «общественная система и общественный строй», а прежде всего, как царство совести и этики, критерий морали и нравственности и превращались в предмет художественного анализа. Мышления и представления героев таких произведений абсолютно не соответствовали понятию и догме «советского человека» в литературе. Наиболее популярными героями литературы «60-х» были искатели истины с чистым сердцем, «чудачества» которых воспринимались как сумасшествие, необычные люди, не нашедшие свое место в жизни и поэтому часто ведущие бродячий образ жизни, но несмотря на это перед настоящими людьми и человеческими чувствами не могли удержать свое удивление. В романах и повестях на исторические темы народ, вынужденный отойти от своих национальных корней и традиций государственности, очень часто авторы обращаются к богатому героическому прошлому нашей истории, истории государственности Азербайджана, эти произведения отражали ностальгические мечты о свободе и независимости.

Начавшееся в литературе движение за свободу слова и мышление, свободомыслие, плюрализм, национальную независимость и общественную справедливость продолжалось в течение 70-90-х годов и в конечном итоге увенчалось осуществлением перспективных целей в результате достижения Азербайджаном политического суверенитета и государственной независимости.

Как бы в унисон с вышесказанными, в поэзии и драматургии Бахтияра Вагабзаде (1925), Наби Хазри (1924), Наримана Гасанзаде (1931) превалируют поучительные страницы истории народа и лирико-психологические размышления в этом фоне. Многие произведения этих поэтов, а также всегда отличающиеся своей актуальностью стихи Габиля, его же поэма «Насими», многие произведения Адиля Бабаева, Ислама Сафарли, Гусейна Арифа, Гасыма Гасымзаде, Алиаги Кюрчайлы являются ценными образцами нашей литературы.

Среди тех, кто подготовил художественную почву для нового этапа в развитии азербайджанской литературы и сам принимал активное участие в этом процессе, особо отличаются поэты Али Керим (1931-1969), Халил Рза (1932-1994), Джабир Новруз (1933-2002), Мамед Араз (1933-2004), Фикрет Годжа (1935), Фикрет Садыг (1930), Алекпер Салахзаде (1941), Иса Исмаилзаде (1941), Сабир Рустамханлы (1946), Фамил Мехти (1934-2002), Тофиг Байрам (1934-1991), Ариф Абдуллазаде (1940-2002), Гусейн Кюрдоглу (1934-2003), Ильяс Тапдыг (1934), Муса Ягуб (1937), Чингиз Алиоглу (1944), Нусрат Кесеменли (1946-2001), Залимхан Ягуб (1950), Рамиз Ровшан (1946) и др.

Одним из талантливых представителей новой азербайджанской прозы является Анар (1938). Повесть «Аг лиман» («Белая пристань») (1967) — один из первых оригинальных и удачных образцов прозы в творчестве Анара. Анар-писатель известен также как видный драматург и киносценарист. Его сценарии к историческим фильмам «Деде-Горгуд», «Аккорды долгой жизни», а также драмы «Летние дни города» и «Тахмина и Заур» являются образцами, обогатившими азербайджанскую литературу.

Представителем этого же литературного поколения является Эльчин (1943), отличающийся многосторонностью своего творчества. Его повести «Долча», «Первая любовь Балададаша», «Туман над Шушой», ряд рассказов, романы «Махмуд и Марьям», «Белый верблюд», «Смертный приговор», пьесы «Мой муж чокнутый», «Мой любимый безумец» поставили своего автора в одном ряду с наиболее выдающимися представителями современной азербайджанской литературы. Эльчин также является плодотворно работающим литературоведом и критиком. Он — автор научных монографий «Проблемы критики и литературы», «Классики и современники», «Поле притяжения».

СОВРЕМЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА ЮЖНОГО АЗЕРБАЙДЖАНА

После раздела азербайджанских земель между Россией и Ираном в первой четверти XIX века литературный процесс на Севере и Юге, прошедший одинаковый литературно-культурный путь развития на протяжении всей истории, тоже стал приобретать отличительные черты. Ввиду отсутствия на Юге на протяжении многих десятилетий образования и письменности на азербайджанском языке, литературное развитие здесь, естественно, заметно отстает от развития на Севере. Только во время национально-освободительных движений литературно-культурная жизнь на Южном Азербайджане, освобожденная на короткий срок, быстро развивается, однако затем снова надолго становится жертвой шовинистических персидских настроений. Один из таких кратковременных этапов пробуждения проходил под руководством Шейха Мухаммеда Хиябани в 1918–20-е годы, другой — в 1945–46 годах под руководством Сеид Джафара Пишевари. В отмеченные годы издаются книги и учебники на родном языке, в национальной прессе широко печатаются литературные материалы, написанные преимущественно в патриотическом духе. Начавшая свое творчество в середине 1940-х годов прошлого века талантливая молодежь после победы исламской революции (1979) получила возможность публиковать свои произведения на страницах издаваемого на азербайджанском языке журнала «Варлыг». Среди южных мастеров следует упомянуть имена таких писателей и поэтов, как Хаммал, Керими, Нитги, Бирия, Шейда, Сонмез, Саханд, Сахир, Охтай, Салаван, Фарзана. Журналу «Варлыг», который основал видный ученый и общественный деятель Азербайджана Джавад Хеййат, принадлежит исключительная роль в развитии современной литературы Южного Азербайджана.

Среди многочисленных представителей литературы Южного Азербайджана особое место занимает Мухаммедгусейн Шахрияр (1905–88). Получивший среднее и высшее образование на фарси и приступивший с молодых лет к художественному творчеству под влиянием произведений Низами Гянджеви, Хафиза Шираза, С.А.Ширвани Шахрияр известен как один из выдающихся представителей современной Иранской и Азербайджанской поэзии. Шахрияр уделяет много места насущным проблемам мира, отдавая предпочтение в своем творчестве общественной лирике. Самым крупным его произведением на азербайджанском языке является поэма «Приветствие Гейдарбабе», состоящая из двух частей. На это произведение поступили десятки откликов как из Южного, Северного Азербайджана, так и из Турции.

В настоящее время происходит постоянное развитие литературного процесса в Южном Азербайджане. Такие мастера слова, как Балаш Азероглу, Али Туде, Медина Гюльгюн, Хокума Бюллури, Сохраб Таир, продолжившие свое творчество в Северном Азербайджане, обогатили азербайджанскую литературу обеих частей своими ценными образцами.

Литературные жанры, возникшие в стиле модерна в Южном Азербайджане и Иране, начались с рассказов Мирзы Фатали Ахундзаде, переведенных с азербайджанского (тюркского) языка на персидский язык.

Особо следует отметить его романы «Обманутые звезды» и «Повесть об Юсифе Саррадже». Эти произведения, переведенные Мирзой Джафаром Гараджадаглы в середине XIX века, оказали большое влияние на развитие литературы Южного Азербайджана. Вслед за этим появились произведения «Путешествия Ибрагим бека» Зейналабдина Марагаи, «Путешествия праведников» и «Книга Ахмеда Сафи Талиба» Абдуррахима Талыба. Эти произведения заложили историческую основу нового жанра рассказа в Иране. Современная проза получила широкое распространение в Южном Азербайджане во время Конституционной революции.

Хотя в конституционный период в Тебризе и Азербайджане было очень мало прозаиков, в то время эти произведения публиковались в основном в политических журналах и газетах. Среди них самым важным считается журнал «Молла Насреддин» Джалила Мамедгулузаде. Помимо этого Мирза Джалил опубликовал свой первый рассказ «Четки хана». Это произведение оказало большое влияние на творчество большинства писателей Ирана. Автор в этих произведениях описывает, как азербайджанские крестьяне были измождены гнётом ханов и жили в прерассудках. Содержание произведения полюбилось читателям. После журнала «Молла Насреддин» Ахмад Басират издал еще один журнал на тюркском языке под названием «Молла Эми».

Он также опубликовал 110-страничную книгу «Свидетельства животных». Здесь характер людей раскрывается на языке животных. Два года спустя Мирза Хасан Рушди опубликовал книгу рассказов «Амсали Логман». Произведение написано на Тебризском диалекте. Как мы уже упоминали, в научных источниках эти произведения считаются основой современной прозы Южного Азербайджана. Эти реалистические произведения также повлияли на творчество других наших писателей, писавших на персидском языке. В 1950-1975 годах в Южном Азербайджане были написаны всемирно известные произведения. В этот период, в 1961 году, знаменитый писатель Тебриза Гулам Хусейн Саеди опубликовал свою книгу «Баял Азалилари» и тем самым подписал один из самых известных рассказов в мире. Это произведение известно как один из самых известных в мире рассказов о сельской жизни Азербайджана. В этот период произведение Самеда Бехранги «Маленькая черная рыбка» встало в ряды c всемирно известными произведениями. Повести Бехранги стали особенно популярны среди детей и подростков. За эти произведения специалисты считают Бехранги основоположником жанра повести в Иране, написанного в стиле реализма для детей и подростков. Наша современная проза и по сей день не является независимой. Они не могут писать большие литературные произведения на своем национальном языке, потому что наши писатели, получившие образования не на родном языке, постоянно сталкиваются с этой проблемой. Поэтому в литературе Южного Азербайджана наш язык прозы извлекал пользу либо из Турции, либо из Северного Азербайджана. Становление и развитие литературы должно не только отражать действительность, но и соответствовать нормам литературного языка. Сегодня большиснтво наших поэтов развивают нормы литературного языка. Это очень учпешный шаг. В последнее время наши прозаики прилагают большие усилия в этом направлении. Сейчас в Южном Азербайджане очень важно мыслить глобально и в то же время творить на национальном языке. Основы новой волны литературы на национальном языке на пути создания. Очень важно уделять внимание переводческой работе, чтобы еще больше повысить активность в этом напавлении. То есть чтение мира на своем языке так же необходимо для нас, как воздух и вода. Изучение современных идей и использование достижений мирового искусства художественного слова может поспособствовать дальнейшему развитию нашего мировоззрения на этом пути.

С начала XIX века в результате захватнической политики России азербайджанская литература разделилась на две ветви. В то время как литература Северного Азербайджана формировалась под влиянием русского языка, литература Южного Азербайджана также  потеряла свой классический облик и стала подражательной литературой. Хотя в этот период развивалась народная литература, язык художественной прозы в этом процессе отстал. Наряду с ашугской поэзии на высоком уровне находились образцы устной литературы: народные эпосы, сказки, анекдоты, загадки и баяты. Тем не менее, классическая литература заметно отставала. Образцы классической литературы — газель и, в частности, элегия занимали особое место в литературе Южного Азербайджана. Дильсуз, Раджи, Пургам, Шуайи, Ахи, Мугбиль известны как главные поэты-элегисты XIX столетия. Среди первых представителей новой литературы в Южном Азербайджане Абдуррахим Талыб, Зейналабдин Марагаи и Мирза Али Тебризи считаются самыми передовыми поэтами.

В начале ХХ века азербайджанские писатели, мыслители и общественные деятели обратили взоры на мир и в свете произошедших событий заложили основу нашей будущей литературы и культуры. В частности, в результате отношений с турецкой прессой, наряду с языковой конвергенцией, сформировались литературные и политические отношения. В это время литературное мышление в Азербайджане пересекаясь с турецкой литературой, вобрала в себя пользу двух разных сознаний. Одним из них был исламизм, а другим — общественное движение. Среди известных личностей этого периода можно отметить Джалила Мамедгулузаде, Мирзу Алекпера Сабира, Алигулу Гемкюсара, Омара Фаика Неманзаде, Али Назми и других.

В начале XX века поэты Южного Азербайджана воспользовавшись событиями, происходящими в мире и в частности, вокруг них, и проявив интерес к политической, массовой и реалистической литературе, создают нашу собственную национальную литературу. Итак, наша поэзия, начиная со времен Конституционной революции, наравне с популяризацией также осовременилась. Новая поэзия Южного Азербайджана начинается с Хабиба Сахира, которым были написаны дерзкие стихи. В 1914 году он опубликовал книгу «Тени», а двумя годами позже другую книгу под названием «Шагайег» в форме свободных стихов. В этих книгах и сюжет был новым, и автор выставил свою позицию поэта-реалиста. Итак, Сахир «приземлил» стихи. Он высказал новые слова в новой форме и сделал большие шаги на пути возрождения нашей политической, сатирической и патетической поэзии. Он — первый наш поэт, который, критикуя прошлое, разрушил традиционные поэтические стереотипы. За последние 60 лет многие иранские поэты испольовали как мышление, так и форму творчества Сахира. Хотя в Иране долгие годы было запрещено писать на тюркском языке, именно на этот период приходится творчество Шахрияра — величайшего поэта современной тюркской литературы. Новым этам творческих периодов Шахрияра считаются 1950-1972 годы.

Стихи поэта, написанные на тюркском языке, принесли ему мировую славу.  Опубликованныые им такие великие произведения, как «Приветствие Гейдарбабе», «Язык тюрка», «Письмо Мухаммеду Рагиму», «Сахандия» дали большой толчок развитию нашей национальной литературы. Шахрияр — поэт-романтик и реалист. Взяв тему своих стихов из реальной жизни, он выразил ее простым и понятным языком. Так как он владел богатым словарным запасом и именно поэтому уделял особое место литературным выражениям. Шахрияр своим произведением «Приветствие Гейдарбабе» навеки вознес на небеса тюрский язык, который, в отличие от персидского языка, был перед угрозой потери своей литературно-художественной ценности и значимости.

Одним из поэтов Южного Азербайджана также является Булуд Гарачорлу (Саханд). Он целиком сложил в стихи эпосы «Деде Горгуд» в своем произведении «Слово моего саза», показывая тем самым своему народу — тюркам их славное прошлое, величие их национального самосознания и достоинства. Состоящая из 6460 полустиший произведение «Слово моего саза» было издано также в Турции и Северном Азербайджане. Этим произведением Булуду Гарачорлу удалось доказать силу тюркского языка. В других его стихотворениях любовь к Родине, свободе и национальным правам выражена высокохудожественным языком. Саханд также оставил глубокий след в развитии современной поэзии в Южном Азербайджане, призвав всех поэтов писать на своем родном языке. В других его стихотворениях любовь к Родине, свобода, национальные права были выражены высоким художественным языком. Саханд также оставив глубокий след в развитии современной поэзии Южного Азербайджана, призывал всех поэтов писать на своем родном языке.

В последние 60-70 лет в произведениях поэтов Южного Азербайджана получили развитие политические мотивы.  Алирза Набдил (Охтай) был одним из поэтов, живших и творивших в период Пехлеви. Несмотря на то, что его творчество было недолгим, его произведения — отражение жизненного уклада нашей национальной и общечеловеческой идеи. В сознании Охтайа война и искусства неразрывны друг от друга. Его идеалом и главной мыслью произведений является человек и его высшая ценность — свобода. Именно эти качества сделали Охтая неутомимым путешественником на пути к свободе.

После свержения режима Пехлеви черные тучи рассеялись, и в поэзии Южного Азербайджана началась новая эпоха. С выходом в свет книги стихов Гамиды Раисзаде (Сахар) «Голубые» в нашей современной литературе возникла новая атмосфера, и наша литература на родном языке возродилась. В своих мыслях и чувствах в стихах этой книги она продемонстрировала совершенно иную форму, живое описание, олицетворение и метафоры, смело выражая свои скрытые печали, литературно-художественную форму, затрагивая современные желания и трудности времени.

Современная поэзия в Южном Азербайджане проявляет себя в несколько иной форме. Сегодня большинство поэтов продолжают высказывать массовые проблемы и пытаются выразить на языке поэзии господствующие на Юге финансовые трудности, политическое давление, публичные митинги, массовые недовольства и националистические идеи. В последние годы на Юге возникло движение студентов, и в этой среде студенты беспрестанно начали выпускать различные публикации. То есть, все молодые писатели, во что бы то ни стало, пытаются полностью писать на тюркском языке. Хотя синтаксический строй был на фарси, одним словом, думали на персидском языке, а писали на тюркском. То есть, письменность не подтвердила себя, а они уже были брошены в устный мир.

Нынешнюю творческую ситуацию в Южном Азербайджане можно подытожить следующим образом:
1. Некоторые выступают за развитие только современной и авангардной литературы, а некоторые — за ее модернизацию способом переосмысления литературы прошлого и ее обновления.
2. Некоторые сводят литературу к поэзии, а некоторые — только лишь к прозе.
3. Касательно языка, используемого сегодня в нашей современной литературе, некоторые выступают за письменность на анатолийском тюркском, который распространен в Турции, некоторые — на тюркском Северного Азербайджана, а некоторые являются сторонниками общего тюркского языка.
4. Стержневая тема как поэзии, так и прозы нашей современной литературы — это родина, свобода, изгнание, разлука, любовь, тоска и т. д. В написанных произведениях, особенно в стихах, говорится о национальной идентичности и протесте. Для большего развития наша литература нуждается в литературных критиках. С их помощью молодые писатели еще больше окрепнут. Потому что критик рассматривается как мост между произведением и читателем, и существует огромная потребность в каждом образце искусства, особенно в литературных произведениях, чтобы проложить путь к новым успехам.

Недавно издательством TEAS Press в Баку был опубликован совместный проект Центра Азербайджановедения Европейского Азербайджанского Общества и Института литературы НАНА — «Антология литературы Южного Азербайджана (Современный период)».

Антология содержит в себе краткую биографию  около 100 талантливых представителей нового литературного поколения Ююного Аербайджана последних трех десятилетий. В антологию вошли стихи и рассказы писателей, писавших в стиле народной и диванной поэзии, а также писателей, творящих под влиянием различных литературных течений, распространившихся в последнее время в Европе.

В сборнике представлены произведения таких писателей, знакомых широкой аудитории, как Ругайя Кабири, Кийан Хийав, Саид Муганлы, Гейдар Байат, Исмаил Улькер, Хады Карачай, Надир Эзхери, Мухаммедрза Леваи, Сайман Аруз, Улькер Уджгар, Рамин Джаббарлы, Мелиха Азизпур, а также наравне с ними Тогрул Атабак, Мухаммед Субхдиль, Муртуза Меджидфер, Надир Пашазаде и других литераторов, писавших на родном языке.

В сборник также включены прозаические произведения в стиле «Флэш-фантастики», сформированной в Европе в 60-х годах прошлого века, основанные на минимализме и небольшом объеме, а также стихи, отражающие некоторые возможности и метаморфозы постмодернизма.

В произведениях как писателей и поэтов, творящих в Иране, так и  молодых литераторов-южан, живущих по всему миру картина литературной мысли отличается своим разнообразием. Стихи и рассказы молодых поэтов и писателей отличаются новыми темами, поисками формы и творческими экспериментами. В литературе Южного Азербайджана наряду с ее своеобразными особенностями чувствуется стиль поэзии Северного Азербайджана и многих тюркских поэтов, в частности поэзия Назима Хикмета.

Несмотря на ограниченные возможности языка, публикаций и пропаганды, новое поколение подтверждает и продвигает свое национальное присутствие на Юге и продолжает свой литературный поиск, чтобы гармонировать с новыми тенденциями мировой литературы.

Сборник, состоящий из 364 страниц, является важной антологией поэзии и прозы о современной литературе Южного Азербайджана. Составителем этой антологии, изданной с изысканным содержанием, и автором предисловия является доктор философских наук Парвана Мамедли. Составителем этой богато изданной антологии и автором предисловия является доктор философских наук Парвана Мамедли. Антология предназначена для специалистов по азербайджанской литературе, студентов и любителей чтения.

ЛИТЕРАТУРА НЕЗАВИСИМОЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

После обретения Азербайджаном государственной независимости и вступления в качестве полноправного члена в ряды сообщества мировых государств в центре внимания Азербайджанской литературы продолжают оставаться такие проблемы, требующие своего развития уже в новых условиях, условиях глобализации, как создание условий развитого общества, воспитание молодого поколения в патриотическом духе, пропаганда дружественных и культурных связей с народами ближних и дальних стран, общечеловеческие идеи гуманизма и общественной справедливости. Писатели, чье художественное сознание освободилось от всяких идеологических запретов и в этом смысле не имело причин для противостояния, развитие литературы более всего связывали с его теоретико-эстетической конкуренцией. С этой точки зрения в Азербайджанской литературе в последние годы наблюдаются  постмодернистские тенденции. Наряду с этим основная тенденция развития Азербайджанской литературы базируется на воспевании и торжестве идеи азербайджанства. Большую роль в оживлении текущего литературного процесса конца XX — начала XXI веков, в привлечении к творческому миру новых талантливых авторов сыграло специальное постановление правительства о финансировании из государственного бюджета таких литературных органов, как журналы «Азербайджан», «Литературный Азербайджан», «Улдуз», «Гобустан» и газеты «Эдебиййат газети», которые долгое время находились на грани закрытия.

Наряду с этим основная тенденция развития Азербайджанской литературы базируется на воспевании и торжестве идеи азербайджанства. Большую роль в оживлении текущего литературного процесса конца XX – начала XXI веков, в привлечении к творческому миру новых талантливых авторов сыграло специальное постановление правительства о финансировании из государственного бюджета таких литературных органов, как журналы «Азербайджан», «Литературный Азербайджан», «Улдуз», «Гобустан» и газеты «Эдебиййат газети», которые долгое время находились на грани закрытия.

Восстановление государственного суверенитета Азербайджана позволило по новым критериям подойти к оценке классического наследия. По личной инициативе и под непосредственным руководством общенационального лидера Гейдара Алиева проведенные широкомасштабные церемонии празднования 500-летия М.Физули, 1300-летнего юбилея эпоса «Китаби-Деде Коркуд» с участием ряда глав государств мира на этих мероприятиях, превратились в яркое культурное торжество литературы, всей культуры независимого Азербайджана. 500-летие Физули широко отмечалось не только в Азербайджане, но и в Турции, Иране, Ираке, России, Узбекистане, Китае и других странах. Эти мероприятия дали мощный толчок развитию литературоведческой науки в Азербайджане. Вышли в свет научно-критический текст «Китаби-Деде Коркуд», массовые издания, новые монографические исследования, посвященные этой монументальной огузнаме. Были опубликованы произведения Физули в шести томах, новая серия фундаментальных исследований о жизни и творчестве поэта. Большая заслуга в этом деле принадлежит ученым Национальной Академии Наук Азербайджана, в том числе Института литературы имени Низами.

Надежной гарантией развития Азербайджанской литературы и литературоведения является распоряжение Президента Ильхама Алиева от 12 января 2004 года о массовом издании книг на азербайджанском языке латинской графикой, об издании Азербайджанской Национальной Энциклопедии и проведении в связи с этим широкомасштабных мероприятий.

Азербайджан уже выходит на мировые меридианы со своей национальной культурой и литературой, искусством и личностями. Соответствующими распоряжениями Президента Азербайджанской Республики был отмечены 100-летний юбилей всемирно известного Бюльбюля в Москве, 80-летний юбилей знаменитого композитора Кара Караева в Москве и Париже, 80-летний юбилей выдающегося певца Рашида Бейбутова в Москве, отпразднован на высшем уровне 1300-летие эпоса «Китаби-Деде Коркуд» — главной книги тюркского мира с участием глав и тюркоязычных государств их представителей в Баку и Париже — в штаб-квартире ЮНЕСКО. Вышеперечисленные мероприятия вновь прославили независимый Азербайджан всему миру, а также пробудили в сердцах каждого нашего соотечественника чувство национальной гордости. Внимание и забота о нашем культурном наследии проявляется на государственном уровне, высоко ценятся и поощряются все действия по развитию Азербайджанской культуры.

Институт литературы имени Низами НАНА выпустил книгу «Азербайджанская литература периода независимости», посвященную 25-летию восстановления государственной независимости Азербайджанской Республики. Книга, подготовленная в двух томах (1890 страниц) под руководством директора института академика Исы Габиббейли, носит монографический характер.

В книге рассмотрены становление, развитие и современные тенденции литературы в период независимости и посвящены очерки главным творческим фигурам. Издание включает 15 глав, десятки обзоров и портретных очерков, более сотни подзаголовков. Книга выявляет новизну, богатство и неповторимость азербайджанской литературы периода независимости.

Двухтомник начинается обширной статьей научного редактора книги, вице-президента НАНА, академика Исы Габиббейли «Славный путь независимости и его литература». В статье описывается социально-политическая и историко-культурная ситуация литературы периода независимости. Внимание акцентируется на исторической роли великого лидера Гейдара Алиева в формировании литературы нового периода и его спасительной миссии, благодаря которой азербайджанский народ не угодил в пропасть. В занятии современной литературой достойного места и представлении нашей республики в контексте передовой мировой культуры большое значение придается усилиям Ильхама Алиева, который продолжает и развивает созидательную политику общенационального лидера. В то же время в статье всесторонне раскрывается сущность, типологические особенности, творческие принципы и методы, тенденции развития и перспективы литературы периода независимости.

Первый том книги называется «Азербайджанская литература периода независимости 1990-х годов», в которой этап становления литературы периода независимости характеризуется как «литература переходного периода». «Темы и направления в литературе периода независимости», «Дорога из кровавого января», «Отражение в литературе темы Карабахской войны», «Проза в 1990-х годах» и другие тематические и проблематические разделы дают возможность представить литературно-художественную картину того периода.

Второй том книги повествует о литературе современного периода, нашедшей начиная с XXI века свое наиболее полное выражение,  на основе независимости, и называется «Азербайджанская литература периода независимости на современном этапе». Здесь раскрыто идейно-тематическое и поэтическое богатство литературы современного Азербайджана, склонной к полному плюрализму, свободному творческому выбору, многомерности.

В современной азербайджанской литературе наравне с реализмом, проявляются такие течения, как магический реализм, экзистенциализм, декаданс и модернизм, авангард и постмодернизм, которые отдельно рассмотрены в книге. В отдельных главах изучены и представлены детская литература периода современности, литературоведение и критика, современная теория, вопросы интеграции азербайджанской литературы в мир.

Книга «Азербайджанская литература периода независимости» содержит краткие очерки, а также портретные очерки о более чем пятидесяти писателях и поэтах. В том числе, очерки о Хидайате, Камале Абдулле, Агиле Аббасе, Мовлуде Сулейманлы и других во втором томе позволяют проследить становление литературы того периода по литературным деятелям.

Двухтомник «Азербайджанская литература периода независимости» был подготовлен на одноименном отделе Института литературы при активном участии сотрудников других отделов.  Всего в работе над книгой приняли участие 45 авторов.

Научным редактором книги является академик Иса Габиббейли, а главным редактором — доктор филологических наук Техран Алишаноглу.

По случаю 70-летия Национальной Академии Наук Азербайджана Президент Ильхам Алиев рекомендовал ученым написать книгу по случаю 25-летия государственной независимости Азербайджана. 

КЛАССИКИ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  • Маниса Хатун Мехсети Гянджеви
  • Хагани Ширвани
  • Низами Гянджеви
  • Мирза Шафи Вазех
  • Мирза Фатали Ахундов
  • Сеид Азим Ширвани
  • Мирза Алекпер Сабир
  • Джалил Мамедкулизаде
  • Гусейн Джавид

 

Маниса Хатун Мехсети Гянджеви
(1098-1188)

Маниса Хатун Мехсети Гянджеви, являющаяся одной из основателей новой поэтической школы и нового поэтического жанра в азербайджанской литературе XII века, относится к числу мастеров слова, имеющих важную роль в создании и развитии гуманистического течения в нашей литературе. Об этой поэтессе существуют довольно противоречивые мнения. Она также является одной из героинь эпоса «Амир Ахмед и Мехсети», имеющегося в четырех экземплярах. При жизни Мехсети ее произведения были переписаны и собраны в виде Дивана. По преданию, Диван поэтессы существовал до начала ХV века, а в конце XV века, во время захвата города Герата Абдуллой хан Узбеком диван поэтессы пропал. В одном из своих рубаи Мехсети утверждает, что она испытала свое перо не только в деле создания прекрасных рубаи, она писала также в жанрах «гезель» и «кыта». К сожалению, Диван поэтессы считается пропавшим и ее стихотворения, состоящие в основном из рубаи, собраны из различных историко-литературных источников, из дастана «Амир Ахмед и Мехсети».

Парадоксально, но факт: несмотря на то, что об этой поэтессе сообщаются в источниках, относящихся ко времени ее жизни и творчества, выдающийся русский ученый Е.Э.Бертельс пришел к выводу о том, что якобы эта поэтесса была лишь героиней дастана, а в реальной истории не было такой поэтессы. В то же время, судя по введению поэмы «Хосров и Ширин» выдающегося поэта Низами, в разделе, посвященном сельджукскому султану Тогрулу II, и по одному из рассказов из произведения «Илахи-наме» выдающегося суфийского поэта Фариддадина Эттара, современника Мехсети, смело можно утверждать, что это реальная историческая личность.

Впервые о Мехсети писал Мир Аббас Мирбагирзаде в 20-30-ые годы XX столетия. Автор, исходя из того, что в дастане «Амир Ахмед и Мехсети» Мехсети описывается в 20 лет, а также из того, что она была приближенной двора султана Махмуда Сельджуги (1117-1132), приходит к выводу, что поэтесса родилась в 491 году хиджры (1097-1098). Иранские авторы также, говоря о Мехсети, в качестве даты ее рождения называют именно эти цифры. В 1984-ом году азербайджанские исследователи творчества Мехсети в произведении немецкого ученого Фритца Мейера «Красавица Мехсети» нашли след и комментируя один из рубаи, где приведена дата рождения поэтессы, засвидетельствовали правильность этой даты. Статья под заглавием «Даты рождения и смерти Мехсети» опубликована в «Докладах» НАН Азербайджана. До сих пор о Мехсети писали более 200 авторов и исследователей. Назовем некоторые из них:

1) Шахаб Тахири (Иран) впервые собрал рубаи, кыта и гезели Мехсети из разных источников и в 1957-ом году составил первый Диван поэтессы, состоящий примерно из 200 стихотворных отрывков.

2) Немецкий ученый Фритц Мейер в 1963-ем году опубликовал монографию «Красавица Мехсети». В этой монографии, являющейся результатом 20-летнего труда ученого, собраны 257 рубаи и около 30 стихотворных отрывков, принадлежащих перу Мехсети.

3) В заключительной части труда азербайджанского ученого, профессора, доктора филологических наук Халила Юсифова «Мехсети Гянджеви», приведены около 190 рубаи Мехсети в переводе на азербайджанский язык, выполненного автором этого труда в форме аруза.

4) Рафаель Гусейнов опубликовал научно-публицистическую монографию «Мехсети, какая она есть».

Мехсети писала свои стихи на персидском языке, который был очень в моде в те времена. Рубаи Мехсети заимствованные из дастана «Амир Ахмед и Мехсети», до сих пор 11 раз переведены на азербайджанский язык в слоговом измерении. Кроме того, рубаи Мехсети были переведены также на русский, английский, немецкий, французский и итальянский языки.

 

Хагани Ширвани
(1126-1199)

Имя этого поэта Ибрагим, отчество Али. В средневековых источниках его представляют следующим образом: Абу Бадиль Афзаладдин Ибрагим ибн Али Наджар ибн Осман ибн Ибрагим Хагаиги Хассанул-Эджем Хагани Ширвани. В этом составном имени слова «Хагаиги», «Хассанул Эджем» и «Хагани» являются псевдонимами поэта, Афзаладдин — его прозвище, Абу Бадиль — кунья, а слово «Ширвани» указывает на место, уроженцем которого был поэт.

Хагани родился в 1126-ом году в Шемахе. Начальное образование получил у своего дяди и в это время проявил огромный интерес к разным наукам своего времени. Начиная с юных лет, Хагани проявляет высокий поэтический талант, за что его приглашают во дворец Ширваншахов и там он завоевывает огромную славу. Однако вскоре поэт становится жертвой дворцовых интриг и усилиями своих недоброжелателей его арестуют. В дальнейшем Хагани путешествовал по странам Ближнего Востока и свои впечатления от этих поездок описал в поэтических произведениях. Последние годы жизни поэта прошли в Тебризе. Хагани умер в 1199-ом году и похоронен в Тебризе.

Богатое литературное наследие Хагани состоит из дивана лирических стихов объемом в 17 тысяч бейтов, поэмы «Тохфатул-Ирагейн», а также из 60 писем, представляющих собою интересные образцы художественной прозы. Стихи в диване Хагани написаны в жанрах касыда, гезел, медхийя, мерсийя, рубаи и в других жанрах. К числу его произведений общественно-философского содержания относятся касыды «Шиниййе» и «Медаинские руины», стихотворения под общим заголовком «Хебсийе» и поэма «Тохфатул-Ирагейн».

Хотя Хагани писал свои произведения на персидском и арабском языках, по ряду новшеств и литературно-художественных особенностей он представлял азербайджанскую поэтическую школу.

Многие выдающиеся поэты Востока писали свои произведения под влиянием творчества Хагани. Изучением художественного наследия этого поэта занимались исследователи из Азербайджана, Ирана, России, Индии, Пакистана и Западной Европы. Особо ценные работы по изучению жизни и творчества поэта выполнены азербайджанскими учеными — академиком Гамидом Араслы, Гафаром Кяндли-Херисчи и Мамедагой Султановым.

Часть поэтических произведений Хагани переведены на азербайджанский язык поэтами М.Рагимом, А.Вахидом, М.Мубаризом и другими.

 

Низами Гянджеви
(1140-1209)

Ильяс Юсиф оглу Низами — выдающийся мастер слова, созревший в XII веке на базе культуры Азербайджанского Ренессанса, один из великих мыслителей- философов. Он родился в древнем городе Гяндже, расположенном на знаменитом Шелковом пути, где сочетались восточные и западные культуры. Годы учебы и творчества поэта прошли в этом городе. В Гяндже, который с XI века был центральным городом государства Арран, развивалась городская культура. В этом городе был расположен государственный дворец, здесь функционировали медресе, медицинские и научные учреждения, преподавались такие науки как литература, история, философия, нуджум (астрономия), фикх и религиозные науки.

Первые биографические сведения о литературной личности Низами были записаны спустя три столетия после смерти поэта. Следовательно, достоверные сведения о его возрасте, точной дате смерти, поездках, родителях и родственниках отсутствуют. Все что сказано по этому поводу — лишь предположения ученых. Сам Низами не назвал своего отца, деда и мать.

Как и другие предшественники и современники, Низами тоже начал свое художественное творчество с написания газелей и касыде. Однако этот путь его не устраивал, и он всерьез увлекся эпическим творчеством в жанре роман-сказание (эпос), который начал развиваться после XI века — со времен Фирдоуси. Первой пробой его сил в этом направлении было произведение «Махзануль-Асрар» («Сокровищница тайн»). Это произведение, написанное поэтом, когда ему вскоре должно было исполняться 40 лет, является одним из оригинальных образцов эпического жанра «месневи». В этом произведении, наряду с повествованиями и сюжетами сказание, привлекает внимание также их художественная ценность. Рассказы и эпосы отражают в себе основные признаки эпичности — в особенности художественного языка, специфические формы выражения и содержание. Месневи состоит из 13 сказаний и 7 рассказов. Как правило, сказаниям и рассказам предшествуют «мегалаты», служащие словесному раскрытию философских и нравственных значений и символов, их художественному изложению.

Произведение «Сокровищница тайн» начинается с вводной части, содержащей «товхи» и «минаджат», восхваление пророка и описание его «мераджа». Здесь объясняются признаки и высокие качества Аллаха, его единство, мысли о том, что именно Он является создателем, изобретателем и началом всего на Земле, о том, что он назначил Мухаммеда своим посланником (пророком), через него послал святую книгу мусульман «Коран» и другие вопросы. Эти вводные замечания тесно связаны с художественными отрывками как по смыслу, так и по содержанию. В них неоднократно упоминаются аяты из Корана, и, следовательно, «Сокровищница тайн» является целостным исламско-художественным произведением о Вселенной, о совершенном человеке и совершенном обществе.

Второе произведение Низами «Хосров и Ширин» было написано в 1180-ом году и посвящено правителю Азербайджана Джахану Пехлевану. Хотя тема этого произведения взята из доисламской истории Ирана, поэт описывает события несколько отлично от Фирдоуси. Как и другие произведения, входящие в «Хэмсе», поэма «Хосров и Ширин» также начинается с разделов «минаджат», восхваления пророка и описания его мераджа, обращения к падишаху. В разделе о причине написания этой книги, поэт, объясняя философский смысл любви, составляющей основу этого произведения, называет ее космической любовью и пишет: «У создателя нет другого алтаря, кроме любви…, мир состоит целиком из любви (мир полон любви)». По его мнению, «…если любовь проникнет в сердце камня, камень превратится в драгоценность. Если бы у магнита не было любви, как он мог бы притягивать к себе железо? — вопрошает Низами. На примере этой земной, действительной любви между Хосровом и Ширин, поэт желал добиться мира и любви между Тураном и Ираном. Низами описывает Ширин как Туранская принцесса из племени Афрасияба. Это был тонкий намек на то, что государство Атабеков должно добиться перемирия с этим племенем.

В этом произведении Низами пытается решить общественно-политические вопросы с помощью любви и нравственной эволюции. Однако сладострастный образ жизни Хосрова мешает претворению этой идеи в жизнь. Как бы в подтверждение поговорки «Сыном огня бывает пепел», Хосров погибает из-за предательства своего сына Шируйя. Поэт, философски обобщая это событие, намекает на круговорот природной жизни и говорит: «Узнай себя, чтобы ты мог бы узнать истину путем ее осмысления. Если ты сам себя узнаешь, не обращай внимания на отдаленность Всевышнего, Он предстанет перед тобой словно как зеркало. Ты являешься совокупностью двух миров». Низами утверждает, что хотя и плоть человека создана из четырех элементов, он должен отойти от отдельных качеств и противоречий этих четырех элементов. С этой целью поэт приводит многочисленные примеры природных событий и утверждает, что человек должен стремиться не к телесным наслаждениям, а нравственно-умственной эволюции.

В этом своем произведении Низами как ученый-естествоиспытатель пытается решить вопросы общественной жизни посредством философии природы.

«Хосров и Ширин» обладает оригинальными качествами и с точки зрения литературно-художественного строения и языково-стилистических особенностей. В этом произведении Хосров и Ширин ведут диалог, а Бербет и Некиса поют прекрасные гезели в сопровождении музыкальных мелодий. Это свидетельствует о том, что философия жизни проявляется в единстве музыки и поэзии.

Тема произведения «Лейли и Меджнун», написанного в 1188-ом году по заказу Ширваншаха Ахситана, взята из доисламского арабского фольклора. В центре сюжета Низами попытался описать природу Аравии и образ жизни бедуинов, одновременно описать процесс новой эволюции платонической любви в жизни племени узри во времена ислама. Центр перевода и исследований, учрежденный в VIII веке в городе Багдаде занимался изучением античных и древнегреческих литературно-философских произведений. В IX-X вв. сотрудники этого центра (раби) поинтересовались любовными приключениями Меджнуна и Лейли и стали собирать легенды о них. Процесс исламизации также произошел в этот период.

В то время как после установления исламской религии общественная мораль считала оскорбительным и недопустимым огласку любви с помощью гезелей, он отвергает всякое ограничение божественной любви в жизни племени узри. В исламе это явление воспринимается как безумство. Низами, выступая с позиции философии возрождения, разъясняет любовь как основный закон природы и утверждает, что воспротивиться этой любви невозможно. Меджнун видит, что любовь существует и в Каабе, и в пустыне, и на небесах и обращаясь к ним призывает их стать покровителями его любви.

Естественная любовь Меджнуна не может перешагнуть через препятствия обычаев и традиций его племени и потому остается безответной. В произведении обращается особое внимание на резкие противоречия между новизной, жизнью и мышлением нового времени — периодом возрождения и невежеством. Это явление весьма характерно для первых этапов возрождения.

Во введении к этой поэме Низами категорически возражает Ахситану, который рекомендовал поэту украшать это произведение жемчужинами из арабского и персидского языка, оставить в стороне выражения, присущие тюркскому языку и называет Лейли и Меджнуна тюрко-язычными тюрками, проживающими среди арабов. Несомненно, эти идеи были характерными особенностями азербайджанского Ренессанса в XII веке.

Поэма Низами «Хафт Пейкер» («Семь красавиц»), написанная в 1197-ом году и посвященная марагинскому правителю Агсунгуру Кёрпе Арслан, как и «Лейли и Меджнун», является произведением Ренессанса, сюжет которого взят из истории династии Сасанидов. Содержание этого произведения построено на вопросах любви, социальной жизни и государственности, в которых синтезируются художественно-философские культуры античной Мидии и Греции в период исламского Ренессанса в VIII-Х вв. В этом произведении, как и в поэмах «Хосров и Ширин» и «Лейли и Меджнун», любовь носит космогонический характер. Такая любовь, по самой своей природе, устраняет противоречия между сторонами и создает мир и равенство.

В поэме «Семь красавиц» космический миф воссоздается на Земле на модели семи куполов, каждый из этих куполов, по своей окраске и особенностям представляющий семь планет, уподобляется специфике и функциям внутренних и внешних органов человека. Тем самым, раскрываются нравственные красоты и недостатки человека. Согласно этой концепции, человек воспринимается как единство чувственных (материальных) и умственных (нравственно-духовных или умственно-корыстных) миров.

В поэме «Семь красавиц» ощущается сильное влияние произведения Фараби «Город разумных людей». В обоих произведениях тело человека уподобляется городу, стране. В этом произведении Низами нашла свое художественное отражение концепция античной зороастрийской и греческой натуральной философии.

Поэма «Искендернаме» написана предположительно в 1200-1203-ем гг. Поэт по собственному желанию посвятил это произведение горячо любимому им Нусратдину Абу-Бакру. Тема этого произведения взята из истории Ирано-греческих войн, что является главной особенностью Восточного Ренессанса.

В этом произведении цель Низами заключается не в описании подробностей войн, а, скорее всего — в ознакомлении греков с культурой Востока и таким образом, синтезе этих двух культур. После того, как Искендер предал огню иранские «тешкедеры», он, по настоянию служащих при нем философов, направил тексты эпоса «Авеста», написанные на коже, в Грецию и рекомендовал перевести и изучить эти тексты. Сами греческие ученые тоже подтверждают, что античные греческие ученые изучали теорию натуральной философии мугов и одобряли эти теории. По словам Низами, Искендер рассматривает как чудеса жизни реальные события, связанные с культурами и сообществами, которых он у себя на Родине не видел. По пути он сталкивается с культурами разных народов и стран, знакомится с учениями индийских чарбаков, а при возвращении на север оказывается в алмазном озере, где его солдаты собирают целые мешки алмазов и уносят их с собой. Наиболее значительным культурным событием, описываемым в этом произведении, является прибытие Искендера в страну, где нет властителей. Увидев жизнь людей, проживающих в этой стране, ознакомившись с их образом мышления, способами общественного правления, опирающегося на разум и равенство, Искендер крайне удивляется. Наконец, Искендер узнает, что где-то на севере, в царстве мрака существует живая вода и он отправляется в путь в поисках ее. Вообще, поиск секретов вечной жизни присущ самым древним культурам, в том числе шумерским эпосам. Герои шумерского эпоса также ведут поиск средства бессмертия на Востоке, предположительно на Каспии или в одном из островов на озере Урмия. Секрет этого средства известен только одному человеку — Уминанитдину, проживающему на этом острове. Согласно зороастрийским традициям лекарством бессмертия является растение под названием «Хойм».

Искендер вместе с пророком Хызыр отправляется в царство темноты. Искендер заблуждается, а Хызыр находит живую воду, пьет ее и сообщает об этом Искендеру.

Таким образом, Искендер возвышается до пророчества, являющегося вершиной умственной эволюции, не в Греции, а благодаря восточным культурам, восточному научно-философскому мировоззрению, с которыми он ознакомился в период путешествий на Восток. С этой точки зрения, «Искендернаме» является последним совершенным произведением Ренессанса в художественно-философском творчестве Низами.

 

Мирза Шафи Вазех
(1794-1852)

Мирза Шафи Вазех является одним из выдающихся представителей азербайджанской литературы первой половины XIX столетия. 

Он родился в 1794-ом году в городе Гяндже в семье мелкого ремесленника — каменщика. В этом городе Шафи получил религиозное образование в медресе, в совершенстве освоил арабский и персидский языки, ознакомился с произведениями известных поэтов- классиков. В начале 30-х годов XIX столетия Мирза Шафи преподавал в Гянджинском медресе, где в основном занимался обучением детей письму в стиле «нестелиг». Обладая замечательным художественным талантом, Мирза Шафи с юных лет приступил к художественному творчеству и стал писать стихи под этим псевдонимом «Вазех». Он глубоко освоил идейно-художественные достоинства наследия классических восточных поэтов.

В 1840-ом году Мирза Шафи переехал в город Тифлис, где стал учителем азербайджанского языка в губернской начальной школе. В 1846-ом году он вернулся в Гянджу и стал преподавать во вновь открывшейся школе. Через четыре года он вновь вернулся в Тифлис и стал преподавателем азербайджанского и персидского языков в Тифлисской аристократической гимназии.

Мирза Шафи умер в 1852-ом году и похоронен в Тифлисском мусульманском кладбище.

В 1844-ом году Вазех организовал в Тифлисе литературный меджлис по названием «Дивани-хикмет». Выдающиеся азербайджанские поэты Аббасгулу Ага Бакиханов, Мирза Фатали Ахундов и другие, которые в те годы проживали и служили в Тифлисе, принимали активное участие в работе этого меджлиса. В это же время в Тифлисской аристократической гимназии преподавал немецкий поэт и переводчик Фридрих Боденштед. Он познакомился с Мирзой Шафи, учился у него персидскому языку и стал одним из активных членов его меджлиса. В 1846-ом году Боденштед вернулся в Германию. При этом он взял с собой рукописный диван стихов Мирзы Шафи Вазеха и перевел его стихи на немецкий зык. Часть этих произведений была опубликована в книге «Тысяча и одна ночь», изданной в 1848-ом году, а в 1851-ом году он в полном объеме опубликовал эти стихи в виде книги «Песни Мирзы Шафи». Вскоре стихи Вазеха были широко распространены во всей Германии и немецкие читатели были восхищены им. Впоследствии стихи Мирзы Шафи были переведены и изданы на французском английском, русском и других языках, а их автор завоевал мировую славу великого поэта.

Мирза Шафи Вазех, начиная с юных лет и до конца своей жизни последовательно занимался художественным творчеством. Под влиянием произведений выдающихся представителей классической восточной поэзии, в частности Хафиза, Саади, Руми и Физули он писал стихотворения, отличающиеся высокими идейно-художественными достоинствами в жанрах гезел, мухаммес, рубаи, кыта и стихи-подражания. Он оставил ценное творческое наследие, но к сожалению, лишь незначительная часть его стихов дошла до нас. Большую часть его творческого наследия составляют переводы на немецкий язык.

Стихи Мирзы Шафи Вазеха по своему тематическому и идейному содержанию достаточно разнообразны. Их значительная часть посвящена теме любви. В них воспеваются чувства и страдания любящего юноши, описываются его радости и переживания по поводу своей любви. В этих лирических стихотворениях заметно ощущается оптимистическое отношение поэта к жизни, а некоторая часть лирических стихов Вазеха посвящена мотивам божественной любви, религиозно-мистическим идеям и восточному пантеизму.

У Вазеха есть и сатирические стихи. В них поэт критикует общественные недостатки феодального строя, чрезмерный религиозный фанатизм, лицемерных представителей духовенства, которые пользуются религией для своих корыстных интересов.

 

Мирза Фатали Ахундов
(1812-1878)

Мирза Фатали Ахундов — выдающийся писатель, мыслитель и общественный деятель, сыгравший важную роль в развитии литературы, общественной политической и философской мысли нового времени.

Фатали родился в 1812-ом году в городе Нуха (ныне Шеки). Первое образование получил в местной моллахане. В 1818-ом году Фатали переходит под опекунство дяди своей матери Ахунда Алескера. Ахунд Алескер был выдающимся религиозным деятелем своего времени. Он видел, что Фатали очень умный талантливый мальчик, поэтому и решил лично заниматься его образованием и воспитанием, стал учить его персидскому и арабскому языкам, Корану, религиозно философским наукам, ознакомил его с видными представителями классической восточной литературы.

В 1832-ом году Ахундов продолжил свое религиозное образование в медресе города Гянджи, где сложились тесные дружественные отношения между ним и поэтом Мирзой Шафи Вазехом, который занимался здесь преподавательской деятельностью. Талантливый, свободомыслящий поэт Мирза Шафи Вазех оказал очень сильное влияние на мировоззрение молодого Фатали. Именно благодаря его влиянию Ахундов раздумал стать священнослужителем и решил посвятить свою жизнь светским делам.

В 1833-ем году М.Ф.Ахундов начал учиться в начальной русской школе, открывшейся в Шеки. В 1834-ом году он стал служить на должности переводчика по восточным языкам в Тифлисе, главной кавказской канцелярии России. С этого времени и до самого конца жизни он занимал должность переводчика у главных судей Кавказа по гражданским делам, а также в течение некоторого срока по дипломатическим и военным делам.

В Тифлисе М.Ф.Ахундов оказался в очень содержательной и замечательной среде. Здесь он совершенствует свои знания по восточной литературе, философии и истории. Одновременно он освоил достижения западноевропейской и русской литературы, культуры, общественно-политической, философской мысли и светских наук нового времени.

За годы службы М.Ф.Ахундов занимался весьма плодотворной деятельностью как поэт, драматург, литературный критик и социолог, создал богатое и разнообразное наследие.

С 1857-го года и до самого конца своей жизни М.Ф.Ахундов активно и смело боролся сперва за реформу арабского алфавита, а сначала 70 годов — за замену его латинским алфавитом, за что он в странах Ближнего Востока и Европы был признан как первый реформатор арабского алфавита.

Великий азербайджанский поэт мыслитель и общественный деятель М.Ф.Ахундов умер 26 февраля (по новому стилю 10 марта) 1878-го года и похоронен в Тифлисе.

В юные годы М.Ф.Ахундов приступил к творчеству как поэт и до конца своей жизни время от времени продолжил поэтическое творчество, под псевдонимом «Сабухи» писал стихи на азербайджанском и персидском языках как в классическом, так и в народном стиле. Он обращался к таким поэтическим жанрам, как гошма, герайлы, мухаммес, письмо в стихах, сатирические и нравственно-дидактические стихи, касыда. Особо важное место в поэтическом наследии М.Ф.Ахундова занимают «Восточная поэма», посвященная смерти выдающегося русского поэта А.С. Пушкина, стихи в жанрах гошма и мухаммес, написанные под влиянием его близких предшественников — М.П.Вагифа и Г.Б.Закира, а также сатира «О новом алфавите», где резко критикуются визиры иранского правителя Насреддин шаха и стихи дидактического характера.

Велики заслуги М.Ф.Ахундова в азербайджанской литературе как драматурга, пользующегося большой известностью. Обладающий высоким комическим талантом Мирза Фатали в начале 50-х годов XIX столетия написал комедии «Хекайети Молла Ибрагимхалил кимьягер» («История Моллы Ибрагимхалила-алхимика») (1850) «Мсье Жордан и Дервиш Местели Шах, джадугуни-мешхур» (1850), «Хекайети хырс гулдурбасан» (1851), «Сергюзешти везири хани Лянкяран» («История визиря Ленкоранского ханства») (1852), «Хекайети мерди хэсис» ( 1852) и «Мурафиэ векилляри», тем самым заложил прочную основу национальной драматургии в азербайджанской литературе. Своими шестью комедиями он значительно укрепил связь азербайджанской литературы с реальной жизнью, внес в нее новое содержание, новые идеи, связанные с важными актуальными общественными, социальными и нравственными вопросами, важнейшими нуждами и потребностями своего народа и заложил основы новой, реалистичной литературы в нашей национальной литературе. В своих комедиях он создал целостные, яркие и разнообразные типы различных общественных слоев, описал жизнь, семейно-бытовые особенности, социальное и нравственное положение азербайджанского народа в 30-50-х гг. XIX столетия.

Как комедиограф, М.Ф.Ахундов пользовался известностью не только на своей Родине и в мусульманских странах Ближнего Востока, но и в России и западноевропейских странах.

В 1857-ом г. М.Ф.Ахундов написал повесть «Обманутые звезды» и тем самым заложил первооснову художественной прозы нового типа в азербайджанской литературе. В этой повести автор, исходя из концепции «миром правит здравый смысл», выдвинутой европейскими просветителями, подвергал к резкой критике общественные недостатки современного ему феодально-деспотического способа правления в Иране, изобличал высших феодалов-руководителей страны, и горячо пропагандировал идеи просветительства и гуманизма. Повесть М.Ф.Ахундова «Обманутые звезды» является одним из оригинальных и ярких образцов мировой просветительской прозы.

В 50-70-х гг. XIX столетия М.Ф.Ахундов, написав целый цикл литературно-критических статей на азербайджанском и персидском языках, оказал неоценимую услугу в сфере становления литературной критики в азербайджанской литературе.

Основное содержание и проблемы его литературно-критических и эстетических взглядов связано с резкой критикой формалистской и религиозно-мистической литературы, пропагандой принципов новой реалистичной литературы.

В 60-70-х гг. XIX столетия М.Ф.Ахундов весьма активно и плодотворно трудился как философ и социолог, написал философский трактат «Письма Кемалуд-Довле» и «Ответ английскому философу Юму», а также философско-социологические произведения «Джон Стюарт о национальной свободе», «Моллаи-Руми и его мировоззрение» и др. Этими произведениями автор совершил кардинальный переворот в философском, политическом, общественном и социальном мышлении Азербайджана и мусульманских стран Ближнего Востока, заложил первые прочные основы идеологии просветительства.

В философском трактате М.Ф.Ахундова и других его философских произведениях глубоко и ярко отразились основные специфические особенности мировой просветительской идеологии. Ахундов так же, как и выдающиеся представители просветителей западноевропейских стран XVIII века и российских просветителей 40-60-х гг. XIX столетия, выступал против феодально-деспотического способа правления, феодального государства и системы правления, феодально-общественных социальных отношений и юридических институтов, против религии, являющейся идеологической и нравственной опорой феодализма, социологических способов учебной и воспитательной работы, и горячо пропагандировал новый, парламентский способ правления, нового государственного строя, новых экономических, общественных, социальных отношений и порядков, новых либерально-демократических и морально-этических взглядов, широко агитировал научно-культурные достижения европейских стран в новое время.

М.Ф.Ахундов был признан и прославился как писатель и философ, занимающий исключительно важное место в истории развития литературно-философской мысли Азербайджана и мусульманских народов Ближнего Востока в новое время. Одновременно, он считается одним из ярких представителей мировой просветительской идеологической тенденции в целом.

 

Сеид Азим Ширвани
(1835-1888)

Сеид Азим Ширвани известен как талантливый поэт-лирик и сатирик в азербайджанской литературе века. Широко известны также его просветительские стихотворения и повести в стихах, а также басни. Сеид Азим родился 10 июля 1835-го года в Шемахе. Когда ему было 7-8 лет от роду, умер его отец Сеид Мухаммед. После этого маленький Азим вместе с матерью переехал к деду Молла Гусейну, проживающему в Дагестане, и в течение 10 лет прожил у деда, там и получил первое образование. В 1853-ем году 18-летний Сеид Азим вернулся в Шемаху и до конца жизни жил здесь, занимался литературной и научно-педагогической деятельностью. Сеид Азим преподавал одновременно и в той школе, которую открыл он сам, и в школе «Меджлис», открытой при Шемахинском Духовном меджлисе по инициативе Саида Эфенди Унсизаде, где он работал сперва в качестве преподавателя, а после переезда Унсизаде в Тифлис Сеид Азим стал руководителем этой школы. С 1877-го года он был одновременно назначен преподавателем шариата и родного языка в Шемахинской городской школе. Пользуясь собственным опытом, накопленным во время педагогической деятельности, он написал учебник для учеников начальной школы, однако все попытки, предпринятые им для издания этого учебника, оказались тщетными: местные представители царской власти не разрешили издать этот учебник Сеида Азима.

С.А.Ширвани сотрудничал практически со всеми национальными печатными органами, издаваемыми в XIX веке — газетах «Экинчи» (1875-1877), «Зияйи-Гафгазийя» (1879-1884) и «Кешкюл» (1888-1891) выступал со стихами и статьями, призывающими к просвещению, отличающимися моральными и дидактическими особенностями. Поэт был убежден, что издание газеты «Экинчи» является весьма знаменательным событием в азербайджанской общественно-культурной среде и по этому поводу написал поздравление в стихах и направил его в газету. Однако для того, чтобы осознать и понять сущность пропагандируемых этой газетой литературных и культурных идей, ему понадобилось около одного года времени; в середине 1876-го г. стихи Сеида Азима, являющиеся передовыми и просвещенческими для того времени часто публиковались в газете «Экинчи», а позже в «Зияйи-Гафгазийя» и «Кешкюл». Таким образом, в истории литературы С.А.Ширвани известен также как автор просветительских стихов.

Сеид Азим Ширвани руководил литературной школой «Бейтус-Сафа», действующей в Шемахе и одновременно осуществлял творческое сотрудничество с членами литературных меджлисов, действующих в Баку, Карабахе, Лянкяране и других культурных центрах, вел с ними переписку в стихах. Гезели С.А.Ширвани, отличающиеся глубоким содержанием, высоким идейно-эстетическим качеством и тонким лиризмом, его произведения реалистичного духа и сатирические стихотворения принесли славу их автору и заложили основу формирования жанра сатиры в азербайджанской литературе. Особо высокую оценку заслуживают сатирические стихи С.А.Ширвани «Кази обжигает свою бороду», «Возвращение муджтехида после учебы» и другие. У поэта есть также научный труд под названием «История Ширванского ханства».

С.А.Ширвани умер в 1888-ом году в Шемахе. Его произведения неоднократно были изданы в виде книг, о нем написаны многочисленные статьи, диссертации и монографии. Материалы о жизни и творчестве поэта включены также в программы средних и высших школ.

 

Мирза Алекпер Сабир
(1862-1911)

М.А.Сабир, прославившийся в истории азербайджанской литературы в буквальном смысле слова как национальный поэт, родился 30 мая 1862-го года в Шемахе. Алекпер получил начальное образование сперва в моллахане, а затем в школе, которую открыл С.А.Ширвани. Алекпер очень рано приступил к литературному творчеству. Его первые попытки написать стихи были одобрены и отредактированы известным поэтом Сеидом Азимом Ширвани, который давал Алекперу советы наставника. Алекпер писал стихи под псевдонимом «Сабир». Однако первые печатные стихи поэта были изданы только в 1903-го году в газете «Шерги-Рус». В этих стихах явно ощущались дух и требование ХХ века.

В 1905 и 1906 гг. в газете «Хаят» были изданы несколько его стихов общественно содержания и известная сатира «Беседа двенадцати мужчин в одном меджлисе». Но настоящая сила и слава Сабира-поэта проявились на страницах журнала «Молла Насреддин». Начав деятельность в этом журнале с сатиры «Миллет недже тарадж олур, олсун», «Не ишим вар?!» («Пропади нация пропадом, какое мне дело?!»), Сабир своим творчеством заложил основу революционно-сатирической литературной школы и сам возглавил ее. Поэзия Сабира сыграла особую роль в росте популярности журнала «Молла Насреддин». Его сатирические стихи издавались, наряду с журналом «Молла Насреддин», также в печатных органах «Бахлул», «Занбур», «Хаят», «Иршад», «Тезе хаят», «Седа», «Хагигат», «Гюнеш», «Ени хагигет» под псевдонимами «Хоп-хоп», «Гулэйен», «Аглар Гулеен», «Чайдачапан», «Габагда гедян зенджирли», «Меджзуб», «Низедар», «Етим гызджыг», «Годжа Иранлы» и др.

Произведения Сабира, написанные для детей, были изданы в журналах «Дебистан», «Рехбер», а также в учебниках «Биринджи ил» («Первый год»), «Икинджи ил» («Второй год»), «Ени мектеб» («Новая школа»). Очень популярными в свое время были стихотворения Сабира «Фахрийя», «Сатырам!», «Бура сай!», «Охутмурам, эл чякин!», «Пула теведжджох», «Хесисин хейфи, варисин кейфи», «Нефсин гезеби, эглин мерези», «Истигбалымыз лаглагдыр», «Истигбал бизимдир», «Шекибаи», «Рухум» и др. Наряду с сатирическими стихами Сабир выступал также с публицистическими статьями и другими публикациями в органах периодической печати («Хаят», «Иршад», «Тезе хаят»), в этих публикациях автор поднимал актуальные общественные и национальные проблемы своего времени. В числе таких статей можно назвать «Гейрет», «Исламийятин инсанийетперверлийи», «Джума», «Заман не истяйир? Амма биз…» и др. Сабир также является автором фельетонов, написанных на высоко профессиональном уровне.

В 1908-ом году М.А.Сабир сдав экзамены, получил право на занятие преподавательской деятельностью. После этого он, наряду с художественным творчеством, открыл в г. Шемахе школу «Уммид» («Надежда») и стал преподавать в этой школе, а позже работал учителем в общественной школе в Бакинском селе Балаханы. Он принимал активное участие в организации в Шемахе библиотеки-читальни, подготовке театральных спектаклей и других культурно-массовых мероприятиях, как своим художественным творчеством, так и практической деятельностью, трудился как настоящий гражданин для устранения последствий геноцида, совершенного армянами против азербайджанцев.

М.А.Сабир умер 123 июня 1911-го г. от болезни печени. Его произведения были неоднократно изданы в виде книги под названием «Хоп-хопнаме», о нем написаны многочисленные научные статьи, монографии и диссертации.

 

Джалил Мамедкулизаде
(1866-1932)

Имя Джалила Мамедгулу оглу Мамедкулизаде по праву вошло в ряд классиков мировой литературы. Он был основателем литературной школы критического реализма в Азербайджане в начале ХХ столетия, учредителем журнала «Молла Насреддин», отличающегося революционно-демократическим и сатирическим направлениями, открыл новый путь в национальной литературе, прославился как новатор-писатель, драматург, журналист, деятель литературы и культуры. Сал глашатаем идей гуманизма, демократизма и свободы.

Дж.Мамедкулизаде родился в древнем азербайджанском городе Нахчыван, где учился арабскому, персидскому языкам, окончил азербайджанское отделение учительской семинарии в Грузинском городе Гори (1882-1887. В годы учебы в семинарии он изучил основы восточной и европейской культуры, ознакомился с творчеством В.Шекспира, М.Вольтера, В.Гюго, А.С.Пушкина, Л.Н.Толстого, Н.В.Гоголя и др. мастеров слова, сам тоже прославился как видный писатель и драматург.

Большой мастер жанра маленьких рассказов, автор комедий, написанных на высоком профессиональном уровне, видный журналист, гражданин-интеллектуал Дж.Мамедгулузаде серьезно переживал судьбу как Южного, так и Северного Азербайджана, в своих произведениях отражал чаяния народа о свободе, его тяжкий образ жизни, резко критиковал соседние страны, превратившие Азербайджан в монополию, эксплуатирующие его силы, общественную отсталость, инертность и фанатизм.

С 1905-го года он работал в газете «Шэрги-Рус», издаваемой в Тифлисе и набравшись опыта сам открыл типографию «Гейрет», где стал издавать разные произведения на революционную и освободительную темы, глубоко изучал народную жизнь и общественно-политические события, благодаря чему сам созрел как мастер слова с новым мировоззрением. Под впечатлением событий 1905-го года были написаны многие произведения автора. Его рассказы «Почтовый ящик», «Уста Зейнал», «Свобода в Иране», «Русская девушка», «Жена консула», «Гурбанали бек» и десятки других рассказов стали заметным событием в азербайджанской литературе и литературе народов Ближнего Востока, комедии «Мертвецы», «Книга моей матери», «Сборище сумасшедших», «Кяманча» в течение долгих лет, поставленные на сценах азербайджанских театров открыли новую страницу в азербайджанской литературе. Комедия «Мертвецы» успешно была поставлена в Турции, России и Иране, Средней Азии, Поволжье, а также в театрах тюрко-язычных народов Северного Кавказа, содействовала формированию новой литературы и людей искусства.

Еще одна черта прославившая Дж.Мамедгулузаде в истории общественной мысли, литературы и культуры Азербайджана состоит в том, что начиная с 1906-го года он совместно с О.Ф.Неманзаде, А.Гемкюсар и другими друзьями и идейными соратниками, в течение 30 лет издавал журнал «Молла Насреддин» в таких крупных городах как Тифлис, Тебриз и Баку. Этот революционно-сатирический журнал сыграл огромную роль в национально-нравственном развитии, литературно-культурном возрождении народа, оказал положительное влияние на развитие народов Ближнего Востока.

Его произведения изданы стотысячными тиражами. В 1966-ом году решением ЮНЕСКО 100-летний юбилей писателя был отмечен в мировом масштабе. Дж.Мамедгулузаде и сегодня — в период независимости Азербайджана в наших сердцах.

 

Гусейн Джавид
(1882-1941)

Гусейн Джавид (Гусейн Абдулла оглу Расизаде) родился 24 октября 1882-го года в г. Нахчыван, умер 5 декабря 1941-го года в ссылке в Иркутской области.

Гусейн Джавид — выдающийся поэт и драматург Азербайджана, родился в Нахчыване в семье священнослужителя. Начальное образование получил в местной моллахане, а среднее образование — в школе «Мектеби-Тербийе», учеба в которой велась в новом стиле (1894-1898). Эта школа была открыта выдающимся представителем азербайджанской интеллигенции, педагогом М.Т.Сидги. Свои первые стихи классического стиля Джавид писал под псевдонимами «Гюльчин» и «Салик». В 1899-1903 гг. Джавид жил в Южном Азербайджане, где продолжил учебу в Тебризской школе «Талибийе». Окончив литературное отделение Стамбульского Университета (1909), он стал заниматься педагогической деятельностью сперва в Нахчыване, затем — в Гяндже и Тифлисе, а с 1915-го года — в Баку.

Его литературное наследие, служившее ценным источником для обогащения азербайджанской культуры, литературного мышления и сокровищницы театра, занимает важное место в древней и вечно живой культуре Востока, классической азербайджанской поэзии. Творчество Джавида является образцом глубокого нравственно-философского наследия, а сам автор — одним из основоположников азербайджанского романтизма ХХ века.

Творчество Джавида отличается разнообразием жанров и форм. Он — автор лирических стихов, лирико-эпических и эпических поэм, первых в истории азербайджанской литературы трагедий и драм, написанных в стихотворной форме. Первая книга стихов Джавида под названием «Кечмиш гюнлер» («Былые дни») была издана в 1913-ом году. В первый период в его творчестве преобладали лирические произведения на общественную и философско-нравственную тематику («Оксуз Энвер», «Чобан тюркусу», «Кичик серсери», «Дунен ве бу гюн», «Гадын», «Гёрмедим», «Веремли гыз»). В этих произведениях описываются разные тяжкие моменты, переживаемые героями в семье и быту, несправедливость времени, страдания несправедливого строя. В стихах «Мазлумлар учун» («Для обездоленных») (1914), «Гуруба гаршы» («К закату»), «Херб ве фелакет» («Война и бедствие») (1916), «Херб Аллахы гаршысында» («Перед богом войны») (1917) отражается ненависть к войнам, имперской политике, которые ведут человечество к трагедиям.

Гусейн Джавид больше известен как драматург. Его трагедии на философские и исторические темы, семейно-бытовые драмы с точки зрения их стилистики, манеры написания и новизны формы стали новым этапом в азербайджанской драматургии, обогатили национальную театральную культуру новым содержанием. Автор в своей драматургии осветил непреходящие общечеловеческие, общественно-политические и культурные проблемы на высоком художественном уровне. В своей первой пьесе в стихах «Мать» (1910) автор воспевает доброту, преданность и мужество, в трагедии «Марал» (1912) — свободу личности и женщины, в первой трагедии в стихах в истории азербайджанской литературы — «Шейх Санан» (1914) он протестует против религиозной и национальной дискриминации, разлучающих людей друг от друга.

Эти же идеи продолжаются в драме «Шейда» (1917), и поэме «Хаггыны сен мубаризе иле ала билерсен» («Ты можешь отстоять свое право только путем борьбы») (1918).

В трагедии «Иблис» («Дьявол») (1918), занимающей важное место в творчестве драматурга, в образе Иблиса обобщены все реакционные силы своего времени, империалистические круги являющиеся «культурными варварами ХХ столетия».

В произведениях Джавида, написанных в 20-30-е годы — исторических драмах «Пророк» (1922), «Топал Теймур» (1925), «Сиявуш» (1933), «Хайям» (1935) своеобразным языком высокой поэзии поднимаются вопросы о роли личностей в истории, об отношениях властелина и народа, о свободомыслии и реакции.

Поэзия Джавида отличается высоким художественным профессионализмом, глубокой эмоциональностью и искренностью.

КНИЖНЫЕ ДОМА АЗЕРБАЙДЖАНА

Несмотря на то, что развитие книжного дела в наших краях берет свое начало с XI века, история его основания восходит к глубокой древности — временам создания первого государства. Из исторических источников известно, что еще в V веке в Кавказской Албании существовал алфавит, состоящий из 52 буквы, в связи с чем ряд книг того времени были переведены на албанский язык, а в церквях и школах начали появляться первые библиотеки. С приходом ислама на территорию Азербайджана стали создаваться библиотеки при медресе и школах, что привело к широкому распространению культуры чтения среди народа. Таким образом, пик развития библиотечного дела приходится на XI век. В это время наиболее ценные книги переписывались и отправлялись в различные библиотеки для хранения, что способствовало еще большему увеличению количества книжных домов.

Истинные знатоки литературы, ученые, уважаемые, известные и состоятельные люди своего времени часто имели свои собственные библиотеки. В этих библиотеках существовали книги из различных уголков мира. Среди них самыми известными являются библиотека Бахманьяра, основанная в XI веке и считавшаяся в то время самой ценной в мире; библиотека считающегося первым азербайджанским литературным теоретиком Хатиба Тебризи, основанная на рубеже XI-XII веков; библиотека «Сеййидина» Насреддина Туси, созданная в Мараге в XIII веке и насчитывающая свыше 400.000 экземпляров книг; библиотеки «Рашидийе» Рашидаддина, состоящие из двух зданий и городской университетской библиотеки.

Сюда, в первый азербайджанский университет «Рашидийе», библиотеку городской мечети и лечебницы привозились книги из Ирана, Египта, Китая, Греции, Византии и других стран. 

После развития библиотек в средневековье в Азербайджане функционировали различные библиотеки — дворцовые, религиозные, особые научные и частные. Из дворцовых библиотек стоит особо отметить библиотеку дворца Ширваншахов (XII век), Тебризскую библиотеку (XIII век), дворцовые библиотеки государств Аккоюнлу и Каракоюнлу (XIV-XV века). В XVI веке видный азербайджанский государственный деятель Шах Исмаил Хатаи основал Тебризскую дворцовую библиотеку. В 1522-м году Шах Исмаил Хатаи подписал Указ «О библиотечном деле».

В начале прошлого века азербайджанская интеллигенция организовала благотворительные общества в целях учреждения новых библиотек и читальных залов. В период Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920 годы) были созданы библиотека имени М.А.Сабира и библиотека Бакинского Государственного Университета.

В 1920 году в Азербайджане уже насчитывалось 965 школьных библиотек. В Баку и в окрестностях функционировало около 50 библиотек, а в селах и районах — более 100.

Сегодня в Азербайджане функционирует более 12.000 библиотек, самые крупные из них — Национальная библиотека имени М. Ф. Ахундова, Центральная Научная библиотека,  Научная Медицинская библиотека, библиотека Бакинского Государственного Университета, Президентская библиотека, Республиканская Молодежная библиотека имени Джафара Джабарлы.

В Азербайджане также существует ряд книжных магазинов — Baku Book Center, Libraff, Али и Нино, в том числе и другие, в которых представлены образцы классической и современной мировой литературы.

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА

Богатое музыкальное искусство Азербайджана имеет многовековую историю развития. Первые сведения об этой музыке получены из ряда исторических памятников, обнаруженных при археологических раскопках, наскальных рисунков Гобустана (XVIII-III тысячелетия до н.э.) и Геми-Гая (III-I тысячелетия до н.э.). В эпосе «Китаби Деде Горгуд» (VII век), в произведениях Низами и Физули содержится богатая информация о музыкальной жизни средневековья, музыкальных жанрах и инструментах. В трактатах известных азербайджанских ученых Сафиаддина Урмеви (XIII век), Абдулгадира Марагаи (XIV век), Мирзабека (XVIII век), Мир Мохсуна Навваба (XIX век) приведены сведения о высоком уровне развития музыкальной культуры и исполнительского искусства в период средневековья, изучены теоретические проблемы Азербайджанской музыки.

В эпосе «Китаби Деде Горгуд», являющимся первым письменным литературным памятником азербайджанского народа, упоминаются названия различных музыкальных инструментов, приведены целые фрагменты, связанные с музыкой, наглядно свидетельствующие о древней истории нашей музыки.

Первый письменный музыкальный трактат относится к XIII столетию. Развитие музыкально-теоретического мышления Ближнего и Среднего Востока в XIII-XV веках связано с именами двух выдающихся ученых и музыкантов Азербайджана — Сафиаддина Урмеви (1217-1294) и Абдулгадира Марагаи (1353-1435). Трактаты Урмеви «Китаб аль-Адвар» и «Шерефийя» заложили основу науки о музыке в Азербайджане и создали почву для ее дальнейшего развития. Урмеви вошел в музыкальную науку как основатель школы «системности» и основоположник табулатур. Созданная им музыкальная система, нотная таблица были наиболее совершенной нотной системой и табулатурой того времени.

В трактатах, созданных после Марагаи, уже не был поставлен ряд сложных теоретических проблем, составляющих основу музыкальной теории, а частично поставленные проблемы были повторением ранее обсужденных проблем в различных вариантах. Главная же ценность этих трактатов заключалась в их практической пользе. Примерами трактатов, относящихся к этому времени можно назвать трактат младшего сына Марагаи Абдулазиза Челеби «Негаветил Адвар» и трактат его сына Махмуда Челеби «Мегасид аль-Адвар».

В начале XVII столетия в Южном Азербайджане был создан замечательный трактат Мирзабека «О музыке».

С конца XIX столетия в ряде городов Азербайджана организуются музыкальные меджлисы, общества, кружки (меджлис под руководством Махмуда Аги в Шемахе, меджлисы под руководством Харрата Гулу Магомед оглу и Мир Мохсуна Навваба в Шуше, меджлис под руководством Мешади Мелика Мансурова в Баку). В 80-е годы XIX столетия М.М.Навваб вместе с известным ханенде Гаджи Гуси учредил «Меджлис музыкантов», где обсуждались эстетические проблемы музыки, вопросы исполнительства и искусство мугама. В этом меджлисе принимали активное участие известные ханенде и сазенде — Мешади Джамиль Амиров, Ислам Абдуллаев, Сеид Шушинский, Садыхджан и др. Ученик Харрата Гулу Гаджи Гуси был одним из выдающихся представителей шушинской школы вокального искусства. Гаджи Гуси был знатоком мугамов, музыковедом и ученым, совершенствовал ряд мугамов, сам создал новые мугамы. Мирза Садыг Асад оглу (Садыгджан) был великим таристом XIX столетия. Именно он реконструировал прежний тар и стал создателем современного тара. Продолжателями этой школы были Мешади Зейнал, Мешади Джамиль Амиров, Ширин Ахундов, Гурбан Пиримов.

Шуша вполне заслуженно завоевала славу консерватории Кавказа. Яркие представители Шушинской консерватории на всех континентах мира достойно представляют и прославляют азербайджанскую музыку.

Шуша — Родина Мир Мохсуна Навваба, Харрата Гулу, Гаджи Гуси, Садыхджана, Мешади Иси, Абдулбаги Зулалова, Джаббара Гарягдыоглу, Кечачи оглу Мамеда, Мешади Мамеда Фарзалиева, Ислама Абдуллаева, Сеида Шушинского, Бюль-Бюля, Зюльфи Адыгезалова, Хана Шушинского, Мешади Джамиля Амирова, Гурбана Пиримова, композиторов Узеира Гаджибекова, Зульфугара Гаджибекова, Фикрета Амирова, Ниязи, Афрасияба Бадалбейли, Солтана Гаджибекова, Ашрафа Аббасова, Сулеймана Алескерова, выдающегося певца Рашида Бейбутова. И это далеко не полный перечень музыкантов — уроженцев Шуши.

В начале XX столетия, в условиях общественно-политического и культурного подъема Уз.Гаджибеков заложил основу современной азербайджанской профессиональной музыкальной культуры и создал синтез национального музыкального искусства с устными традициями и композиторского творчества, что и повлияло на усиление активного взаимодействия Восточной и Западной культур. Оперой У.Гаджибекова «Лейли и Меджнун», поставленной в 1908-ом году в театре Г.З.Тагиева была заложена основа не только азербайджанской оперы, а оперного искусства во всем мусульманском востоке. Выдающийся композитор стал основоположником жанра мугам-оперы. У.Гаджибеков хорошо понимал, что восприятие нового жанра будет сопровождаться с трудностями для азербайджанского слушателя, поэтому он обратился к поэме Физули «Лейли и Меджнун» и жанрам народной музыки (мугам, песня, танец) создал сценическое произведение, соответствующее настроению того периода, отвечающее нравственным потребностям своего народа.

Другая знаменитая оперетта У.Гаджибекова «Не та, так эта» была экранизирована в 1919-ом году в Ялте, а во второй раз в 1956-ом году в киностудии «Азербайджанфильм». У.Гаджибеков является также основателем жанра музыкальной комедии в Азербайджане. В своих музыкальных комедиях на социально-бытовые темы («Муж и жена», 1910; «Не та, так эта», 1911; «Аршин мал алан», 1913) композитор исходил в основном из народных песен и танцевальной музыки. Особо прославилась его музыкальная комедия «Аршин мал алан» (спектакль был поставлен в 1913-ом году). Это произведение переведено на английский, немецкий, китайский, арабский, персидский, польский, украинский, белорусский, грузинский и др. языки (всего около 70 языков). Был поставлен на сценах 120 театров, в том числе в Москве, Стамбуле, Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Тегеране, Каире, Пекине, Берлине, Варшаве, Софии, Будапеште, Бухаресте и во многих других городах, не однократно экранизировано (в 1916-1917 годах в Баку, в 30-е годы в США, в 1945 и 1960 годах в Советском Азербайджане). Исполнитель главной роли Рашид Бейбутов (1915-1989) во многом именно благодаря этому произведению завоевал мировую славу. Народный артист Р.Бейбутов был незаменимым исполнителем народных и композиторских песен, а также роли Балаша в опере Ф.Амирова «Севиль». Он также был основателем и руководителем Театра Песни.

30-е годы ХХ столетия характеризуются как период нового подъема азербайджанской музыки. В эти годы были организованы исполнительские коллективы и симфонический оркестр (был создан в 1920-ом году, ныне — Азербайджанский Государственный симфонический оркестр имени У. Гаджибекова), хор (1926), первый нотный оркестр народных инструментов (1931), ансамбль танцев (1936), Азербайджанская Государственная Филармония имени М.Магомаева (1936), Азербайджанский Союз Композиторов (1934), Азербайджанский Театр Музыкальной Комедии (1938, ныне имени Ш.Гурбанова), Азербайджанский Дом Народного творчества (1939), Научно-исследовательский кабинет музыки (1931), предназначенный для сбора и исследования Азербайджанской народной музыки.

В 20-е годы Р.М.Глиер, широко используя музыкальный фольклор Азербайджана, написал оперу «Шахсенем» (первая постановка в 1927) на основе дастана «Ашыг Гариб». Эта опера была первой инициативой на пути создания классической оперы на основе образцов азербайджанской народной музыки с применением достижений мировой музыкальной культуры.

У.Гаджибеков также создал оперу «Короглу» — монументальную эпопею народного героизма (государственная премия СССР, 1941). В этой опере, отличающейся высоким профессионализмом и подлинным новаторством, нашли свое отражение национальный дух и психологическая глубина в опере «Короглу» У.Гаджибекову удалось создать органическое единство жанровых, композиционных и ладово-интонационных основ народной музыки с музыкальными выразительными средствами классического оперного искусства, создать капитальное произведение национального оперного искусства. В опере «Короглу» монументальные народные сцены, отражающие образ народа, органически сочетаются с многосторонними характеристиками главных героев. Роль Короглу исполнил классический создатель этого образа Бюль-Бюль. Он выступал в этой роли более 400 раз.

В 20-40 годы вступило на творческий путь поколение молодых композиторов — С.Рустамов, А.Бадалбейли, А.Зейналлы, Ниязи, К.Караев, Ф.Амиров, С.Гаджибеков, С.Гаджиев и другие.

В начале 30-х годов появляются произведения для симфонического оркестра («Торжественный марш» У.Гаджибекова, «В степях Азербайджана», «Танец освободившейся женщины», «Радиомарш Азербайджана РВ-8» М.Магомаева), для оркестра народных инструментов (1-я и 2-я симфонии У.Гаджибекова).

Тема героизма и патриотизма, возродившаяся в годы войны (1941-1945) нашла свое отражение в многочисленных песнях, произведениях для народных инструментов (У.Гаджибеков, С.Рустамов), опере «Вэтен» («Родина») Г.Гараева и Дж.Гаджиева (1945; Государственная премия СССР, 1946), в первых симфониях Г.Гараева, Дж.Гаджиева и С.Гаджибекова (это были первые образцы симфонического жанра в азербайджанской музыке). Опера Ниязи «Хосров и Ширин» (1942), романсы У.Гаджибекова «Сенсиз» и «Севгили джанан» на слова Низами также являются плодами военных лет. Основатель нового жанра гезель-романс У.Гаджибеков высоко профессионально обработав поэтику Низами, перевел эти произведения на язык музыки, создал синтез мелодии декламационного и кантиленального типа. В годы Великой Отечественной войны популярный песенный жанр прошел своеобразный путь развития в соответствии с требованиями того периода.

В послевоенные годы национальная музыка переживает период нового подъема. Азербайджанская музыка пользуется огромным авторитетом, как в нашей стране, так и за ее пределами.

Новым этапом в Азербайджанской музыке стал балет Г.Гараева «Семь красавиц» (1952, по одноименной поэме Низами, балетмейстер П.А.Гусев, Азербайджанский Театр Оперы и Балета). Балет «Семь красавиц» заложил основу новой музыкальной драматургии в балетном искусстве Азербайджана, сыграв важную роль в становлении балетного жанра.

В 1958-ом году на сцене Ленинградского Театра оперы и балета был поставлен балет Г.Гараева «Тропою грома» (Ленинская премия, 1967; по одноименному роману П.Абрахамса; балетмейстер К.М.Сергеев). Композитор возвеличил трагическую любовь главного героя до острого конфликта и сумел создать современную по тематике и специфическую по музыкальному решению произведение. Ясная музыкальная концепция, яркие характеры и мастерское использование музыкального фольклора Южной Африки — отличительные черты этого произведения.

Дж.Гаджибеков написал балет «Гюлшен» (1950, Государственная премия СССР, 1952), рассказывающий о жизни наших современников. Не менее яркими образцами этого жанра являются оперетты «Гёзун айдын» Ф.Амирова (1946), «Дурна» С.Рустамова (1947), «Улдуз» С.Алескерова (1948).

50-е годы знаменательны особым развитием симфонической музыки. Важные общественно политические темы этого времени находят свое выражение в симфонических произведениях Азербайджанских композиторов различного аспекта. Ф.Амиров известен в истории музыки как основатель уникального жанра симфонических мугамов. Этот композитор высокопрофессионально пользуясь ладовыми, тематическими и другими стилистическими особенностями мугамов добился развить их до уровня симфонии. В произведениях Ф.Амирова написанных в этот период явно ощущаются присущие его симфонизму яркость оркестровых красок, жанровое разнообразие и богатство образов.

Симфонизм Дж.Гаджиева отличается глубиной мышления образов, напряженным драматизмом развития музыкальной темы и эпичностью мелодики. В симфоническом творчестве С. Гаджибекова (2-я симфония; 1946) тема Великой Отечественной Войны раскрыта в драматическом плане, а музыка других его симфонических произведений привлекает внимание яркостью жанровых окрасок.

Дж.Джахангиров известен как композитор вокально-симфонических произведений (поэма «По ту сторону Аракса», 1949, Государственная премия СССР, 1950; кантата «Физули»). Вокально-симфоническая поэма «По ту сторону Аракса» представляла собой новый жанр, сочетающий особенности как симфонической, так и кантатно-ораториальной музыки. Подъем песенного жанра тесно связан с творчеством С.Рустамова, Т.Гулиева, Р.Гаджиева, Дж.Джахангирова, Г.Гусейнли, А.Рзаевой. В этот период была написана музыка на ряд кинофильмов и драматических спектаклей, широким размахом отличалось исполнительское искусство. В 1957-ом году создается первый в Азербайджане Государственный струнный квартет (А.Алиев, М.Тагиев, Р.Сеидзаде, С.Алиев; Лауреат VI Всемирного Фестиваля студентов и молодежи (1957, Москва)). Появляется новое поколение исполнителей, представленное народными артистами СССР Ф.Ахмедовой (певица), Л.Векиловой (балерина), заслуженным деятелем искусств Ч.Гаджибековым (дирижер) и др. В 1956 году проводится первый съезд Союза Композиторов Азербайджана (с 1990 года — Азербайджанский союз композиторов и музыковедов).

60-80-е годы отличаются творческой активностью композиторов старшего поколения, появлением новых композиторских сил завоеванием значительных достижений во всех жанрах, расширением международных связей.

Опера и балет становится жанром, к которому все чаще обращаются азербайджанские композиторы. Особо широко прославляются такие произведения, как «Легенда о любви» А.Меликова (1961), «Сказание о Насими» Ф.Амирова (1973; Государственная премия Азербайджанской ССР, 1974), «Тысяча и одна ночь» Ф.Амирова (1979); Государственная премия СССР, 1980).

Симфоническая и камерная музыка азербайджанских композиторов все чаще исполняется за рубежом. Симфонические мугамы «Шур» и «Кюрд овшары» Ф.Амирова, «Раст» Ниязи, симфонические произведения Г.Гараева и У.Гаджибекова прозвучали во многих странах и заслужили высокую оценку. В 80-е годы произведения А.Меликова, Х.Мирзазаде, А.Ализаде, Ф.Ализаде, Ф.Гараева, Дж.Гулиева и других с большим успехом были исполнены в городах Европы, Америки и Азии. Азербайджанские исполнители часто отправляются в гастрольные поездки в зарубежные страны. Огромной славой пользуются народные артисты Р.Бейбутов, Ниязи, З.Ханларова, М.Магомаев. Певицы Ф.Касимова (1977, Италия, первая премия), Х.Касимова (1981, Афины, первая премия; вторая премия 8-го международного конкурса имени П.И.Чайковского (1982, Москва). Пианист Ф.Бадалбейли (1967, Градец-Кралове, ЧССР; 1967, Лиссабон, Португалия, первая премия), юные пианисты М.Гусейнов, М.Адыгезалзаде и другие являются лауреатами различных конкурсов следует особо подчеркнуть заслуги ныне действующих дирижеров Р.Абдуллаева, Дж.Джафарова, Я.Адыгезалова, Т.Геокчаева, Г.Имановой, Р.Мустафаева, Н.Азимова и других в деле пропаганды произведений наших композиторов, доведении их до слушателей.

Велики заслуги ханенде Азербайджана в деле сохранения и развитии традиций исполнения мугамов и народного искусства. Особо следует отметить имена народных артистов Х. Шушинского, Р.Мурадовой, Ш.Алекперовой, А.Алиева, С.Гадимовой, Ф.Мехралиевой, Т.Исмаиловой, А.Бабаева, И.Рзаева, заслуженных артистов — З.Адыгезалова, Г.Гусейнова, Г.Рустамова, Дж.Акперова, А.Гасымова, таристов, народных артистов А.Бакиханова, Г.Мамедова, Б.Мансурова, А.Гулиева, Р.Гулиева, заслуженных артистов А.Дадашева, М.Мурадова, Ф.Алекперова, кяманчистов: народного артиста Г.Алиева, заслуженных артистов Г.Мирзалиева, Т.Бакиханова, Ш.Эйвазовой, Ф.Дадашева, нагариста заслуженного артиста Ч.Мехтиева, гармонистов: Абуталыба (А.Юсифова), Кёр Ахада, Кербалаи Лятифа, Т.Дамирова, А.Исрафилова, исполнителя на сазе А. Насибова и других.

В Азербайджане также успешно развиваются эстрадная и джазовая музыки. Еще в 1941-ом году Т.Гулиев и Р.Гаджиев сочиняли произведения для недавно созданного Азербайджанского Государственного джазового оркестра (художественный руководитель Ниязи, музыкальный руководитель Т.Гулиев). Первыми исполнителями этого оркестра были П.Рустамбеков (саксофон), А.Буньятзаде, Д.Багирбекова и другие. В 1956-ом году был создан Азербайджанский Государственный эстрадный оркестр (художественный руководитель Р. Гаджиев), в 1957-ом году — эстрадный ансамбль «Мы из Баку», в 1960-ом году эстрадный оркестр Азербайджанского телевидения и радио (художественный руководитель и дирижер Т.Ахмедов), в 60-е годы — квартет «Гая» (позже — вокально-инструментальный ансамбль, художественный руководитель, залуженный артист Т.Мирзоев), в 1966-ом году — Азербайджанский Государственный Театр Песни (художественный руководитель и солист Р.Бейбутов), в 1975-ом году «Азербайджанский Государственный эстрадно-симфонический оркестр (солист и художественный руководитель М.Магомаев), сыгравшие огромную роль в развитии эстрадного искусства в Азербайджане. Заметное влияние на повышение художественного уровня эстрадного искусства в послевоенные годы оказали оперные певцы (Р.Атакишиев, Л.Иманов). Р.Бейбутов и М.Магомаев своим творчеством значительно обогатили эстрадное искусство.

Активную пропаганду эстрадных песен вели народные артисты Ш.Алекперова, Г.Мамедов, М.Бабаев, Ф.Керимова, Э.Рагимова, Я.Рзазеде, О.Агаев, И.Гулиева, заслуженный артист А.Ганиев, а также Г.Гадиев, А.Исламзаде и другие.

Нынешняя политическая обстановка в нашей стране, постоянная угроза войны составляют важную часть творчества наших композиторов, сочиняющих произведения, воспевающие Родину, призывающие к защите Отечества, посвященные Карабахской войне.

Среди таких произведений особое внимание заслуживает оратории В.Адыгезалова «Гарабах шикестеси» и «Гем карваны» (1999), симфония Т.Бакиханова «Карабаг харайы» (2001), ода А Ализаде «Родная Земля» (1993), 7-я симфония Н.Мамедова, посвященная Ходжалинским событиям (1998), кантата Р.Мустафаева «Хагг сенинледир, Азербайджан» («Твое дело правое, Азербайджан») (1992), поэма Г.Ханмамедова «Элимде сазым аглар» для ансамбля народных инструментов (1991, посвящена Карабахским шехидам), кантата С.Ибрагимовой «Вэтен шехидляри» (1990), ее же произведение «Сенин учун дарыхырам, Шушам» («Я скучаю по тебе, Шуша!») для тара и струнного оркестра (1999).

В 2002-ом году состоялась премьера балета А.Ализаде «Путешествие на Кавказ» по мотивам одноименного произведения А.Дюмы. В эти же годы были написаны одноактный балет Т.Бакиханова «Хейир ве Шер» («Добро и зло», 1990), балет Г. Мамедова «Шейх Сенан» (1990) и балет О.Зульфугарова «Алибаба и сорок разбойников» (1990).

За годы независимости Азербайджанские композиторы получили возможность участвовать в различных музыкальных фестивалях, международных конкурсах, престижных культурных и музыкальных проектах мира, представить и прославить азербайджанскую музыку в мировом масштабе.

Произведения А.Меликова, В.Адыгезалова, Х.Мирзазаде, А.Ализаде, Т.Бакиханова, Ф.Гараева, И.Гаджибекова, Ф.Ализаде, Дж.Гулиева, Э.Дадашевой, Р.Гасановой, Г.Мамедова, Ф.Гусейнова прозвучали в Турции, Норвегии, Голландии, Кипре, США, Швейцарии, Германии, Таиланде и в других странах, стали победителями престижных конкурсов. В Турции состоялись премьеры произведений А.Меликова (7-я симфония), В.Адыгезалова (ораторий «Чанаггала»), в Кипре «Т.Бакиханова («Времена года на северном Кипре», «Сюита Северного Кипра») и др. В Голландии были исполнены произведения Ф.Гараева («Хутбе, Мугам, Суре», «Бабиль гиямати», 2000), Ф.Ализаде («Ильгым»), Р.Гасановой («Сэма»). Участие Ф.Ализаде («Дервиш») и Дж.Гулиева («Карван») в проекте «Ипек йолу» («Шелковый путь») оказалось весьма успешным. Ф.Гусейнов стал победителем конкурса ЮНЕСКО и Японии (концерт для симфонического оркестра «Путешествие во времени»), был удостоен премии ООН (ораторий «Пусть будит мир во всем мире»).

Виртуозный исполнитель мугамов А.Гасымов в 1999-ом году за успехи в деле развития и совершенствования искусства мугама был награжден золотой медалью ЮНЕСКО. В международном фестивале, состоявшемся во Франции, успешно были исполнены произведения У.Гаджибекова, Г.Гараева и Ф.Амирова в представлении Азербайджанского Государственного симфонического оркестра (художественный руководитель и дирижер, народный артист Р.Абдуллаев). На международной выставке «Экспо-2000» в Германии яркое выступление Азербайджанского Государственного Камерного оркестра, Государственного Театра Песни, Государственного Ансамбля Танцев и группы деятелей искусств также оказались в центре внимания музыкальной жизни нашего времени.

В 2003 году состоялась премьера оперы В.Адыгезалова «Хан гызы Натаван» (2003, декабрь), посвященной азербайджанской поэтессе Натаван. Это произведение нашего выдающегося композитора заняло достойное место в истории развития национальной оперы.

В 2006 году фестиваль Шостаковича инициировал Мстислав Ростропович, всемирно известный музыкант. Фестиваль посвящен 100-летию со дня рождения великого русского композитора. В 2007 году фестиваль «Вела» в Италии успешно провёл Азербайджанский государственный симфонический оркестр (художественный руководитель и дирижер, народный артист Р.Абдуллаев). В 2007 году в Баку прошел Четвертый международный конкурс вокалистов имени Бюльбюля. В этом престижном конкурсе приняли участие около 70 вокалистов из России, Украины, Грузии, Белоруссии, Турции, Узбекистана, Казахстана. В 2007 году Фонд Гейдара Алиева организовал первый международный фестиваль Мстислава Ростроповича в Баку. В рамках фестиваля в Азербайджанском государственном театре оперы и балета состоялась премьера оперы «Гарабагнам» композитора Фирангиза Ализаде. В 2007 году Ф. Ализаде был удостоен звания «Художник мира» ЮНЕСКО.

По инициативе Президента Азербайджанской Республики Ильхама Алиева через 29 лет, 12-13 мая 2021 года, на загадочной Чыдырской равнине культурной столицы нашей страны Шуши был реорганизован музыкальный фестиваль «Харибулбул».

В первый день фестиваля, организованного Фондом Гейдара Алиева, музыкальное творчество разных народов, проживающих в нашей стране, было представлено на тему «Мультикультурализм в азербайджанской музыке». В своих выступлениях музыкальные коллективы и исполнители разных народов, проживающие в разных регионах нашей страны, передали идею о том, что у всех, независимо от национальности и вероисповедания, есть одна Родина, и что каждый гражданин живет для этой земли.

ВЫДАЮЩИЕСЯ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДЕЯТЕЛИ

Мир Мохсун Навваб (1833-1918) — астроном, поэт, художник, историк, каллиграф и музыковед.

Его музыкальный трактат «Вюзухул-эргам» впервые был издан в 1913 году в Баку (Известна также его работа «Кяшфул-хагигяти-мансави», посвященная музыке). Здесь он дал подробное описание мугамов, отдельных дястгахов, раскрыл тему происхождения их названий, этимологии, связи их с поэтическими произведениями, отношениям между слушателем и исполнителем, касался проблемы их размещения с точки зрения акустики. Навваб впервые использовал термин «дястгах». Он упомянул известных в то время в Карабахе шесть дястгахов: Раст, Махур, Шахназ, Рахави (или Рахаб), Чахаргар и Нава. По словам Навваба, содержание того или иного исполняемого дястгаха зависит от вкуса и способности исполнителя. Им упомянуто 82 песни и мугама, исполняемых в то время карабахскими муыкантами. Мир Мохсун исследует происхождение мугамов и этимологию их названий. С местом происхождения и именами принимавших в их создании участия людей он связывал названия мугамов — «Азербайджан», «Нишабур», «Забули», «Багдади», «Ширвани», «Гаджары», «Шах Хатаи» и др. Он связывал мугам «Раст» со свежестью весны, «Махур» с шумом воды, «Шахназ» с песней соловьёв, «Рахави» с каплями дождя, «Чахаргар» с грохотом молнии, «Нава» со страданиями влюблённых, «Дюггах» с фонтаном подземных источников, «Ушшаг» с плавным полётом птиц, «Уззал» с движением метеоритов.

Навваб в то же время интересовался математикой, химией и астрономией. У себя дома Мир Мохсун, установив два телескопа, создал маленькую обсерваторию и химическую лабораторию. В своей книге «Кифаятул-атфал», которая в 1899 году была издана как учебник, он создал таблицы о размещении небесных тел и о солнечных затмениях. Ученый проводил опыты со своими учениками в химической лаборатории и проверял образцы, предоставленные средневековыми химиками. В книге «Насихатнаме» им были даны свыше пятисот указаний по химии. Этические взгляды известного педагога и ученого были переданы и в трудах «Кифаятул-атфал», «Нурюл-Анвар» и «Панднаме». Величайший вклад в искусство Карабаха и всего Азербайджана Навваб, несомненно, внес именно своим изобразительным искусством. В память о нем нам остались рисунки акварелью, книжных миниатюр и узоров на зданиях и мечетях.

Хадиджа Осман-бек кызы Гаибова (1893-1938) — деятель искусств и одна из первых азербайджанских пианисток.

Хадиджа Гаибова стараниями своего отца поступила в Женскую гимназию Святой Нины, где параллельно брала профессиональные уроки по фортепиано.

Однако у потерявшей от туберкулеза отца, сестру и брата Х. Гаибовой образование прерывается. В последующие несколько лет она начала преподавать в русско-мусульманской женской школе, а в 1919 году вместе с семьей переехала в Баку. После оккупации советской армией Баку возглавила отдел восточной музыки в Наркомате просвещения Азербайджанской ССР. Хадиджа Гаибова, считавшаяся одной из основательниц созданной в те годы Восточной консерватории, вскоре обрела широкую популярность своим исполнением классических мугамов на фортепиано.

В 1927-1931 годах она училась на композиторском факультете Азербайджанской государственной консерватории. В 1933 году Гаибова была арестована и помещена в тюрьму по обвинению в контрреволюционной деятельности. Однако, ввиду отсутствия достаточных доказательств, через три месяца была освобождена и вскоре вновь приступила к своей профессиональной деятельности. В 1934 году она вошла в исследовательский состав Азербайджанской государственной консерватории по изучению музыкального наследия Азербайджана.

В 1938 году Х. Гаибова была арестована во второй раз. Решением Особой тройки НКВД СССР от 19 октября 1938 года Гаибова Хадиджа Осман кызы была приговорена к расстрелу с конфискацией имущества за связь с турецким консульством и шпионаж. Приговор был приведен в исполнение через неделю в Баку.

В 1954 году дочь Х. Гаибовой Султанова Алангу обратилась в Министерство внутренних дел Азербайджана за информацией о своей матери. 28 апреля 1955 года следователь особого отдела Комитета государственной безопасности Меняев в связи с заявлением А. Султановой заявил: Согласно постановлению Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Азербайджанской ССР от февраля 14 декабря 1956 года Гаибова Хадиджа Осман кызы  была реабилитирована, и 29 февраля ее дочери Алангу была выдана соответствующая справка. 

Койкеб Камиль кызы Сафаралиева (1907-1985) — пианистка, педагог, профессор, первая азербайджанская пианистка-педагог, методист.

В 1915 году поступила в общеобразовательную школу имени Мариинского. В то же время она брала уроки музыки по классу фортепиано. А с 1916 года продолжает свое образование в музыкальном техникуме.

В 1926 году Койкеб Сафаралиева окончила музыкальное училище и, несмотря на молодость, была приглашена работать в Тюркскую женскую семинарию. Здесь она начала свою педагогическую деятельность. Именно в этой семинарии происходит знакомство Сафаралиевой с Узеиром Гаджибековым, и начинается совместная деятельность великолепной двойки.

После окончания музыкального техникума Сафаралиева поступила на фортепианное отделение государственной консерватории. Ее обучают  профессионалы своего времени. А полученные от них знания она спустя годы передает новому поколению в этом же техникуме. Поначалу она работала интерном-педагогом, а затем преподавателем спецкласса по фортепиано. Койкеб Сафаралиева окончила Азербайджанскую государственную консерваторию в 1932 году, а в 1952 году стала профессором в том же учебном заведении.

Имеющая огромную заслугу в развитии музыкального образования К. Сафаралиева  в 1937 году основала Музыкальную школу Консерватории (ныне музыкальная школа имени Бюльбюля) и стала ее директором.

Автор ряда научно-методических пособий, статей о музыке, составитель собрания сочинений для фортепиано.

Ашраф Гасан оглы Гасанов (1909-1983) — дирижер, педагог, народный артист Азербайджанской ССР, один из первых азербайджанских дирижеров, получивших профессиональное образование.

В Азербайджанском Государственном Театре Оперы и Балета был дирижеров в следующих музыкальных произведениях: в операх «Кёроглу», «Лейли и Меджнун» Узеира Гаджибекова, «Шах Исмаил» Муслима Магомаева, «Шахсенем» Рейнголда Глиера, «Иван Сусанин» Михаила Глинки, «Травиата», «Аида», «Риголетто» Джузеппе Верди, «Царская невеста», «Снегурочка» Николая Римского-Корсакова, «Кармен» Жоржа Бизе, «Паяцы» Руджеро Леонкавалло, «Алеко» Сергея Рахманинова, «Русалка» Александра Даргомыжского, «Евгений Онегин», «Иоланта», Петра Чайковского, «Моцарт и Сальери», балетах  «Шахерезада» Николая Римского-Корсакова, «Доктор Айболит» Игоря Морозова.

Был руководителем симфонического оркестра при Азербайджанском Государственном радиокомитете.

Людмила Карагичева-Бретаницкая (1920-2015) — музыковед, педагог, заслуженный деятель искусств Азербайджана, кандидат искусствоведения.

Л. Карагичева одна из ведущих специалистов в области музыковедения. Самое приоритетное в деятельности музыковеда-ученого, обладающего большими творческими способностями связано с творчеством Кара Караева. Особого внимания заслуживают: «Кара Караев», «Балеты Караева», Африканский музыкальный фольклор в балете Караева «Тропою грома», симфонические гравюры «Дон Кихот» и другие ее работы по произведениям Караева.

Л. Карагичева была одной из первых, кто начал читать лекции студентам по современному искусству. Также были опубликованы ее статьи на различные темы, связанные с азербайджанской музыкой и монография о композиторе и дирижере Ниязи. До переезда в Москву (1988) работала в консерватории.

Аделаида (Адиля) Ирза кызы Мамедова (1922-2015) — ученый, музыкант, педагог, общественный деятель.

По окончании средней школы она, получив образование в Тбилисской юридической школе при Наркоме юстиции Грузии, приступила к трудовой деятельности. В 1977 году Аделаида Мамедова была назначена директором мемориального музея основоположника азербайджанского профессионального вокального искусства Бюльбюля. Более 40 лет она самоотверженно защищала и пропагандировала наследие Бюльбюля. Благодаря деятельности Аделаиды мемориальный музей Бюльбюля стал одним из первых домов-музеев республики, где было собрано более 6 тысяч документов, отражающих жизнь и творчество азербайджанского оперного певца, в том числе афиши оперных представлений с участием певца, письма и учебники, а также материалы, связанные с его культурной, научной, педагогической и общественной деятельностью. Усилиями Аделаиды также был создан дом-музей Бюльбюля в Шуше и Баку. Будучи директором музея, Аделаида одновременно вела исследования наследия Бюльбюля. А. Мамедова является автором многочисленных книг и статей, посвященных научной деятельности и многостороннему творчеству азербайджанского оперного певца. К сожалению, после оккупации Шуши вооруженными силами Армении в 1992 году мемориальный дом-музей Бюльбюля был жестоко разрушен.

Заслуги А. Мамедовой были высоко оценены, за что она была удостоена ордена «Шохрат» и «Почётного диплома Президента Азербайджанской Республики».

Азад Гамза оглы Алиев (1928-1994) — скрипач, народный артист Азербайджана

В 1957-1971 годы выступал в составе Азербайджанского государственного струнного квартета.

Был первым исполнителем произведений азербайджанских композиторов для скрипки. Его репертуар включал произведения русских и западноевропейских композиторов. В составе квартета был лауреатом и дипломантом международных конкурсов.

В 1970-1976 годах был концертмейстером Азербайджанского государственного симфонического оркестра, с 1951 года — преподавателем Азербайджанской государственной консерватории.

Рауф Джанбахыш оглы Абдуллаев (1937) — дирижер симфонического оркестра Азербайджанской государственной филармонии, профессор, народный артист Азербайджана

В 1965-1984 годах занимал пост главного дирижера Азербайджанского государственного театра оперы и балета им. М.Ф.Ахундова, в 70-е годы был одним из основателей Камерного оркестра современной музыки и ансамбля БаКаРа. С 1984 года является художественным руководителем и главным дирижером Азербайджанского Симфонического Оркестра имени Уз. Гаджибекова. В период с 1991 по 1994 год был художественным руководителем и главным дирижером Государственного театра оперы и балета в Анкаре, а также участником международных фестивалей и проектов. За более чем двадцатилетний срок в качестве главного дирижера театра он провел около 30 оперных и балетных спектаклей (как классического, так и современного репертуара). Он дирижировал известными коллективами во многих странах (Россия, Германия, Нидерланды, Швейцария, Франция, Турция, Египет, США, Италия, ОАЭ и др.). В его репертуаре произведения многих западноевропейских, русских и азербайджанских композиторов.

В 1970 году ему было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Азербайджанской ССР, в 1979 году — Почётная грамота Верховного Совета Азербайджанской ССР. Будучи главным дирижёром Театра оперы и балета в Анкаре, дважды (1993 и 1997 годах) был удостоен премии «Лучший дирижёр года». В 2017 году был награжден орденом «Независимость».

Назим Асадулла оглы Рзаев (1925—1992) — азербайджанский дирижер, профессор.

В 195-1960 годах был дирижером Азербайджанского театра оперы и балета, в  1960-1963 годах стажировался в Большом Театре в Москве. В 1964-1992 годах Н. Рзаев являлся художественным руководителем и главным дирижёром Азербайджанского Государственного Камерного оркестра. В последние годы жизни работал в Турции. Он дирижировал несколькими произведениями Узеира Гаджибекова. В театральном сезоне 1984-1985 годов он был дирижером-постановщиком музыкальной комедии Узеира Гаджибекова «Аршин мал алан» в Государственном театре оперы и балета в Анкаре.

В 1977 году ему было присвоено звание Народного артиста Азербайджанской ССР, в 1980 году он был удостоен Государственной премии СССР, а в 1974 году — Государственной премии Азербайджана.

Фархад Шамси оглы Бадалбейли (1947) — пианист, ректор Бакинской музыкальной академии имени Узеира Гаджибекова.

В 1965-1969 годах обучался в Азербайджанской государственной консерватории имени Уз. Гаджибекова (класс профессора М. Р. Бреннера), в 1969-1971 годах — в аспирантуре Московской Государственной консерватории им. П. И. Чайковского (класс доцента Б. Давидович).

Имя Фархада Бадалбейли приобрело широкую известность после успешных выступлений на международных конкурсах им. Б. Сметаны в Чехословакии (1967 г., III премия и специальный приз за лучшее исполнение произведений Сметаны) и им. Виана да Мота в Португалии (1968 г., I премия).

Сегодня Ф. Бадалбейли ведёт активную концертную деятельность. Гастрольные маршруты пианиста — это Болгария, Греция, Дания, Израиль, Италия, Куба, Норвегия, Португалия, Тунис, Турция, Финляндия, Франция, Чехия, Словакия, Швеция, Югославия, Япония и т.д. Музыкально-организаторская, просветительская деятельность — второе «генеральное» поприще Ф. Бадалбейли. В течении 1986-89 годов он является первым заместителем Председателя правления Музыкального Общества Азербайджана. По инициативе Ф. Бадалбейли созданы Бакинский Центр Искусств, который он возглавлял в 1987-96 гг. и Союз Музыкальных деятелей Азербайджана, председателем которого он является, начиная с 1989 года.

В 1995 году стал членом фонда «Друзья культуры Азербайджана». В 1971 года Ф. Бадалбейли начал преподавать в Азербайджанской государственной консерватории (с 1976 года — доцент, с 1983 года — профессор). Начиная с 1991 г., Ф. Бадалбейли — ректор АГК, а после ее реорганизации — ректор Бакинской Музыкальной Академии.

ВЫДАЮЩИЕСЯ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДЕЯТЕЛИ — КОМПОЗИТОРЫ

Агшин Алигулу оглы Ализаде (1937-2014) — азербайджанский композитор, профессор.

В 1962 году окончил Бакинскую консерваторию по классу композиции Джовдата Гаджиева.

Соната, которую он написал в студенческие годы, была удостоена диплома I степени на I Всесоюзном конкурсе молодых композиторов, а затем его первая симфония была удостоена диплома I степени на Закавказском празднике весны. Его «Экспресс», написанный для 16-струнных инструментов, представляет собой интересный эксперимент алеаторической и звуковой техники. «Баятылар» — уникальный эксперимент в азербайджанской музыке, более монодический.

Общими чертами творчества Агшина Ализаде являются виртуозная этнография, глубокое философское обобщение, эмоциональная широта, конструктивность, восточный колоритный декор, серьезная пропорция форм. Его основные работы: балет «Бабак», балет «Путешествие на Кавказ», балет «Вальс надежды», 5 симфоний, «Баятилар» для хора, «Тантана», кантаты «Азери», «Родина-мать», «Древняя колыбельная». »,« Пастораль »для камерного оркестра,« Как ашуг »,« Джанги »,« Деревенская сюита »,« Детская сюита », соната для фортепиано,« Эпос »,« Древние игры »,« Портрет », хореографическая симфония и др. .

Он написал более 50 песен для фильмов, мультфильмов и спектаклей.

Ариф Джахангир оглы Маликов (1933) — азербайджанский композитор и художник, профессор.

В 1960 году окончил Азербайджанскую Государственную Консерваторию имени Узеира Гаджибекова по классу композиции Кара Караева. С этого года он начал там преподавать и сейчас работает там профессором и заведующим кафедрой композиции.

Творчество композитора Арифа Маликова отличается ярким талантом и оригинальностью. В своих произведениях он сочетает традиции национальной музыки с достижениями музыки ХХ века и выступает как художник с прогрессивным складом ума.

Его творчество отличается высокими идеями, богатым содержанием, глубоко эмоционально-психологической выразительностью образов. Первое великое произведение по либретто известного турецкого поэта Назима Хикмета —  балет «Легенда о любви» принес Арифу Маликову мировую известность. Одним из следующих творческих успехов композитора стал балет «Поэма двух сердец» по книге узбекского писателя Ш. Рашидов.

Произведения Арифа Маликова исполняются во многих странах мира — России, США, Великобритании, Франции, Японии, Турции, Бразилии, Австрии, Норвегии, Финляндии, Италии, Египте, Таиланде, Югославии, Болгарии, Румынии, Венгрии, Чехии, Словакия, Польша, Германия выступали в Узбекистане, Казахстане, Молдове, Украине и Грузии.

В 2016 году вышло в свет «Полное собрание заметок» Арифа Маликова, состоящее из 28 томов.

Агабаджи Исмаил кызы Рзаева (1912-1975) — первая женщина-композитор Азербайджана.

Г-жа Агабаджи получила высшее музыкальное образование у исполнителя на таре и композитора Саида Рустамова, а по мугаму у Мирзы Мансура Мансурова.

Она изучала композицию в классе Узеира Гаджибекова в Азербайджанской государственной консерватории и была одной из его любимых учениц. Ее теоретико-музыкальные дисциплины преподают У. Гаджибеков, А.Бадалбейли и Дж. Гаджиев. Через год она была принята в первый оркестр народных инструментов, созданный Узеиром Гаджибековым, а в 1938 году приняла участие в Декаде азербайджанского искусства в Москве. Она первая женщина-композитор, получившая профессиональное музыкальное образование как в Азербайджане, так и на всем Востоке. Первое сочиненное ею произведение — «Марш молодых патриотов». Песня и романтика стали ведущим направлением творчества А.Рзаевой. Прославляя трудовой героизм наших героических нефтяников, она написала «Нефтчи Гурбан», вызвав слезы радости на глазах родителей «Невеста идет в наш дом», «Не пой красоту», можно отметить ее сценические музыкальные произведения («Любовь к солнцу», «Не спорь»), вариации, две сонаты, пьесы, написанные для гобоя, тара и каманчи, сюиту «Праздник» для народных инструментов. Включение кларнета в оркестр народных инструментов также связано с именем Агабаджи Рзаевой. можно отметить ее сценические музыкальные произведения («Любовь к солнцу», «Не спорь»), вариации, две сонаты, пьесы, написанные для гобоя, тара и каманчи, сюиту «Праздник» для народных инструментов. Включение кларнета в оркестр народных инструментов также связано с именем Агабаджи Рзаевой.

Она была депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР нескольких созывов, дважды была награждена орденами Трудового Красного Знамени, Знака Почета, различными медалями. В 1960 году ей было присвоено почетное звание Заслуженной артистки.

Асаф Зейналабдин оглы Зейналлы (1909-1932) — азербайджанский композитор.

В 1923-1926 годах окончил Бакинское музыкальное училище, в 1931 году — композиционное отделение Азербайджанской государственной консерватории в классе Узеира Гаджибекова. В 1929-1931 гг. Работал заведующим музыкальным отделом и председателем Союза пролетарских музыкантов Азербайджана при Турецком (азербайджанском) рабочем театре. Тофик Гулиев и Гара Гараев какое-то время были его учениками. Первые романсы в истории азербайджанской музыки связаны с именем Асафа Зейналлы.

Несмотря на то, что он прожил 23 года, он оставил неоспоримый след в искусстве национальной музыки. Он является основоположником национального романса, фортепиано и симфонической музыки. Его романсы «Моя страна», «Пограничник», «Чадра», «Вопрос», «Сейран» — жемчужины нашей отечественной вокальной музыки. Он является автором серии «Детская сюита» для фортепиано, пьес «Чахаргях», «Мугамсаягы» для скрипки и фортепиано, 2-х фуг, «Фрагментов» для симфонического оркестра, музыки для театральных постановок, народных песен. Он проделал большую работу по сбору, расшифровке и обработке азербайджанской народной музыки. Он составил учебник «Начальная музыкальная грамотность».

Он также написал музыку для «Севиль», «Возвращение» Джафара Джаббарлы, «Пламя» Х. Назирли и С. Рустама, «Индийская девушка» А. Хамида, «Город ветров» В. Киршона, исполненных перед турецкими (азербайджанскими) рабочими. «Театр с« Детской сюитой »впервые в истории азербайджанской музыки заложил основу репертуара детской музыки. Асаф Зейналлы записал несколько азербайджанских народных песен. Самым известным произведением считается роман «Моя страна», написанный на словах Джафара Джаббарлы.

Он записывает около 70 азербайджанских народных песен. Он едет в Карабах, чтобы собрать образцы азербайджанской народной музыки, и там он заболел. Прикованный к постели композитор возвращается в Баку на лечение. Находясь в больнице, он написал свою последнюю симфонию на стене своей комнаты и попросил брата скопировать его произведение со стены на бумагу. К сожалению, его последнюю волю никто не выполняет …

Азер Гусейн оглы Рзаев (1930-2015) — азербайджанский композитор, профессор.

Начальное образование получил в 11-летней музыкальной школе Азербайджанской государственной консерватории имени У. Гаджибейли в классе профессора С. Бретаницкого по классу скрипки и одновременно в классе детского творчества Бориса Зейдмана. Затем продолжил образование в Азербайджанской Государственной Консерватории, где в 1953 году окончил 2 специальности: класс профессора Б. Зейдмана по композиции и класс профессора А. Амито по скрипке. В 1953 году он начал работать учителем игры на скрипке в 10-летней музыкальной школе и концертмейстером-концертмейстером консерватории.

А.Рзаев впервые стал известен как композитор Концертом №1 для симфонического оркестра со скрипкой. За это произведение композитор был удостоен звания лауреата Международного конкурса композиторов в Варшаве в 1955 году. Член Союза композиторов Азербайджана с 1954 года, член правления Союза композиторов Азербайджана с 1957 года, преподаватель камерного ансамбля, завуч, профессор Азербайджанской государственной консерватории, был солистом. директор Комитета по радио и телевидению, художественный руководитель Государственной филармонии имени М. Магомаева, директор Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета.

Жанры инструментальной музыки играют ключевую роль в творчестве композитора. Исполнил 3 концерта для симфонического оркестра со скрипкой, 6 стихотворений, в том числе «Жажда жизни», «Насими», «Памяти отца», симфония «Баку-90», «Фадаи-Ватан» для оркестра со скрипкой. «Поэма-концерт» для виолончели с симфоническим оркестром, «Мысль» и «Гайтаги» для тара и симфонического оркестра, Концерт для фортепиано с симфоническим оркестром, а также автор оперетты «Путешествие Гаджи Карима на Луну», большой ряд камерных и инструментальных произведений, музыка для выступлений.

С 1963 года автор и ведущий серии программ на телевидении и радио: «Страницы истории азербайджанской музыки», «О музыкальных инструментах оркестра», «Портрет наших композиторов», «Мир музыки». В 1997 году он создал «Детский симфонический оркестр» средней музыкальной школы им. Бюльбюля.

Джаваншир Рагим оглы Гулиев (1950) —  известный азербайджанский композитор.

В 1968 году он поступил на дегустационное отделение факультета народных инструментов Азербайджанской государственной консерватории имени Узеира Гаджибекова. Через два года он поступил на композиторский факультет консерватории и в 1975 году окончил класс выдающегося композитора, профессора Джовдата Гаджиева.

Еще будучи студентом, Дж. Гулиев начал свои эксперименты в области композиции. В «Первом квартете», который он написал на втором курсе, ему удалось раскрыть новый музыкальный стиль, синтезируя национальную музыку, которая является главным творческим принципом будущего, с современными композиционными приемами. Работа была встречена зрителями с большим интересом, понравилась и долгое время была причиной творческих споров на тему «национальность и современность». Он исполнялся в нескольких межконсерваториях тогдашнего Союза композиторов СССР и вызвал большой интерес. Позже несколько других произведений, написанных Дж. Гулиевым в этом стиле, исполнялись в разных странах Европы и Америки и пользовались большой симпатией.

Джаваншир Гулиев — автор первого военного гимна современного Азербайджана. Дж. Гулиев впервые включил саз и зурну в симфонический и симфонически-джазовый оркестры и использовал их в качестве основных инструментов. Он начал работать звукорежиссером в Государственном комитете по телевидению и радиовещанию Азербайджана в 1973 году, когда был студентом и проработал на этой должности 17 лет.

В 1990–1993 годах был художественным руководителем Азербайджанского государственного концертного союза. В 1980–1998 годах работал преподавателем в Азербайджанской государственной консерватории имени Узеира Гаджибекова —  Бакинской музыкальной академии, в 1994–2003 годах — в Азербайджанском государственном университете культуры и искусств. Параллельно с 1 сентября 1992 г. по 2005 г. работал заведующим музыкальным отделом Академического национального драматического театра. Он был доцентом Азербайджанской национальной консерватории с 2003 года, профессором с 2005 года и профессором факультета исполнительских искусств Ближневосточного университета Турецкой республики Северного Кипра с 2005 года.

Джахангир Джахангиров (1921-1992) — композитор, педагог, хормейстер.

Учился в Бакинской музыкальной школе имени А.Зейналлы, в 1951 году в Азербайджанской государственной консерватории в классе композиции у Б.Зейдмана. Работа Джахангира Джахангирова в области хора считается вершиной азербайджанского хорового искусства, основанной Узеиром Гаджибековым. С 1949 года композитор руководил хором, созданным при Азербайджанском радио, и работал с этим ансамблем более 15 лет. Большинство песен, написанных им впервые, исполнял хор, которым он руководил. После этого он был художественным руководителем Ансамбля песни и пляски Азербайджанской Государственной Филармонии. В 1959 г. — заслуженный деятель искусств, в 1963 г. — народный художник, в 1950 г. — лауреат Государственной премии СССР.

Творчество Джахангира Джахангирова отличается разнообразием. У композитора есть хоровые и инструментальные музыкальные произведения, оперы, красивые песни. Примеры включают интересные работы композитора в области хоровой музыки, стихотворение «За рекой Арас», композицию из 12 частей «Песнь о дружбе», хоровые номера из опер «Азад» и «Удача Хананды», Могут быть показаны кантаты «Физули», «Насими», «Ашуг Али», оратория «Сабир», оды, написанные им с Сулейманом Алескеровым, и десятки хоровых миниатюр. Из этих произведений большую известность Джахангиру Джахангирову принесла кантата «Физули». В кантате он смог раскрыть великолепный образ великого поэта с уникально впечатляющим и трогательным музыкальным языком его внутреннего мира. Текст кантаты основан на трех газелях Физули. Каждая газель, в свою очередь, объединяет в себе часть.

Запоминаются его песни «Мать», «Лунная ночь», «Баку», «Утренняя звезда и я», «Эй, девочка», «Сероглазая» и другие песни. Джахангир Джахангиров также обратился к произведениям классиков, написал проникновенные песни и романсы.

Ахмед-Джовдат Исмаил оглу Гаджиев (1917-2002) — известный азербайджанский композитор, ректор, профессор Бакинской Музыкальной Академии.

После окончания средней школы он учился в Азербайджанской государственной консерватории в 1935-1938 гг., В Московской консерватории в 1938–1941 гг., Продолжил незаконченное во время войны образование и в 1947 г. окончил класс композитора Дмитрия. Шостакович.

Джовдат Гаджиев, сыгравший большую роль в развитии азербайджанской композиторской школы, оказал несравненные услуги в подготовке профессиональных музыкантов в Азербайджане. Он был прекрасным педагогом, воспитавшим несколько поколений азербайджанских композиторов. Высоко оценены заслуги Джовдата Гаджиева в развитии и продвижении азербайджанской музыкальной культуры. Дважды награжден Государственной премией СССР, награжден многими орденами и медалями, в том числе высшей наградой Азербайджанской Республики — орденом Славы.

Дж. Гаджиев, один из основоположников музыкальной симфонии в Азербайджане, в своих симфониях и симфонической поэме «За мир» затронул важнейшие проблемы своего времени и отразил их лирически-драматически. Его опера «Родина» написана совместно с Кара Гараевым, и его камерно-инструментальные и фортепианные произведения также играют важную роль в его творчестве. Он написал одночастную «Симфонию», ставшую его первым крупным произведением в студенческие годы, и две симфонические поэмы: «Азербайджанская сюита», струнный квартет и другие произведения. В 1945 году он был удостоен Государственной премии СССР за оперу «Родина», написанную совместно с Кара Гараевым.

Джовдат Гаджиев — автор восьми симфоний, а также ораторий, баллад, сонат, скерцо и квартетов, а также нескольких ценных произведений для хора.

Восьмая симфония Джовдата Гаджиева «Время выбрало его» посвящена президенту Азербайджана Гейдару Алиеву.

Эльдар Бахрам оглы Мансуров (1952) — азербайджанский композитор.

В 1968-1972 годах учился в классе фортепиано средней музыкальной школы имени Асафа Зейналлы, в 1974-1979 годах на факультете композиции Азербайджанской государственной консерватории имени Узеира Гаджибекова в классе профессора Джовдата Гаджиева. Автор рок-оперы «Семь красавиц», рок-балетов «Клеопатра» и «Олимп», 5 симфоний, симфонического мугама «Махур-хинди», концерта для скрипки и симфонического оркестра, многих симфонических, камерных и хоровых произведений. Он написал музыку для некоторых фильмов и спектаклей, а также является автором более 3000 песен и инструментальной музыки. Он читал лекции по истории мугамов на Международных симпозиумах, проходивших в Самарканде в 1983 и 1987 годах.

Член СССР с 1981 года, Союза композиторов Азербайджана, Союза кинематографистов Азербайджана с 1999 года.

За вклад в развитие азербайджанской культуры он был удостоен почетного звания «Заслуженный деятель искусств» в 2005 году и «Народный артист» в 2012 году.

Песня композитора Эльдара Мансурова «Баятилар» впервые была исполнена в 1989 году. «Баятилар» сразу же завоевала популярность и получила широкое распространение в бывшем Советском Союзе в 1990 году, а большой тираж выпустила компания «Мелодия». Баятилар, написанный на слова поэта Вахида Азиза, до сих пор остается одной из любимых песен. С тех пор эта долгоживущая песня путешествовала по миру. Музыку Баятилара используют различные исполнители в Туркменистане, России, Турции, Греции, Германии, Италии, Испании, Франции, Румынии, Боснии и Герцеговине, Хорватии, США, Англии, Швеции, Канаде, Израиле, арабских странах и даже далеко. как Бразилия.

Эмин Сабит оглы Махмудов (Эмин Сабитоглы) (1937-2000) — азербайджанский композитор.

После окончания бакинской музыкальной школы в 1954 году он поступил в класс Кара Караева Бакинской консерватории. Через два года его перевели в Московскую государственную консерваторию имени Чайковского (класс Юрия Шапорина).

В 1961 году он начал работать музыкальным редактором на киностудии «Азербайджанфильм». В последующие годы он работал художественным руководителем Государственной филармонии, а также преподавал в Государственной консерватории (ныне Бакинская музыкальная академия) имени Узеира Гаджибекова. Он написал симфонию, три симфонических стихотворения, три кантаты, струнный квартет, стихотворение для скрипка и фортепиано, но большую часть его творчества составляют несколько музыкальных жанров.

Он написал более 600 песен, 9 музыкальных комедий и музыкальных произведений почти для 40 фильмов. Песни «Долины», «Доброе утро, Баку», «Дальний зеленый остров», «Горы», «Милосердие — доброе дело» — вот некоторые из его многочисленных произведений. У него много сочинений для пьес, точное количество которых не знает даже он. Наряду с бакинскими театрами он сочинял музыку для театров Сумгайыта, Гянджи, Лянкярана, Мингячевира и Нахчывана.

Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев подписал распоряжение о праздновании 80-летия Эмина Сабитоглу. В целях реализации Распоряжения Президента Азербайджанской Республики № 3142 от 5 августа 2017 года «О праздновании 80 — летия Эмина Сабитоглу» 1 декабря 2017 года в Азербайджанской Государственной Академической Филармонии состоялся юбилейный вечер, посвященный 80-летию со дня рождения Эмина Сабитоглу, одного из талантливых представителей музыкального искусства, выдающегося композитора, народного артиста, лауреата Государственной премии Ордена Славы.

Афрасияб Бадалбей оглы Бадалбейли (1907-1976) — азербайджанский композитор-классик, дирижер, либреттоист.

Афрасияб Бадалбейли — автор первого балета в Азербайджане. Он является автором первого азербайджанского балета «Гиз Галаси» («Девичья башня»), который он написал в возрасте 33 лет. В последующие годы он написал оперы «Низами» и «Союдлар агламаз» и отразил его имя золотыми буквами в нашей культурной истории. Сочинял фоновую музыку к театральным постановкам. Он широко продвигал нашу национальную музыку на азербайджанском радио и телевидении. Желая получить совершенные знания, Афрасияб Бадалбейли в 1924 году поступил в Азербайджанский Государственный Турецкий Музыкальный Колледж и одновременно на кафедру лингвистики Восточного факультета Азербайджанского Государственного Университета. Он написал музыку к постановке Джафара Джаббарлы «Од Галини» («Невеста огня»), получивший высокую оценку ценителей искусства. Долгое время работал ассистентом дирижера в Московском и Ленинградском театрах оперы и балета. С 1938 года и до конца жизни работал дирижером Азербайджанского государственного театра оперы и балета. В музыкальном училище Афрасияб Бадалбейли учится игре на скрипке в классе преподавателя С.Л. Бретаницкого. Талантливый юноша быстро овладевает навыками свободной игры и 22 мая 1925 года выступил концертмейстером второй скрипки в оркестре, аккомпанируя оперетте Узеира Гаджибекова «Аршин мал алан» в постановке учащихся техникума.

Наряду со скрипкой Афрасияб Бадалбейли, также достигший безупречного стиля игры на таре, присоединился к оркестру в 1926 году в качестве концертмейстера второй группы таристов во время гастролей оркестра народных инструментов в Москве и Минске.

Азиза Вагиф кызы Мустафазаде (1969) — пианистка, композитор, джазовый исполнитель.

В 17 лет стиль Азизы, вдохновленный мугамом, помог ей победить на конкурсе пианистов Телониуса Монка в Вашингтоне. Примерно в это же время она вместе с матерью переехала в Германию. Азиза выпустила свой дебютный альбом «Азиза Мустафа Заде» в 1991 году. Второй альбом «Always» принес ей премию Phono Academy Prize, престижную немецкую музыкальную награду, а также премию Echo Prize от Sony. С тех пор она выступала во многих странах со многими джазовыми и традиционными знаменитостями и выпустила еще несколько альбомов, самым последним из которых стал Contrasts II, выпущенный в 2007 году.

27 мая 2018 года ей было присвоено почетное звание Народной артистки Азербайджана.

Азиза Мустафазаде в настоящее время проживает в Германии.

Азиза посетила Азербайджан в июне 2007 года на Бакинском джазовом фестивале, где сыграла в своем собственном концерте в Азербайджанском государственном академическом театре оперы и балета. По окончании фестиваля она выступила под открытым небом на концерте в Зеленом театре. На том концерте она исполнила очень зрелищный спектакль «Шаманы».

Фикрат Амиров (1922-1984) — азербайджанский композитор.

Фикрат Амиров — один из ведущих деятелей азербайджанской музыки ХХ века. Каким бы широким ни был жанр музыки Ф. Амирова, в его творчестве ведущую роль играют симфонические и музыкальные сценические жанры. Создал новый жанр — симфонический мугам, среди его самых известных произведений — произведения «Шур», «Курд Овшари», «Гулистан Баяты-Шираз». Симфония Ф. Амирова «Низами», прославляющая родную землю «Азербайджанское каприччио», Азербайджанская сюита »,« Азербайджанская гравюра »- ценные страницы наследия композитора.

Опера Ф. Амирова «Севиль» по драме Джаббарлы впервые в Азербайджане положила начало лирико-психологической опере (спектакль впервые был поставлен в 1953 году в Азербайджанском государственном театре оперы и балета им. Ахундова). Также он создал интересные произведения в жанре музыкальной комедии, такие как «Уракачанлар», «Гозун айдын». Прекрасные балеты Ф.Амирова «Тысяча и одна ночь» и «Насими» — произведения, завоевавшие симпатию зрителей.

Первые образцы азербайджанского концертного жанра были созданы Ф. Амировым. Некоторые из его концертов, особенно «Концерт на арабские темы», написанный с Э. Назировой для фортепиано с оркестром, входят в число наиболее исполняемых произведений азербайджанских пианистов.

Его «12 миниатюр для фортепиано», различные пьесы «Звезда», «Азербайджанские земли», «Мой цветок», «Я улыбнусь, если ты улыбнешься» и другие романсы и песни часто ставятся и сегодня. Он также сочинял интересную фоновую музыку для драм, «Великая опора», «Я не был красивым» и других фильмов.

Фирангиз Алиага кызы Ализаде (1947) — выдающийся композитор Азербайджана, художник мира ЮНЕСКО.

Первое музыкальное образование получила в Азербайджанской государственной консерватории при средней музыкальной школе для одаренных детей. Позже она изучала композицию и фортепиано в Азербайджанской государственной консерватории. С 1972 по 1974 год работала ассистентом Кара Караева, а в 1974 году начала преподавать в Азербайджанской государственной консерватории (ныне Бакинская музыкальная академия). Ф. Ализаде в 1994 г. защитил диссертацию и получил степень кандидата искусствоведения, а в 1998 г. — звание профессора.

Деятельность Ализаде многогранна и широка. Ф. Ализаде зарекомендовала себя на международной арене как композитор, пианист, дирижер, музыкант, общественный деятель. Как пианистка сыграла важную роль в популяризации современных произведений А. Берга, П. Хиндемита, других зарубежных композиторов ХХ века, в нашей стране была первой исполнительницей произведений многих азербайджанских композиторов. В презентации своих произведений она выступает и как пианистка, и как дирижер.

Ф.Ализаде является автором нескольких музыкальных произведений в разных жанрах: «Интизар» (с нетерпением ждет), «Твое имя означает море», «Сказание о мальчике, запряженном белой лошадью», опер «Пустая колыбель» и «Штадт». «Граница» балеты, «Хабил саяги», «Мугам саяги», «Оазис»,«Дервиш»,«Абшерон» — инструментальные произведения для различных произведений, концерт «Шелковый путь», Концерт для виолончели с оркестром «Оплакивание», « Посвящение» для большого симфонического оркестра и др. произведений.

Из произведений, написанных и исполненных за последние годы по заказу зарубежных музыкальных коллективов: «Проснись!» для виолончели (Париж, Франция, 2005 г.), «Каспий» для квинтета (Нью-Йорк, США, 2006 г.), «Огонь» для флейты, кларнета, скрипки и ударных (Сиэтл, США, 2006 г.); Балет «Оптическая идентичность» (Сингапур, 2007 г.); Мистика «Аль Каманджаты» (Рим, Италия, 2007), «Дастан» (Эпос) для скрипки (Аустбург, Германия, 2007), «Море» для фортепиано, виолончели и камерного оркестра (Берн, Швейцария, 2008), «Твое имя означает Море» опера (Хьюстон, США, 2011), Хананда,« Мугфлагаменко» для исполнителя и ансамбля фламенко (Амстердам, Нидерланды, 2011), «Импульс» для скрипки и фортепиано (США, 2012), «Пейзаж» для фортепиано. (Франция, 2012) и др.

Мирфайг Мири оглы Суджаддинов (1947) — композитор.

В 1965 году Фаиг Суджаддинов поступил на фортепианное отделение Музыкального училища имени Асафа Зейналлы. В 1969 году он начал работать в оркестре по приглашению руководителя Эстрадного оркестра Азербайджанского государственного комитета радио и телевидения Тофика Ахмедова. В 80-х годах ХХ века Фаиг Суджаддинов перестал работать в эстрадном оркестре и продолжил образование в Азербайджанском педагогическом институте языков.

В 1977 году он поступил на композиционный факультет Азербайджанской Государственной Консерватории, которую окончил в 1981 году. В 2000-е годы Фаиг Суджаддинов жил и работал в Турции и Кирпе. В 2000-е годы Фаиг Суджаддинов жил и работал в Турции и Кирпе. Среди его произведений — концерт для фортепиано с симфоническим оркестром (1990), струнный квартет (1991), концерт для фортепиано с камерным оркестром (1992), концерт для камерного оркестра (1993), ода «Ататюрк» для хора и симфонии. оркестр (1994), джазовые композиции для ансамблей разного состава (1996).

Он является Народным артистом Азербайджанской Республики с 2006 года, а в 2007 году был награжден Орденом Славы Азербайджана. 14 сентября 2015 года ему была присуждена именная стипендия Президента Азербайджанской Республики.

Хайям Хади оглы Мирзазаде (1935) — композитор.

В 1957 году он окончил Азербайджанскую государственную консерваторию имени Узеира Гаджибекова и с этого года работает там. В 1969-1983 гг. — заведующий отделом композиции.

В 1970 году он был удостоен премии Ленинского комсомола Азербайджана, в 1975 и 1986 годах — Государственной премии Азербайджанской Республики, в 1972 году — Заслуженный деятель искусств Азербайджанской Республики, в 1987 году — Народный артист республики. Азербайджана.

В 2000 году выдающийся композитор был награжден Орденом Славы.

Балет «Белое и черное», симфонии I и II, симфоническая поэма «Зарисовки — 63», «Память», «Марокканская рапсодия», «Концерт», «Концерт» для скрипки с оркестром, «4 миниатюры» для оркестра с голосом, Также он является автором двухструнного квартета, сольных сонат для отдельных инструментов, 12 прелюдий для фортепиано, «Итхаф» для сопрано и фортепиано, эстрадных и джазовых пьес, популярных песен.

Гара Абульфаз оглы Гараев (1918-1982) — композитор, педагог.

В 1926 году Гара Гараев впервые поступил в младшую музыкальную школу при Азербайджанской государственной консерватории. С 1930 года учился в музыкальной школе при Азербайджанской государственной консерватории по классу фортепиано у профессора Георгия Шароева, а с 1935 года учился в Азербайджанской государственной консерватории по композиции и основам азербайджанской народной музыки. С 1938 по 1940 год изучал композицию в Московской государственной консерватории. П.И. Чайковский.

В 1937 году Гараев вступил в Союз композиторов Азербайджанской ССР. Вернувшись из Москвы, в 1941 году стал художественным руководителем Азербайджанской государственной филармонии имени Муслима Магомаева. В 1944 году он был заместителем председателя Союза композиторов Азербайджана. В 1946 году он начал работать преподавателем в классе композиции в Азербайджанской государственной консерватории, и в том же году был избран членом оргкомитета Союза композиторов СССР. В 1953 году в Ленинградском государственном (Малом) оперном театре состоялась премьера балета «Семь красавиц».

В 1963 году во время гастролей Ленинградской Малой оперы он посетил Арабскую Республику Египет в связи с постановкой балета «Семь красавиц» в Каире. В 1964 году во время гастролей Большого театра СССР принял участие в фестивале современной музыки «Варшавская осень» в связи с постановкой балета «Грозовая тропа».

Первое исполнение Третьей симфонии состоялось 21 апреля 1965 года в Москве и 2 июня в Баку.

Муслим Мухаммад оглы Магомаев (1885-1937) — азербайджанский композитор, дирижер, педагог, фольклорист, общественный деятель.

Он был одним из основателей Азербайджанского профессионального музыкального театра. Первым масштабным музыкальным произведением Муслима Магомаева стала опера «Шах Исмаил», написанная в 1916 году. В этом произведении композитор умело использовал основные элементы оперы, такие как арии, дуэты, полифонические хоры, а также образцы национальный фольклор. Опера, премьера которой состоялась 7 марта 1919 года, до сих пор была исполнена около 400 раз.

Творческое наследие Муслима Магомаева включает в себя оперу «Наргиз», симфонические произведения «На полях Азербайджана», «Танец освобожденной азербайджанской женщины», «Дервиш», «Водопад», симфонические произведения, такие как гимн радио «Джейрани», «Тураци», «Чеченский танец», «Весна», «Наша деревня», «Армия мазута».

Он написал музыку к «Умершим» Джалила Мамедгулузаде и «В 1905 году» Джафара Джаббарлы. Вместе с Узеиром Гаджибековым он составил сборник «Азербайджано-турецких народных песен» и записал более 300 азербайджанских народных песен и танцев.

Муслим Магомаев, назначенный музыкальным руководителем Бакинского Радио, старался исполнять в эфире лучшие произведения, заказывая новые песни и сочинения для композиторов. По его инициативе на радио был организован концерт мугама «Ночь Чахарга». В то же время азербайджанское радио открылось радиогимном Муслима Магомаева.

Ниязи Зульфугар оглы Тагизаде-Гаджибеков (1912-1984) —  дирижер и композитор.

Первые большие дирижерские успехи Ниязи были связаны с проведением Дней азербайджанского искусства в Москве в 1938 году. Здесь он дирижирует операми Узеира Гаджибекова «Кероглу» и Муслима Магомаева «Наргиз».

Ниязи работал в Азербайджанском государственном академическом театре оперы и балета, Ленинградском театре оперы и балета, Азербайджанской государственной филармонии.

За годы работы в филармонии по его инициативе был создан ансамбль народных инструментов «Хумаюн». Получив предложение поработать за границей, дирижер выбрал Турцию и добился многих успехов в Анкарском театре оперы и балета и Стамбульском оперном театре. Он гастролировал по многим странам мира.

Он также преуспел в сочинении. Особое место в сочинении Ниязи занимают симфонический мугам «Раст», опера «Хосров и Ширин» и балет «Читра». Он получил международную премию Джавахарлала Неру за свой балет «Читра» по философской драме известного индийского писателя Рабиндраната Тагора «Читрангада».

Маэстро Ниязи награжден многими государственными наградами, почетным званием Народного артиста СССР, орденами и медалями.

Огтай Казими (1932-2010) — азербайджанский композитор, автор первой рок-оперетты в Азербайджане.

Во время учебы в музыкальной школе он написал свою первую песню «Счастливые дети». О.Казими поступил на композиционный факультет Консерватории имени Узеира Гаджибекова в 1957 году и учился в классе Джовдата Гаджиева. В 1966-1967 годах работал преподавателем Сумгаитского музыкального училища, а затем заведующим учебным отделом. За годы пребывания в Сумгаите О. Казими создал эстрадный оркестр «Эксперимент». Позже композитор работал музыкальным редактором в филармонии и преподавал на факультете народных инструментов Средней музыкальной школы имени Асафа Зейналлы. Песни О. Казими на протяжении многих лет занимают особое место в репертуаре ансамбля «Дан улдузу» (Утренняя звезда). Песни известного композитора исполнили Рашид Бехбудов, Зейнаб Ханларова, Шовкат Алекбарова, Эльдар Ахундов, Флора Каримова, Ялчин Рзазаде, Ильхама Гулиева, Огтай Агаев, Мамедбагир Багирзаде, Зумруд Мамедова и другие известные певцы. Его концерты для народных инструментов, вокально-симфоническая поэма, посвященная Президенту Азербайджана Гейдару Алиеву («Ночь пробуждения народа»), «Карабахская рапсодия», торжественные увертюры, музыка, написанная для около 60 театральных постановок («Хрустальный дворец», поставленный в Академический драматический театр), «Меч и перо», «Фитна», «Надежда», «Покорение Эдирне» и др.), «Шейх Санан» в постановке Русского драматического театра, «Собаки» в постановке Камерного театра, оперетты. поставленные в Театре музыкального спектакля («Золотая свадьба», «Истории села Данабаш», «Безумный мир») запоминаются оперетты,

Творчество О. Казими было высоко оценено государством. Удостоен почетных званий Заслуженного деятеля искусств (1992), Народного артиста Азербайджанской Республики (2006), стипендии Президента. О. Казими — автор первой рок-оперы в Азербайджане.

Полад Бюльбюль оглы (Мамедов Полад Бюльбюль оглы) (1945) — азербайджанский композитор и певец.

Он взял отцовское прозвище — Бюльбюль как фамилию. В 1968 году окончил Азербайджанскую Государственную Консерваторию по классу Кара Караева. Полад известен как автор и исполнитель многих популярных песен. Он является автором музыки к фильмам, пьесам, симфониям, симфоническим стихотворениям и другим произведениям.

Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджанской Республики в России Полад Бюльбюльоглу награжден Премией Святого Князя Невского. Посол награжден Российским межрегиональным общественным фондом.

Полад Бюльбюльоглу был награжден за заслуги в поддержании мира, взаимопонимания и укреплении уз дружбы между народами России и Азербайджана.

Из-за его честного представления международному сообществу борьбы Азербайджана за территориальную целостность, в своих заявлениях и интервью, несмотря на естественные ограничения, налагаемые на дипломатию, он настаивал на бескомпромиссной позиции нашей страны, несмотря на недопонимание и противоречия в общественном мнении, хотя это общество пока не готово к каким-либо рискованным шагам во время его визитов в Нагорный Карабах — За работу, проделанную в интересах Азербайджана среди армян, за выдающийся вклад в нашу великую культуру, поставив балет «Любовь и смерть» в Москве, столице Российской Федерации, он был назван «Человеком года 2009» в Азербайджану за его усилия по созданию образа нашей страны с точки зрения нравственности и патриотизма. 3 февраля 2015 года награжден Орденом Почета.

Рафик Фарзи оглу Бабаев (1936-1944) — азербайджанский композитор.

В 1943 году Рафиг поступил в музыкальную школу № 160, где создал свой первый джазовый квартет. В 1950 году поступил в класс фортепиано Музыкальной школы имени А.Зейналлы, учился в классе Р.С.Левиной. Помимо учебы в этой школе, он работает музыкальным руководителем Ансамбля народных инструментов. Он также интересовался джазовой музыкой и улучшил свои навыки импровизации. Позже Рафик Бабаев целиком посвятил себя джазовой музыке и, окончив Бакинскую консерваторию в 1959 году в качестве музыкального руководителя ансамбля, отправился в длительные гастроли по разным городам Советского Союза. Вернувшись в Баку, Рафик Бабаев встретился с известным певцом Рашидом Бейбутовым. Когда Рашид Бейбудов в 1967 году основал Театр песни, Рафик Бабаев был приглашен на должность музыкального руководителя театра. Р.Бабаев и Р.

Все эти годы Рафиг продолжает свою творческую деятельность в области джазовой музыки, постоянно работая, участвуя в джазовых фестивалях. Ансамбль Рафика Бабаева стал победителем Таллиннского международного джазового фестиваля 1967 года. Особо следует отметить его композицию, исполненную в «баяти-курдском» стиле. Геннадий Степанишев (флейта, саксофон), Рауф Султанов (бас-гитара), Аласгар Аббасов (гитара), Саявуш Карими (орг, клавишные инструменты), Джамиль Амиров (клавишные инструменты), Тофик Джаббаров (ударные инструменты), Фируз Исмайлов (синтезатор), Выступили Рамин Султанов (ударные инструменты), Эмиль Гасанов (бас-гитара), Вагиф Алиев (ударные инструменты), Эмиль Константинович Гасанов (бас-гитара) и другие профессиональные музыканты. В те годы Рафик Бабаев также занимался общественными делами, организовывал различные конкурсы и фестивали.

В 1991 году Рафик Бабаев сформировал фольк-джазовый ансамбль «Джанги» и основал Студию звукозаписи для оказания помощи в реализации музыкальных проектов. Используя народные инструменты, он обогатил их необычайной гармонией, мелодично создавая красивые композиции, сочетая, на первый взгляд, противоречивые черты мира —  музыку Запада и Востока. В 1993 году Рафик Бабаев был назван Народным артистом Азербайджана.

Солтан Исмаил оглу Гаджибеков (1919-1974) — композитор, дирижер, педагог.

За годы учебы в консерватории композитор обратился к разным жанрам, чтобы овладеть техникой избранного им искусства. Написал две прелюдии и сонату для фортепиано, а также песни «Разговор цветов», «Песнь масла» на слова И. Заманлы и романсы «Птица», «Одинокий парус», струнные квартеты, симфонические вариации.

В 1945 году Туркменский театр оперы и балета поручил С. Гаджибекову написать оперу «Камина и Гази». Симфоническая часть этого произведения называется «Караван». Цельный состоит из трех частей. Это связано с кругом его образов: приход каравана, волнение природных явлений, уход каравана. В основу произведения положен мугам «Шур». В 1946 году появилась Вторая симфония. Идет поиск новых драматических ситуаций, новых способов самовыражения. Тематика произведений композитора для детей разная. Есть как пионерская жизнь (4 пионерские песни), так и описания природы («Новый год», «Весна» и др.).

В 1953 году композитор написал 6 детских песен: «Игривый бал», «Колыбельная», «Фиалка», «Весна пришла», «Елка», «Пионерский гимн». Детская опера «Александр и пастырь» написана по заказу Бакинского Дома пионеров. В его основе лежит отрывок из «Письма Александра» Низами.

В 1950 году С. Гаджибеков написал балет «Гульшан». Это произведение, посвященное современной теме, затрагивает человеческие отношения, моральные качества и эстетические темы.

С. Гаджибеков написал музыку для многих спектаклей. Среди них «Любовь», «Крестьянка», «Человек» С. Вургуна, «Любовь и месть» С. Ахундова, «Алигулу выходит замуж» С. Рахмана и многие другие произведения.

Саид Али оглы Рустамов (1907-1983) — композитор, дирижер, педагог.

Окончание Саида Рустамова учительской семинарии, а затем и Азербайджанского государственного педагогического института, его знания в области педагогики, а также методики преподавания различных предметов и его опыт в этой области создали основу для его признания в качестве мастера-педагога в области музыки. образование.

Хотя он был одним из главных составителей учебника «Музыкальная грамотность» для музыкальных школ и написал первый учебник «Школа дегтя», в 1931 году он был художественным руководителем и помощником дирижера первого оркестра народных инструментов в нашей стране, позже, он стал художественным руководителем и главным дирижером оркестра, руководителем ансамбля песни и пляски клуба имени Фиолетова, за время пребывания на посту руководителя Азербайджанского государственного ансамбля песни и пляски стал известен как педагог, известный благодаря его обучающие способности. В годы, когда Рустамов неоднократно избирался в Бакинский городской совет, он неустанно работал над улучшением культурной жизни рабочих. В качестве члена правления Союза композиторов СССР С.Рустамов также провел большую и целенаправленную работу. Его голос исходил от самых престижных ассамблей Международного Конгресса. Неоднократно был председателем и членом жюри Всемирных и Всесоюзных фестивалей исполнителей на народных инструментах.

Высоко оценена обширная деятельность великого художника, пламенного патриота Саида Али оглы Рустамова. Был удостоен звания Заслуженного деятеля искусств в 1938 году, Народного артиста Азербайджанской Республики в 1957 году, Государственной премии СССР в 1951 году. Трижды награжден орденами Трудового Красного Знамени и Орденом Дружбы народов. и несколько медалей.

Шафика Гулам кызы Ахундова (1924-2013) — первая на Востоке профессиональная женщина-автор оперы.

В 1943–1944 годах Шафига получила начальное образование в Бакинском музыкальном училище имени Асафа Зейналлы, где его преподавал Узеир Гаджибеков. Затем, в 1956 году, продолжила обучение в Азербайджанской государственной консерватории имени Узеира Гаджибекова, где окончила класс Б. Зейдмана. В 1998 году Шафига Ахундова удостоена звания народной артистки Азербайджана, а в 2005 году награждена орденом «Шохрат».

В 1972 году Шафига Ахундова написала свою первую оперу «Галин гаясы» (Скала невесты) и стала первой женщиной-композитором на Востоке. Также госпожа Шафика написала несколько красивых песен («Лейла», «Бахтияр эллер» и др.), Оперетту «Ев бизим, сирр бизим» (Наш дом, наша тайна), пьесы для струнного квартета, «Айдын» для драматического театра, «Прощай, Индия!», «Почему ты живешь?» и так далее. Также она является автором музыки для детских спектаклей, таких как «Сказка клоуна», «День рождения кролика» и др. Его прекрасные лирические песни и романсы на стихи азербайджанских поэтов пользуются большой популярностью в народе.

Композитор не только написал песню, но и применил ее к сложному и трудному жанру и вошел в историю как первая женщина, написавшая оперу на Востоке. В 1971 году она очаровала меломанов оперой «Скала невесты».

Тофик Алекпер оглы Гулиев (1917-2000) — композитор, пианист, дирижер, один из основоположников азербайджанской джазовой и эстрадной музыки.

В 1934 году он стал студентом Бакинской консерватории, где учился на двух факультетах — фортепиано (в классе профессора Айсберга) и композитора (в классе профессора С.Г.Страссера), окончил консерваторию в 1936 году. В 1931 году Тофик Гулиев написал песню на Стихотворение Мирзы Алекбара Сабира — «Про школьника» по совету его учителя. В начале 1935 года Тофик Гулиев начал работать дирижером в Азербайджанском драматическом театре. В 1936 году им (совместно с композитором З. Багировым) выпущены мугамные записи «Раст», «Сегях», «Забул», «Дуга». По инициативе Узеира Гаджибекова его направили в Московскую государственную консерваторию для продолжения образования. Вскоре в оркестре под управлением А.Тасмана начала работать пианистка.

Он вернулся в Баку в 1939 году и в 1941 году основал ансамбль Красной Армии. Он написал разные патриотические песни для ансамбля, входящего в 402-й дивизион. В 1943 году ансамбль разделили на две группы. Одним из них, называвшимся Red Naval, руководил Тофик Гулиев. После окончания войны Тофик Гулиев начал свою композиторскую деятельность в Азербайджанском государственном русском драматическом театре имени Самеда Вургуна, Азербайджанском драматическом театре имени Азизбекова, Азербайджанском государственном театре юного зрителя имени Максима Горького. Он также начал работать в области кино в 1940-х годах.

В 1954 году он начал преподавать в Азербайджанской государственной консерватории им. В 1956–1958 годах несколько его песен были включены в музыкальный том «Азербайджанские песни». В 1958 году композитор стал художественным руководителем, а затем директором Азербайджанской государственной филармонии. В 1960-1970 гг. Участвовал во многих международных конференциях, фестивалях и днях искусств. В конце 70-х годов ХХ века он создал множество детских и юношеских музыкальных конкурсов, в том числе «Бакинская осень». С 1969 по 1979 год возглавлял Союз композиторов Азербайджана. С 1990 года и до конца своей жизни он занимал пост председателя Союза композиторов Азербайджана.

Тофик Ахмадага оглы Бакиханов (1930) — композитор .

Первое музыкальное образование Тофик Бакиханов получил в десятилетней музыкальной школе (ныне Средняя музыкальная школа им. Бюльбюля) при Азербайджанской государственной консерватории им. У. Гаджибекова (ныне Бакинская музыкальная академия) у заслуженного учителя республики по классу скрипки М.И.Симберова. Затем продолжил образование в Азербайджанской государственной консерватории, которую окончил по двум специальностям — в 1953 году в классе профессора Г.Гараева по классу скрипки. В студенческие годы Т. Бакиханов занимался исполнительской деятельностью и работал солистом в Азербайджанском государственном симфоническом оркестре, а также в симфоническом оркестре Азербайджанского радио.

В творчестве Т. Бакиханова преобладают камерно-инструментальные и симфонические жанры. Написал три балета («Каспийская баллада», «Восточная поэма» и «Добро и зло»), 3 музыкальные комедии с композитором Нариманом Мамедовым («Одна из шести девушек — фея», «Мамедали собирается на курорт», » Девушка спешит на свидание »), 25 концертов для симфонического оркестра с таром и различными инструментами, 20 сонат, 5 симфонических мугамов («Нава»,«Шахназ»,«Раав», «Хумаюн», «Дуга») , 8 симфоний, 6 симфонических стихотворений, 26 сонат в области камерной музыки, произведения для различных ансамблей, более 100 песен и романсов.

В 1973 году ему было присвоено почетное звание Заслуженного деятеля искусств республики. В 1983 году стал профессором. В 1991 году он был назван Народным артистом Азербайджанской Республики. В 1996 году он был избран доктором искусств Азербайджанской Национальной Академии Художеств. В 1994-2000 годах был лауреатом премии имени Аббасгулу ага Бакиханова. Он также был награжден Орденом Славы в 2000 году. На VII Международном танцевальном фестивале в Париже в 1969 году; В 1998, 2000, 2001 годах выступал на II, IV, V международных музыкальных фестивалях «Беллапаис» в Турецкой республике Северного Кипра, в Москве, Тбилиси, а в последние годы в Стамбуле, Измире, Тегеране, Болгарии.

Узеир Гаджибеков (1885-1948) — композитор, музыковед-ученый, публицист, драматург, педагог, общественный деятель, основоположник современной азербайджанской профессиональной музыки и национальной оперы.

Узеир бек Гаджибеков начал свою творческую деятельность с журналистики. Он появлялся в газетах «Каспи», «Хаят», «Иршад», «Тарагги», «Хакикат», «Икбал», «Ени Икбал» и в журнале «Молла Насреддин», опубликовал множество статей, фельетонов и сатирических миниатюр на важные общественные темы — политико-просветительские выпуски того времени в рубриках «Ордан-бурдан», «О ян-бу янь» и др. с секретными подписями «У», «Филанкес», «Бехманкес».

Узеир Гаджибеков решил создать национальную оперу на азербайджанском языке, чтобы пробудить интерес людей к музыкальным представлениям. Опера Гаджибекова «Лейли и Меджнун», исполненная 12 января 1908 года в Баку в театре Гаджи Зейналабдина Тагиева, положила начало оперному искусству не только в Азербайджане, но и на всем мусульманском Востоке.

Молодой композитор одну за другой написал мугамные оперы «Шейх Санан», «Рустам и Сохраб», «Шах Аббас и Хуршидбану», «Асли и Карам», «Харун и Лейла». С именем Узеир-бека связано и происхождение первой на Востоке оперетты. Музыкальные комедии «O olmasın, bu olsun» («Если не тот, то этот»), «Аршин мал алан» сделали его очень популярным. Кульминация творчества Узеира — опера «Кероглу». В этом произведении автор смог создать исчерпывающие арии и массовые хоровые сцены по правилам классической оперы.

Он собрал и записал более 300 народных песен, написал гимны, кантаты, фэнтези, песни и романсы, сочинения для камерного и хора. Музыка государственного гимна Азербайджанской Демократической Республики и ныне независимого Азербайджана принадлежит Узеиру Гаджибекову. Песня А.Джавада «Чырпынырдын, Кaрa Дениз» очень популярна не только в Азербайджане, но и в Турции. Романсы «Севгили канан» и «Сенсиз» в исполнении Муслима Магомаева считаются одними из самых ценных жемчужин азербайджанской музыкальной сокровищницы.

Вагиф Азиз оглы Мустафазаде (1940-1979) — композитор, пианист, основоположник стиля джаз-мугам.

В 1963 году он окончил Бакинское Государственное Музыкальное Училище имени Асафа Зейналлы, а через год был принят в Бакинскую Музыкальную Академию. Здесь Вагиф дает небольшие концерты, выступает в клубах, в основном играет классический джаз, блузки и танцевальные песни.

С 1964 года руководит ансамблем «Ореро», Кавказским джазовым трио, женскими вокально-инструментальными ансамблями «Лейли» и «Севиль», инструментальными ансамблями мугама. Лауреат международных джазовых конкурсов и фестивалей (Таллинн-66, Тбилиси-78, Монте-Карло). В 1979 году в Монако в необычных условиях прошел новый фестиваль. По условиям фестиваля автор, исполнитель и страна произведения должны оставаться в секрете. После фестиваля нам дают родное имя из сотен неизвестных имён. Азербайджан, Вагиф Мустафазаде. Он возвращается домой с джазового фестиваля с наградой White Royal и готовится к следующему концерту.

Он автор концерта для фортепиано с симфоническим оркестром, симфонии «Мугам» (неполная), нескольких джазовых композиций и пьес. Вагиф Мустафазаде — основоположник азербайджанской джазовой музыки и основоположник новой джазовой идеи (девиза). Он создал синтез азербайджанской музыки, мугама с классической американской джазовой музыкой. Его новый девиз — «Джаз-мугам». Он является архитектором Азербайджанского джазового движения мугама. В 1979 году автор симфонии «Мугам» Вагиф Мустафазаде, увидевший элементы джаза в импровизациях мугама, создал оригинальный жанр и был удостоен почетного звания Заслуженного артиста Азербайджанской Республики.

Васиф Зульфугар оглы Адигозалов (1935-2006) — композитор.

В 1953 году он поступил в Азербайджанскую Государственную Консерваторию имени У. Гаджибекова. Он продолжает обучение в классе Кара Караева по композиции и Симузар Гулиевой по классу фортепиано. В 1959 году окончил одно и то же учебное заведение по двум специальностям.

Свою карьеру начал в 1958 году музыкальным редактором Комитета по радио и телевидению. Позже был ответственным секретарем Союза композиторов Азербайджана, главным редактором Государственной филармонии имени М. Магомаева, директором Бакинской музыкальной школы имени А. Зейналлы. С 1972 года работал педагогом в Азербайджанской государственной консерватории имени У. Гаджибекова. В 1990 году он был избран первым секретарем Союза композиторов Азербайджана.

В 1973 г. ему присвоено звание «Заслуженный деятель искусств», в 1988 г. присвоено почетное звание Народного артиста республики.

С 1989 г. — профессор, в 1990 г. — лауреат Государственной премии.

В 1995 году награжден орденом Славы. Он заведовал кафедрой «хорового дирижирования» Бакинской Музыкальной Академии.

Зульфугар Абдулхусейн оглы Гаджибеков (1884-1950) — композитор, один из основателей Азербайджанского Государственного Театра Музыкальной Комедии.

Зульфугар Гаджибеков — автор первой азербайджанской оперетты — Молодые в пятьдесят лет (1910). Оперетта — первый образец комедийного жанра на азербайджанской сцене. И текст, и музыка написаны Зульфугаром Гаджибековым. Премьера спектакля состоялась в апреле 1911 года в Грузинском Дворянском театре в Тбилиси (Грузия). Позже оперетта была поставлена ​​в Баку, Нахчыване, Ереване, Шуше. Произведения Зульфугара Гаджибекова сыграли важную роль в музыкальном искусстве Азербайджана. Фольклор был использован в опере «Ашыг Гариб», которая внесла новое направление в творчество азербайджанских композиторов. В 1917 году он также разработал специальные костюмы для постановки оперы с фантастическим сюжетом под названием «Три влюбленных или Маликмаммад». Однако из-за давления советской власти спектакль не был поставлен.

«Деревенская девочка», «Пастушка» и «Солдатская песня», ставшие популярными в первой четверти ХХ века, — первые песни композитора. Велика роль Зульфугара Гаджибекова в становлении азербайджанской классической музыки.

В 1932 году он сочинил симфоническую пьесу «Танец рабынь». Кроме того, Зульфугар Гаджибеков написал несколько кантат. В 1935 году вместе со своим сыном Ниязи он написал музыку к первому азербайджанскому звуковому фильму по одноименной пьесе Джафара Джаббарлы — «Алмаз». Последним произведением Зульфугара Гаджибекова была кантата, написанная в 1950 году совместно с Закиром Багировым.

ВЫДАЮЩИЕСЯ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДЕЯТЕЛИ — МУГАМНОЕ ТРИО

Мирза Асад оглу Садыг (1846–1902) или  Садыгджан — музыкант, тарист, композитор и художник, усовершенствовавший азербайджанский тар. [1] [2]

Как и все жители Шуши, Садыг с малых лет пробует свои силы в исполнении народных песен и мугамов. Дело в том, что во время соболезнования Мухаррам они участвовали в театральных представлениях шабих и учили своих детей петь с раннего возраста в бедных семьях, которые не могли приглашать скорбящих и певцов к себе домой, поскольку траур считался наградой. Для этого в Шуше даже были специальные музыкальные фестивали и школы. Практически все известные певцы и музыканты брали студентов и учили их. Многие из выпускников этих ассамблей и школ впоследствии стали известными на Востоке, завоевав уважение на свадьбах, концертах и ​​народных гуляниях.

Садыгджан — один из самых известных таристов Азербайджана. Садикджан усовершенствовал тар и расширил возможности виртуозной игры на этом инструменте. Он добавил тара джинген и корневые спицы, увеличив количество проводов с 5 до 11. Также он полностью изменил систему захвата гудрона на шейках, уменьшив их количество с 27-28 до 22. Садыгджан внес важные нововведения в азербайджанский мугам, улучшил «Сегях» и «Мирза Гусейн Сегахи», а также улучшил мугам «Махур». Происхождение «Махур-Хинди», «Орта Махур», «Забул Сегах», «Харидж Сегах», «Мирза Гусейн Сегахи», «Этим Сегах», «Чобан Баяти» в азербайджанском мугаме связано с творчеством Садыгджи и историей Азербайджана. .

В 1890-х годах в Шуше сформировался ансамбль под руководством Садыгджи. В состав ансамбля входили известные певцы и музыканты того времени. Известные ученики стиля  Гурбан Пиримов, Мешади Джамиль Амиров, Мешади Зейнал Хагвердиев, Ширин Ахундов, Марди Джанибеков, Хамид Малибейли и другие.

Джаббар Исмаил оглы Гарягдыоглу (1861–1944) — хананда (певец), композитор, музыкант.

Джаббар Гарягдыоглу вырос во второй половине 19 века и является одним из самых выдающихся певцов в истории азербайджанской музыки. С его именем связан новый этап в искусстве азербайджанского пения. Джаббар Гарягдыоглу брал уроки мугама в школе Харрата Гулу в Шуше. В то же время богатая музыкальная среда Шуши сыграла исключительную роль в развитии Джаббара. Русский поэт С. Есенин называл его «пророком восточной музыки». Джаббар, который был очень популярен в Карабахе, Гяндже, Ширване и Баку, был также известен на Кавказе, в Средней Азии и Иране. Джаббар Гарягдыоглу был первым в истории музыки певцом, исполнившим мугам на театрально-концертной сцене. Так, Джаббар Гарягдыоглу исполнил роль Меджнуна в музыкальной сцене «Меджнун на могиле Лейли». поставлен в Шуше в 1897 году под руководством известного писателя-драматурга Абдуррахим бека Хагвердиева. Также он был активным участником «Восточных концертов». Джаббар выступал в Шуше с группой музыкантов Мирзы Садыга Асад оглу, в 1900-1905 годах в Баку с таристом Мирзой Джафаром и кяманчаистом Мешади Гулу. В 1905 году он сформировал трио из таролога Гурбана Пиримова и кяманча Саши Оганезашвили. Трио действует более 20 лет. В 1906-1912 годах голос Джаббара Гарягдыоглу был записан на граммофон в Киеве, Москве и Варшаве акционерными обществами «Спорт-Рекорд», «Экстафоне» и «Граммофон». Это первые записи в истории восточной музыки. По возвращении из Варшавы в 1912 году он дал «Восточные концерты» в Москве. Дж. Гарягдыоглу с большим мастерством исполнил все классические мугамы и многие таснифы. В частности, его зарби-мугамы «Хейрати», «Мансурийя», мугамы «Махур», «Шахназ» являются уникальными примерами в нашей музыкальной истории. Джаббар прекрасно знал классическую поэзию. В отличие от своих предшественников, Джаббар впервые в искусстве пения поет газели на азербайджанском языке в мугамах и таснифах. Он исполнял газели Физули, Гасым бека Закира, Сеида Азима Ширвани, Хуршидбану Натаван и других азербайджанских поэтов на концертах и ​​собраниях. Распевая газели и стихи на своем родном языке, он распространил мугам среди людей. Джаббар был также известен как композитор и поэт. Среди созданных им классификаций — «Истеканин дешилсин», «Тифлисин йоллари».

Кечачиоглу Мохаммад (Мохаммад Машади Халил оглу) (1864-1940) — Хананда .

Он обучался пению в школе Харрат Гулу в Шуше и у известного певца Мешади Иси. Вместе с другими выдающимися представителями карабахской школы он развил в своем творчестве искусство мугама и повсеместно распространил славу азербайджанского мугама. В его репертуаре были классические мугамы, таснифы, народные песни. Певец, обладающий широким диапазоном, сильным и звонким голосом, мастерски исполнил все мугам-дасги и зарби-мугамы. Кечачиоглу Мохаммад был певцом, требовательным к своему искусству и всегда неустанно работал над собой. С его мугамами, такими как «Заминкара» и «Хумаюн», он смог очаровать публику и поразить их своим уникальным исполнением.

Кечачиоглу Мохаммад исполнил классические мугамы, а также мугам «Нава», «Махур», «Баяти-Гаджар» оригинально, со своими особенностями. В то же время он был особенно известен как пропагандист зарби-мугамов. Певец также завоевал симпатию публики своими выступлениями на восточных концертах. Особенно популярно для него было исполнение дуэтом сцен с Джаббаром Гарягдыоглу из стихотворения Физули «Лейли и Меджнун».

Следует также отметить его гастроли. Помимо пения, он также занимался педагогической деятельностью. Кечачиоглу Мохаммад посвятил всю свою энергию и знания развитию нашей музыкальной культуры. В 1926 году по инициативе Узеира Гаджибекова Кечечиоглу Мохаммад был приглашен в Азербайджанскую государственную консерваторию. Он воспитал здесь многих азербайджанских певцов.

Мешади Мамед Фарзалиев (1872-1962) — Хананда.

С юных лет он жил и пел в Гяндже, а затем в Тбилиси, Батуми, Владикавказе, Стамбуле и других городах. Он был известен как выдающийся художник на Кавказе, в Средней Азии, Турции и даже во многих странах Европы. Находясь в Шуше, Мешади Мамед выступал на свадьбах и народных гуляниях. Впервые он имел большой успех на Восточном концерте в театре Хандамирова в Шуше.

«Баяты-Курд», «Раст», «Шур», «Чахаргях», «Забул-Сегах», «Курду Шахназ», «Хейрати», «Мансурийя», «Симайи-шамс», «Карабах Шикестаси» в исполнении Мешади. Мамед, «Аразбари», «Керами», «Афшари» и другие мугамы были встречены публикой с большой симпатией. Мешади Мамед был также более известен как мастер «Шуштар».

Мешади Мамед Фарзалиев получил приглашение в 1912 году от действующей в Варшаве компании Sport-Record. Голос азербайджанской певицы записывается в Варшаве. В сопровождении тариста Гурбана Пиримова Мешади Мамед исполнил около 40 мугамов, таснифов и песен. После этого успеха из Киева пришло еще одно приглашение. Знаменитый артист записал мугам и народные песни на граммофонную пластинку компании «Экстрафон». Мешади Мамед больше всего пел газели Натавана в своих мугамах и песнях. Мешади Мамед, известный как известный певец, был приглашен в Тбилиси (Грузия) весной 1913 года Народным домом имени Зубалова. В 1926 году Мешади Мамед Фарзалиев дал концерты во многих городах России, Польши, Германии, Франции, Бельгии, Англии, Австрии, Румынии, Турции и Ирана.

Мешади Джамиль Амираслан оглы Амиров (1875-1928) — тарист, композитор, музыкант.

Хотя Мешади Джамиль проявлял большой интерес к дегтю с раннего возраста, из-за своего финансового положения он был учеником портного. Вскоре он прославился в Шуше как портной и даже открыл магазин. Однажды к Мешади Джамилю пришел один из свадебных дегустаторов Шуши и попросил сшить для него платье. Взамен Мешади Джамиль просит тариста научить его играть несколько песен на таре, в результате Мешади Джамиль связывает свою жизнь с музыкой. Музыкальные встречи Мир Мохсуна Навваба сыграли важную роль в его становлении как музыканта. Мешади Джамиль сопровождает Мешади Мухаммеда Фарзалиева, Малибейли Хамиди, Мусу Шушинского, а затем Бюльбулу и Сейида Шушинского на ассамблеях в Гяндже.

В 1910 году Мешади Джамиль был приглашен в Рижскую граммофонную труппу с группой музыкантов. Здесь он пишет несколько мугамов и народных песен. В 1911 году он отправился в Стамбул, Турция, изучать музыку. Он живет и учится в Стамбуле около двух лет. Мешади Джамиль был активным пропагандистом азербайджанской музыки в Турции. Турки впервые видят, как смола играет на сундуке в Мешади Джамиль. Турецкий журнал «Шахбал» публикует большую статью о Мешади Джамиле и азербайджанской музыке и его фото с дегтем.

Мешади Джамиль также одним из первых в истории азербайджанской музыки записал мугамы. В 1912 году он записал мугам «Хейрати» и опубликовал его в журнале «Шахбал». Вернувшись в Гянджу в 1913 году, Мешади Джамиль также привез с собой лук и уд. В 1915 году после долгой карьеры Мешади Джамиль написал оперу «Сейфаль-мульк». После двух спектаклей в Гяндже его пригласили в Тбилиси (Грузия) и 3 июня 1916 года он был поставлен в Театре Козьяна в Тбилиси (ныне Грузинский государственный театр оперы и балета). После Тбилиси опера будет поставлена ​​в Ереване. Вернувшись в Гянджу, он хотел открыть в городе музыкальную школу, но это не разрешила царская Россия. Однако Мешади Джамиль открывает курс мугама. Художники, такие как Сейид Шушинский, Бюльбюль, Зульфу Адигозалов, Али Джавад оглу, Абдуррахман Фараджов, и Муса Шушинский извлекает пользу из этого курса. После образования СССР Мешади Джамиль создал в Гяндже драматическую труппу. В 1923 году после долгой борьбы Мешади Джамиль наконец получил разрешение на открытие музыкальной школы в Гяндже, и уже на первом курсе в нее было принято 39 учеников. В этой школе учатся сын Мешади Джамиля Фикрет Амиров, Ганбар Гусейнли, Тельман Гаджиев и другие. Мешади Джамиль Амиров написал оперетту «Намуслу гиз» в 1923 году, и это произведение было успешно поставлено в Гяндже. Ганбар Гусейнли, Тельман Гаджиев и другие  ученики этой школы. Мешади Джамиль Амиров написал оперетту «Намуслу гиз» в 1923 году, и это произведение было успешно поставлено в Гяндже. Ганбар Гусейнли, Тельман Гаджиев и другие  ученики этой школы. Мешади Джамиль Амиров написал оперетту «Намуслу гиз» в 1923 году, и это произведение было успешно поставлено в Гяндже.

Абдуллаев Ислам Абдул оглу (1876-1964)  Хананда .

Один из ярких представителей карабахской школы мугама. В истории азербайджанской музыки Ислам Абдуллаев известен как уникальный исполнитель мугама «Сегях».

В народе его прозвали «Сегах Ислам» за особый энтузиазм и умение исполнять мугам «Сегах» и все его варианты  «Забул-Сегах», «Мирза Хусейн сегахи», «Орта Сегах», «Харидж Сегах». Ислам Абдуллаев учился в школе города Шуша.

Изучал мугамы у музыковеда Мир Мохсун Навваба, певца Хаджи Хусу и многих известных певцов Карабаха, овладел искусством пения и начал выступать в сопровождении тариста Мирзы Садыга Асад оглу. Ислам Абдуллаев прославился в Азербайджане и за рубежом своим красивым и впечатляющим голосом и уникальными исполнительскими способностями.

В 1910-1915 годах мугамы «Сегах», «Баяты-Гаджар», «Шахназ», «Шуштар» и несколько таснифов в исполнении Ислама Абдуллаева записывались на грампластинки звукозаписывающих компаний «Спорт-Рекорд» и «Экстрафон».

Ислам Абдуллаев был прекрасным учителем. Он сыграл большую роль в становлении таких певцов, как Хан Шушинский, Ягуб Мамедов, Сахиб Шукуров. Ближе к концу жизни он переехал в Агдам, где преподавал мугам в музыкальной школе и стал мастером многих певцов.

Гурбан Бахшали оглы Пиримов (1880-1965)  первый народный артист Азербайджана, музыкант, тарист.

Гурбан, получивший благословение своего учителя Садыгжана в 15 лет, сопровождает известных певцов на карабахских свадьбах. На одной из таких свадеб певец Ислам Абдуллаев увидел, как Гурбан играет на таре, и взял его на себя. В 1905 году у Гурбана была успешная история. Потому что на одной из гянджинских свадеб Джаббар Гарягдыоглу любит, чтобы он играл на таре, и с согласия Ислама Абдуллаева привозит молодого человека в Баку. В сопровождении известных певцов, таролог чаще всего ассоциируется с ханом Шушинским.

У заслуженного артиста республики Фирудина Алекперова, связанного с Гурбаном Примовым уже 30 лет, есть интересные воспоминания о дегтярнике. Он говорит, что дядя Гурбан был художником, который хорошо знал наши мугамы. Когда дядя Гурбан играл на таре, из его мизраба вырвалась искра: «В его время было мало микрофонов. Но он никогда не использовал микрофон. Его громкая музыка разносилась по залу. Как только он ударил по струнам, он заставил всех в зале слушать его».

Да, у него были свои музыкальные особенности. Это были его открытия, тепло его сердца. Те, кто знает Пиримова, помнят, что он тоже был очень забавным. Он всегда в шутку говорил тарщикам, что, когда кто-то внезапно бросает в вас по дороге камень, поскорее прячьте руки. Берегите только руки. Гурбан Примов был прав. Именно эти руки удивляли нас и творили чудеса. Музыка, отфильтрованная магией этих рук, могла покорить сердце каждого. Сегодня наши мастера продолжают путь великих художников и не забывают своих предшественников. Но, по словам Гурбана Примова, «обучение  ключ к тому, чтобы быть мастером. Но у каждого мастера должны быть свои пальцы».

Мирза Мансур Машади Малик оглу Мансуров  (1887-1967)  тарист.

Мирза Мансур Мансуров воспользовался бакинскими мугамными собраниями, которые проводились в доме его отца Мешади Малик-бея, и решил стать музыкантом. С 1920 года выдающийся тарист преподает мугам в Государственной турецкой музыкальной школе, организованной Узеиром Гаджибековым, а в 1926-1946 годах  в Азербайджанской государственной консерватории. По инициативе Узеира Гаджибекова он разработал первую программу мугама для класса тар. 

Молодые композиторы Тофик Гулиев и Закир Багиров впервые исполнили мугамы «Раст», «Дуга» и «Забул» в исполнении Мирзы Мансура в середине 1930-х годов. В 1940 году Мирза Мансур Мансуров был удостоен почетного звания Заслуженного деятеля искусств Азербайджанской ССР.

Как творческий музыкант, он также внес некоторые изменения в структуру тара (соединение занавесей, укрепление тар ашугов и т. Д.). Он даже сделал гудрон в новом строении. Один из двух таров Мирзы Мансура, выполненный в новом формате в 1934 году, успешно экспонируется на выставке художественных инструментов в Париже, а другой  в Стамбуле.

Мирза Мансур вырастил в Азербайджане поколение талантливых музыкантов. Среди них Саид Рустамов, Хуршид Агаева, Анвар Мансуров (сын Мирзы Мансура), Рашид Эфендиев и другие.

Сеид Шушинский  (1889-1965)  азербайджанский певец.

Сеид Шушинский, обладавший уникальным и красивым голосом, сначала два года учился у Навваба, чтобы овладеть секретами искусства пения. Его следующим учителем был Джаббар Гарягдыоглу. Сеид Шушинский с большим мастерством спел сложный мугам для исполнения «Чахаргях», причем всегда начинал его не с «майи», а с «Мансурийя», с большим мастерством звонил в колокольчик, а потом спускался на «майя». Интересно, что в последние годы жизни 74-летний Сейид с таким же энтузиазмом читал «Мансурийя».

Наряду с газелями Хафиза Ширази, Мохаммада Физули, Сейида Азима Ширвани, Сейид Шушинский также обратился к стихам Гусейна Джавида и Мирзы Алакбара Сабира. Стихотворение Сабира «Как растет нация, чем я занимаюсь» было исполнено в «Мухалифе». Сеид Шушинский был первым певцом, который читал стихи и газели на политические и социальные темы, призывая людей к борьбе. Также он спел ряд воинственных песен. «Проснись нация», «Я турок», «Если нация захочет» и так далее.

Он дружил с такими художниками, как Сеид Шушинский, Мирза Джалил, Абдуррахим бек Хагвердиев, Гусейн Джавид, Гусейн Араблинский. Мулла Насреддин оказал финансовую поддержку в издании нескольких номеров. Вообще Сеид Шушинский был большим меценатом, он помогал многим актерам театра того времени, и как актер сыграл ряд ролей. Помимо «Чахарга», Сейид Шушинский был великим исполнителем таких мугамов, как «Махур», «Нава», «Маснави», «Османи», «Аразбари», «Хейрати». Как артист-новатор, он объединил множество мугамов и спел их в новой версии. («Раст-Хумаюн», «Катар-Баяты», «Шур-Шахназ») Сейид Шушинский впервые исполнил «Дилкеш» в «Расте» и «Курди-Шахназ».

Сеид Шушинский как консультант оказал большую помощь в написании симфонических мугамов «Шур» и «Курди-Овшари», впервые созданных нашим известным композитором Фикретом Амировым и получивших мировую известность.

Ахмед Мамедрза оглы Бакиханов  (1892-1973)  тарист, педагог, музыкант.

Ахмадхан Бакиханов получил свое первое образование в Иране, где он овладел секретами игры на таре и мугама у мастеров игры на таре, а с 1920 года он играл и преподавал на музыкальных собраниях и концертах в Баку. С 1930-х годов по приглашению Узеира Гаджибекова преподавал мугам в АДЦ, а затем в АДММ. Он был организатором и руководителем ансамбля народных инструментов Азербайджанского радио. С 1973 года ансамблю присвоено имя Ахмеда Бакиханова. В этом ансамбле выступали многие известные певцы  Джаббар Гарягдыоглу, Сеид Шушинский, Гусейнгулу Сарабски, Зульфу Адигозалов и другие. сопровождал и выступал с обширной концертной программой. Тарзан Анатольевич Бакиханов внес большой вклад в популяризацию азербайджанской народной музыки, особенно мугамов. Он был глубоким знатоком искусства мугама,

А. Бакиханов является автором таких нотных изданий, как «Азербайджанские народные краски» (1964), «Азербайджанские ритмические мугамы» (1968), «Мугам, песня, колорит» (1975). Эти сборники являются ценным инструментом для обучения и исследования народной музыки. Его программа мугама для музыкальных школ до сих пор используется в преподавании тара.

А. Бакиханов большую часть своей жизни посвятил воспитанию музыкантов: его учениками были Хабиб Байрамов, Ахсан Дадашов, Сарвар Ибрагимов, Алиага Гулиев, Аликрам Гусейнов. Он был учителем мугама у многих композиторов (Ариф Маликов, Гаджи Ханмамедов, Нариман Мамедов и др.). Его учениками были иранские музыканты Али Салими и Адиль Ахундзаде.

Зульфу Самед оглы Адыгозалов  (1898-1963)  певец, знаток мугама, обозреватель и пропагандист классификаций и народных песен.

Джаббар Гарягдыоглу, который слушал выступление Зульфу Адыгозалова на вечере мугама в Шуше, пригласил его в Баку. У.Гаджибеков, Г.Пиримов, М.Магомаев и другие переехали в Баку в 1927 году для работы в «Доме обороны» (ныне филармония). Он сдал экзамен и был принят на работу в Радиовещательный комитет.

Зульфу Адыгозалов был пасхальным певцом. Создал уникальную школу пения в полном объеме, мугаме и средней тесситуре. Известные певцы Абульфат Алиев, Сахиб Шукуров, Гаджибаба Гусейнов, Алибаба Мамедов, Йылдырым Гасанов, Агахан Абдуллаев, Талат Гасымов и другие. являются последователями его школы.

«Раст», «Махур-хинди», «Сегах-Забул», «Баяти-Шираз», «Хумаюн» на инструментах мугама в исполнении певца и записанных на магнитофонную и граммофонную пластинки, ряд классификаций, «Наби», «Я Еду в Зангилан», «Сказал подать автобус», «Куропатка» и так далее. Такие народные песни  жемчужина азербайджанской музыкальной сокровищницы. Именно во время исполнения наших старинных классических мугамов, таснифов и народных песен певица внесла новшества в исполнительское искусство своим уникальным дыханием и стилем, сохранив их традиционную форму и структуру.

Зульфу Адигозалов самостоятельно интерпретировал мугам как микросерию, объединив отдельные соответствующие разделы. С этой точки зрения хорошими примерами являются мугамы «Ирак-Пенджаб», «Хасар-оппозиция», «Вилаяти-Дилкеш».

Хан Шушинский  ( Исфандияр Аслан оглу Джаваншир) (1901-1979)  певец.

Когда ему было 16 лет, учитель назвал его «Хан Шушинский», потому что он удивительным образом исполнил мугам «Курд-Шахназ» через Тебризского певца Абдулхасан хана на встрече, которую он посетил со своим учителем Исламом Абдуллаевым. Джаббар Гарягдыоглу и Сеид Шушинский также оказали большое влияние на воспитание хана как певца.

В 20-е годы хан Шушинский приехал в Баку и расширил свою исполнительскую деятельность. Наряду с мугамами «Махур-хинди», «Баяты-Гаджар», «Катар», «Карабах Шикестаси», «Аразбари», «Хейрати» большое место в репертуаре хана заняли народные песни и классификации. Хан Шушинский с особым энтузиазмом исполнял народные песни, привнося в них новые оттенки.

В 1934 году Хан Шушинский получил первую премию на первой Закавказской художественной олимпиаде в Тбилиси (Грузия). Он также представлял азербайджанскую музыкальную культуру на высоком уровне и достойно в других странах.

Он также преподавал в Азербайджанской государственной музыкальной школе и создал новое поколение исполнителей мугама. Как настоящий творческий артист, Хан пополнил национальную музыкальную сокровищницу новыми песнями. С этой точки зрения запомнились его песни «Гамарим», «Шушинские горы». Хан Шушинский также обратился к песням композитора в своем произведении. В этом смысле он был первым исполнителем песни Узеира Гаджибекова «Черный глаз» и с большим удовольствием спел ее.

Явер Аббас кызы Калантарли (1902-1979)  певец. 

Все в их поколении любили мугам и музыку. Но маленькому, ласковому, остроумному, милому Явару сказали: «Девушка не читает». Он также побежал на угольную крышу, где пел, когда его сердце было пусто. Врач, осматривавший ее, когда она была известной певицей, удивился: «В вашем голосе странная гармония, как если бы вы работали в угольной шахте». Но однажды его приятный голос привлек внимание композитора Узеира Гаджибекова. Они не могли возражать против предложения композитора. Явер окончил годичный музыкальный курс в 1922 году.

Ему нравились сцена и чтение, и он строил семейную жизнь. После переезда невеста была уверена, что ее мечта о сцене и ее желание петь развеялись… 5 ноября 1924 года Явер исполнил мугам «Махур-хинди» на мероприятии, посвященном 5-летию со дня рождения. Советская власть в двухэтажном доме Маарифа. Ему аккомпанировали Бадалбей Бадалбейли на таре и Джамо Джабраилбейли на скрипке. После этого Узеир бек посоветовал ему пойти в кружок мугама. Явер Калантарлы брал уроки у известных певцов Джаббара Гарягдыоглу и Сейида Шушинского. Однако все это привело к ее разводу с 18-летним мужем. Даже потеряв единственного ребенка, некоторое время не появлялся на сцене. По настоянию Гаджибейли он возвращается на сцену.

Был солистом Азербайджанского радио и Азербайджанского государственного театра оперы и балета.

Выступили Лейли, мать Лейли («Лейли и Меджнун», Узеир Гаджибеков), Асли («Асли и Карам», Узеир Гаджибеков), Арабзанги («Шах Исмаил», Муслим Магомаев) и другие партии.

Мансуров Бахрам Машади Сулейман бей оглу  Мансуров (1911-1985)  музыкант, выдающийся тарист.

Бахрам Мансуров с детства был свидетелем музыкальных фестивалей, проводимых дома. На эти встречи собирались ценители мугама, музыканты и певцы со всего Азербайджана. Не только известные музыканты получили пользу от этих встреч, но и наши известные поэты и писатели, такие как Сеид Азим, Хуршудбану Натаван, Абдуррахим бек Хагвердиев, поддерживали с ним тесный контакт и писали стихи в его честь. С 1863 года эти собрания служили своего рода «народной консерваторией». Этот музыкальный центр впоследствии стал для многих школой жизни. В их домах было много смолы. Как только его отец вышел из дома, маленький Бахрам тут же взял одну из струн, свисающих со стены, и сыграл на ней, неосознанно вырвав ее с корнем и повесив на стену. Мешади Сулейман Бахрама, видевший его страсть к музыке, всегда говорил: «Я чувствую, что вы вдруг сыграете на таре. Тебе не нужно этому учить».

Когда Бахраму Мансурову было 19 лет, Муслим Магомаев пригласил его сначала в оркестр народных инструментов, а затем в Театр оперы и балета в качестве солиста. Бахрам Мансуров работает на оперной сцене с такими знаменитостями, как Гусейнгулу Сарабски, Явер Калантарли, Гусейнага Гаджибабабеков, Аловсат Садыгов, Хагигат Рзаева. Рубаба Мурадова, Сара Гадимова, Абульфат Алиев, Гульхар Хасанова, Зейнаб Ханларова, Маис Салманов, Бакир Гашимов, Гулу Аскеров, Ариф Бабаев, Назакат Мамедова, Баба Мирзаев и другие артисты задействованы в театре и готовят их к спектаклям. На протяжении своей карьеры Бахрам Мансуров сопровождал на концертах многих ведущих певцов — Джаббара Гарягдыоглу, Сеида Шушинского, Зульфу Адигозалова, Хана Шушинского, Гаджибабу Гусейнова и других со своим таром. Он первый азербайджанский музыкант, В его исполнении азербайджанские мугамы были записаны на вальсы и компакт-диски через ЮНЕСКО и разошлись по всему миру. Тарзан представлял Азербайджан на Международном симпозиуме по мугаму, проходившем в Самарканде в 1978 и 1983 годах. После Садыгджана Бахрам Мансуров был единственным игроком на таре, который сохранил и продвигал классические азербайджанские мугамы. Все мугамы, дарамад, диринга, тасниф и краски из его исполнения были записаны его сыном, композитором Эльдаром Мансуровым.

Гаджибаба Гусейнали оглы  Гусейнов  (1919-1993) — певец.

Он вырос в духовной семье. В раннем возрасте он скорбел в мечетях и на траурных церемониях. Гаджибаба Гусейнов, получивший в 1938 году пластинку певца Зульфу Адигозалова, повторяет прочитанное Зульфу и подражает этому. После окончания войны в 1945 году известная в то время певица Сара Гадимова, а также невестка Гаджибабы Гусейнова, познакомила Гаджибабу Гусейнова с Ахмедом Бакихановым, выдающимся педагогом и тарстером. Ахмад Муаллим нанимает молодого Хаджибабу в свой ансамбль. Хаджибаба проработал в этом ансамбле три года. Благодаря своей крепкой памяти он освоил образцы религиозной музыки и мугамов, начал писать газели, усвоив правила эруза. В то время Гаджибаба Гусейнов был одним из певцов и музыкантов, выступавших с ансамблем. Тонкости мугама он научился у Ахмада Бакиханова и до конца жизни считал Ахмада Бакиханова своим главным мастером. Его вокальный диапазон был не таким широким, но тембр впечатляющим и приятным. Трудолюбие певицы и ее умение сочетать поэзию и мугам с высоким художественным вкусом, приобретенным в результате упорного труда и творческих поисков, высоко оценили ценители мугама и меломаны.

После смерти Зульфу Адигозалова в 1963 году Ахмед Бакиханов пригласил Гаджибабу Гусейнова преподавать мугам в Азербайджанской государственной музыкальной школе. Гаджибаба Гусейнов до конца своей жизни 30 лет преподавал в этой школе и готовил певцов. Среди учеников певца есть известные артисты — Назакат Мамедова, Гадир Рустамов, Сахават Мамедов, Заур Рзаев, Теймур Мустафаев, Агиль Маликов, Сафар Мирзаев, Сабир Алиев, Билал Алиев, Забит Набизаде, Сахиб Ибрагимов и другие. Хотя наши известные художники Агахан Абдуллаев, Мамедбагир Багирзаде и Алим Гасымов не были непосредственными учениками Гаджибабы Гусейнова, они извлекли пользу из его выступления и представляли основанную им школу. Многочисленные классификации, созданные Гаджибабой Гусейновым, вошли в музыкальное наследие и получили широкое распространение в исполнении мугама.

Эльман Карим оглы Бадалов (1929-1991) — кяманчист. 

Он с юных лет занимался музыкой, играл на тар и камачу.

Выступал в спектаклях и концертах Агдамского государственного драматического театра, был лауреатом II фестиваля азербайджанской молодежи (1957). Кроме того, он изучал физику и математику в Агдамском педагогическом училище и работал учителем (1947-1951). Получил профессиональное музыкальное образование в Азербайджанской государственной музыкальной школе (1957-1961) и Азербайджанской государственной консерватории (1975-1980).

С 1958 года и до конца жизни ЗАО «АзТРВ» был солистом оркестра народных инструментов им. С.Рустамова и концертмейстером ансамбля «каманча». Эльман Бадалов выступал с концертами в качестве солиста и трио мугама, гастролировал во многих странах (Турция, Япония, Дания, Швеция, Норвегия и др.), Выступал на международных музыкальных фестивалях.

На Каманче он играл «Баяты-Шираз», «Дилкеш», «Шуштар» и другие. Он мастерски исполнял мугамы и произведения композиторов.

Габиль Мустафа оглы Алиев (1927-2015)  — кяманчист 

В семилетнем возрасте он был принят в семилетнюю Агдашскую музыкальную школу №3 районного центра. С тех пор он потерял склонность. После окончания седьмого класса и музыкальной школы поступил в педагогическое училище.

Габиль Алиев приехал в Баку в 1952 году и поступил на отделение каманча Средней музыкальной школы имени Асафа Зейналлы. Он начал познавать секреты искусства мугама у известного тариста Гурбана Пиримова и известного певца Хана Шушинского. Выступление Абеля не ускользнуло от внимания композитора Солтана Гаджибекова. Учитывая потенциал Авеля, композитор посоветовал ему поработать в филармонии. Хабиль Алиев начал свою карьеру в 1953 году в Азербайджанской государственной филармонии имени Муслима Магомаева, сначала в качестве концертмейстера в танцевальном ансамбле, а затем в качестве исполнителя на каманче в трио. Габиль Алиев, который сопровождает концерты таких артистов, как Сеид Шушинский, Хагигат Рзаева, Хан Шушинский, Зульфу Адыгозалов, Муталлим Муталлимов, Шовкат Алекбарова, Сара Гадимова, Фатьма Мехралиева, с радостью наслаждается их бессмертным наследием и творчеством. Хабил дал новую жизнь каманче мугамам «Сегах», «Баяты-Гаджар», «Бастанигар», «Баяты-Шираз», «Рахаб», «Баяты-Курд», «Джахаргях», «Раст», «Забул». Габиль Алиев посетил Турцию, Америку, Германию, Англию, Францию, Индию, Пакистан, Иран, Египет, Швейцарию, Нидерланды, Тунис, Японию, Сирию, Мозамбик и другие страны бывшего СССР, а также многие страны мира. был в туре.

Мастер-исполнитель не только виртуозно исполняет музыку, но и является автором красивых песен. Более 15 написанных им песен до сих пор любимы известными музыкантами. Компакт-диски Габиля Алиева с азербайджанскими мугамами и народными песнями также изданы в США, Франции, Японии, Италии и Греции.

Алибаба Балаахмед оглы Мамедов (1930) — азербайджанский певец, композитор.

Неповторимая атмосфера мугама Баку и Апшеронских сел сыграла большую роль в воспитании Алибабы Мамедова как певца. Алибаба Мамедов получил музыкальное образование в 1953-1958 годах в Азербайджанской государственной музыкальной школе в классе певца Сеида Шушинского.

С 1945 года  солист Азербайджанской Государственной Филармонии, с 1978 по 1988 год — солист «Азконсерт Бирлиги». В 1968 году по инициативе маэстро Ниязи он основал Ансамбль народных инструментов «Хумаюн» при Азербайджанской государственной филармонии и до сих пор руководит им. Алибаба Мамедов получил пользу от выдающихся азербайджанских певцов и известен как мастер-певец, открывший свой путь в искусстве мугама.

В фонде AzTV хранятся записи «Раст», «Баяты Шираз», «Рааб», «Дашти» и других инструментов мугама, исполненных певицей с большим мастерством. Алибаба Мамедов создал более 100 песен и классификаций, которые входят в репертуар певцов.

«Да здравствует моя любовь, да здравствует мое сердце», «Приди к нам, друг мой», «Ты один» и так далее. Эти песни, написанные на слова азербайджанских поэтов, таких как Физули, Вахид, Микаил Мушвиг, Сулейман Рустам, Бахтияр Вахабзаде, сохранились в магнитофонных записях многих выдающихся певцов фонда AzTV. Алибаба Мамедов преподает мугам в Бакинском музыкальном колледже с 1963 года и много работал, чтобы вырастить поколение молодых певцов. Алибаба Мамедов также неоднократно входил в состав жюри конкурсов мугама.


Ариф Бабаев  (1938) — певец, профессор.

Окончил Азербайджанский Государственный Институт Культуры и Искусств (1962). Работал в Азербайджанской государственной филармонии (1963-1966), Азербайджанском государственном театре оперы и балета (1966).

Он создал уникальный стиль исполнения, основанный на традициях таких художников, как Сеид Шушинский, Хан Шушинский, Зульфи Адигозалов. Начиная с 1960 года творческий путь Арифа Бабаева был связан с Баку. Учился в Азербайджанском Государственном Университете Культуры и Искусств. Ариф Бабаев был сначала приглашен в Азербайджанскую Государственную Филармонию, а затем в Азербайджанский Государственный Театр Оперы и Балета в качестве солиста, Гаджибеков — «Ашыг Гариб»), Джамал (Ш. Ахундова  «Скала невесты»). Все инструменты мугама в исполнении Арифа Бабаева были озвучены и поступили в фонд АзТР.

В 1982 году он начал работать первым учителем мугама в средней музыкальной школе Бюльбюля. Затем, в 1984 году, он был принят на работу первым преподавателем мугама в Азербайджанскую Государственную Консерваторию.

В 1990 году он впервые в истории стал профессором мугама. Певец награжден орденами Народный артист (1988), Профессор (1996), «Слава» (1998) и «Независимость» (2008), «Честь» (2018). Ариф Бабаев — один из ярких представителей карабахской певческой школы второй половины ХХ века.

Особое место в его творчестве занимают мугамные инструменты «Шур», «Сейгях», ударные мугамы «Аразбари», «Карабах шикестаси». В частности, Ариф Бабаев исполнил мугам «Сегях» в уникальном стиле. Певица также очень популярна как исполнитель классификационных и народных песен.

Джанали Ханали оглы Акбаров (1940-2021) —  певец, актер.

Джанали Акбаров узнал секреты мугама от своего отца. Джанали Акбаров учился музыке в Азербайджанской государственной музыкальной школе в Баку. Он учится правилам пения мугама у своих учителей Сеида Шушинского и Хана Шушинского и совершенствует исполнительское мастерство.

Джанали Акбаров с 1965 года является солистом Азербайджанской государственной филармонии, а с 1976 года — Азербайджанского государственного театра оперы и балета.

На этой сцене у певца есть ряд запоминающихся персонажей мугамных опер: Меджнун и Ибн-Салам (У.Гаджибеков — «Лейли и Меджнун»), Шах Исмаил (М.Магомаев — «Шах Исмаил»), Ашиг Гариб (З. Гаджибеков — «Ашыг Гариб»). Джанали Акбаров работал в зарубежных странах — Германии, Мали, Австрии и других странах. Он гастролировал по многим странам.

Он добился больших успехов на Симпозиуме восточной музыки в Самарканде и на фестивале восточной музыки в Куйбышеве. Все мугамы в исполнении Джанали Акбарова записаны на валы и диски. Джанали Акбаров в настоящее время воспитывает поколение молодых певцов учителем мугама. Он является заведующим кафедрой «Искусство мугама» Азербайджанского государственного университета культуры и искусств.

В 2002 году награжден орденом Славы. Джанали Акбаров скончался 22 октября 2021 года. Похоронен мастер-художник на Втором Аллее почета.

Агахан Минахан оглу Абдуллаев (1950-2016)  — певец. 

В 1973 году его пригласили работать учителем мугама в Дом культуры им. Абилова. С 1977 года работал учителем мугама в музыкальной школе имени А.Зейналлы.

На сцене филармонии начал выступать в 1975 году. Россия, Казахстан, Грузия, Узбекистан, США, Канада, Германия, Нидерланды, Швеция, Бельгия, Австрия, Франция, Австралия, Индия, Ирак, Тунис, Турция, Иран и другие. Он дал концерты во многих странах.

В 1992 году ему было присвоено звание Заслуженного артиста Азербайджанской Республики, в 1998 году ему было присвоено звание Народного артиста Азербайджанской Республики. Он был президентским пенсионером.

В 2000 г. он был награжден Почетным Указом Коллегии Министерства Образования Азербайджанской Республики, в 2001 г.  Симургским Национальным фондом Премии Азербайджанской Республики, в 2002 г. — Национальной Премией Хумая, а в 2003 г. Премия «Да здравствует Азербайджан».

10 мая 2015 года он был удостоен международной премии Фонда Гейдара Алиева «Золотой самолет».

Сахават Амирхан оглы Мамедов  (1953-1991) — певец.

Голос щедрости лежал в Сегахе, его душа была привязана к Сегаху. Большинство песен, которые он поет, написаны в режиме Segah. «Взгляни с луны», «Высокие горы», «Нас навещает лето», «Лунный цветок», «Желтый соловей», «Ветер» и другие.

Поступив в 1971 году в музыкальное училище имени Асафа Зейналлы, Сахават научился секретам мугама у мастера-певца, народного артиста Гаджибабы Гусейнова. В 1976 году стал солистом фольклорного ансамбля «Хумаюн». Сахават Мамедов, учившийся в Государственном институте искусств в 1983-88 годах, представляет азербайджанский мугам во многих странах. Созданный им инструментальный ансамбль «Карабах» до сих пор живет как один из шедевров певца.

Карабахский инструментальный ансамбль сформировался в первые годы карабахских событий. С «Карабахом» Сахават путешествовал не только по Карабаху, но и по СССР и странам Европы, и вместе с нашим мугамом он передал миру реалии Азербайджана.

У Сахавата Мамедова был уникальный голос. Певица погибла в автокатастрофе 30 сентября 1991 года. В связи с войной, надгробие, которое было приказано установить на могиле Сахавата Мамедова в Баку, не могло быть доставлено из-за ожесточенных боев в селе. Затем село было оккупировано. Надгробие с изображением Сахавата Мамедова, датой его рождения и смерти осталось во дворе его дома в Баку.

Алим Хамза оглы Гасымов  (1957) — певец и актер.

Он был  1 9781982 в музыкальной школе имени Асафа Зейналлы и Азербайджанский государственный художественный институт в 1983-1989, он брал уроки мугама.

Он впервые появился на Азербайджанском телевидении в 1979 году. В 1980 году он участвовал в XXII Олимпийских играх в Москве. В 1982 году он выиграл первый республиканский конкурс мугама. В 1983 году он присоединился к Международному музыкальному симпозиуму в Самарканде. В 1989 году давал концерты и участвовал в фестивалях в Москве, Париже, Моне, Кельне, Бохуме, Западном Берлине, Фрасбурге, Базеле, Женеве, Ли, Амстердаме. С 1991 года он является участником Парижского муниципального театра — «ДЕ-ЛЕ-ВИЛЬ».

В 2000 году Love’s Deep Ocean заняла девятое место на Европейской музыкальной карте мира и транслировалась по радио в 47 странах Европы. В 2000 году он был избран членом Европейской ассамблеи редких голосов.

В настоящее время работает в Музыкальной школе Асафа Зейналлы и Бакинской музыкальной академии. Он солист Азербайджанского государственного театра оперы и балета.

В 2009 году Алим Гасымов был одним из четырех азербайджанцев среди 500 самых влиятельных мусульман мира в конкурсе, проведенном Джорджтаунским университетом в США и Центром стратегических исследований в центральной части Иордании.

26 мая 2012 года Алим Гасымов разделил одну сцену с Сабиной Бабаевой из Азербайджана в финале 57-го конкурса песни «Евровидение» в Баку. В 2015 году церемония открытия Европейских игр началась с живого исполнения мугама Алима Гасымова.

ВЫДАЮЩИЕСЯ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ДЕЯТЕЛИ — ПЕВЦЫ

Гусейнгулу Малик оглу Рзаев (Гусейнгулу Сарабский) (1879-1945) — азербайджанский оперный певец (лирический тенор), актер, режиссер, педагог, театральный деятель.

Он с детства отличался большим увлечением музыкой и хорошим голосом.

Как он написал в своих мемуарах: «В период Мухаррама он поет религиозные песни, а также слушает и изучает мугамы и песни на праздниках, свадьбах и торжествах». В 12 лет он впервые увидел театрализованное представление: это была комедия Мирзы Фатали Ахундова «Приключение-Вазири-Хани-Ленкорань» в исполнении любителей под названием «Хан Сараби». Гусейнгулу, настоящая фамилия которого была Рзаев, позже взял себе сценическое прозвище Сарабский, что отражало это сильное впечатление.

Гусейнгулу Сарабский пришел в театр в тяжелое время. Он пытался противостоять критике, а иногда и угрозам со стороны тех, кто считал театр «сатанинским актом», а актерскую игру «профессией, неподходящей для человека». Нариман Нариманов, Абдуррахим бек Хагвердиев, Рагим бек Маликов, его коллеги Гусейн Араблинский, Джахангир Зейналов и другие сыграли большую роль в приходе Гусейнгулу Сарабского в театр, в его выборе и развитии актерского мастерства. Гусейнгулу, впервые сыгравший роль Расула в пьесе Наримана Нариманова «Беда из-за разговора» в 1902 году, позже сыграл несколько разных ролей в пьесах Мирзы Фатали Ахундова, Наджафа бека Вазирова, Абдуррахим бек Хагвердиев. Он выступал не только в национальном репертуаре, но и в произведениях Уильяма Шекспира, Гейне, Шиллера, Гоголя, переведенных на азербайджанский язык. Впечатляющий мугам «Хиджаз», который он исполнил как арабский путешественник в пьесе Генриха Гейне «Альмансур», перенес его в новый мир азербайджанской культуры — музыкальный театр, оперу. Сарабский привлек внимание Узеира Гаджибекова, работавшего над первой в то время оперой Азербайджана и Востока «Лейли и Меджнун». Узеир Гаджибеков, осознав природный и живой потенциал Гусейнгулу Сарабского как оперного артиста с привлекательным голосом и знанием мугамов, пригласил его на главную роль в своей опере — роль Меджнуна. Эта роль принесла Гусейнгулу Сарабскому в полном смысле слова всенародную любовь и известность. Эта роль была, пожалуй, поворотный момент в отношении тех, кто считает актерскую игру «клоунадой». Как писал сам актер, «те, кто указывал на него вовремя, смотрели на него с презрением, теперь называли его Меджнун, аплодировали и приветствовали его с уважением». За более чем 30 лет на сцене он 400 раз сыграл эту роль, становится известен как незаменимый Меджнун азербайджанской сцены.

Гусейнгулу Сарабский в истории национальной оперы, в операх и опереттах Узеира Гаджибекова Карам («Асли и Карам»), Шейх Санан («Шейх Санан»), Шах Аббас («Шах Аббас и Хуршидбану»), Сохраб («Рустам и Сохраб»), Сарвар («Если не тот, то этот»), Марджан бей («Муж и жена»), Аскар («Аршин мал алан»), Шах Исмаил в« Шах Исмаил »Муслима Магомаева, Ашиг Гариб в «Ашыг Гариб» Зульфугара Гаджибекова вписал свое имя в историю как первый исполнитель этих ролей. 

Хуршид Гаджар (1894-1963) — оперная певица, одна из первых азербайджанских женщин, получивших вокальное образование за пределами Азербайджана.

Заслуженный деятель искусств Азербайджанской Республики получил вокальное образование в 1915 году в Московской консерватории. После учебы работал в художественном отделе Наркомата просвещения Москвы, был солистом Московского ансамбля эстрады. В 1924-34 годах работал в Азербайджанском театре оперы и балета, играл в спектаклях «Гульзар» («Шах Исмаил», М.Магомаев), Хуршидбану, Гюльчохра и Ася, Гюльназ («Шах Аббас и Хуршидбану», «Аршин мал алан»),«Если не тот, то этот» У. Гаджибеков), Микаэла («Кармен», Дж. Бизе) и другие.

С 1934 года она работала в «Азернешр» директором созданного по собственной инициативе музыкального издательства, тогда же, в 1935 году, она создала студию при Азербайджанском театре оперы и балета, подготовила оперы «Демон» (А. Рубинштейн), «Царская невеста» (Н.Римский-Корсаков) в исполнении студентов. Участвовала в записи мугамов «Дуга», «Раст», «Сегях-Забул».

Шовкат Гасан кызы Мамедова (1897-1981) — первая профессиональная азербайджанская певица (лирическое колоратурное сопрано), азербайджанская оперная певица, педагог.

Почувствовав тягу Шовкат к музыке, отец отправил ее в Баку в 1910 году с помощью миллионера Х.З. Тагиева. В 1911 году с помощью Зейналабдина Тагиева и его жены Соны она поступила в музыкальную школу в Милане, Италия. Однако в 1912 году ее помощь была прекращена, и Мамедова была вынуждена вернуться в Россию. Продолжает образование в Тбилисской музыкальной школе. Окончив музыкальную школу в Тбилиси (1910), в 1911 году уехала в Милан для продолжения образования, где брала уроки у известного певца Д’Амброзио. В 1917-21 училась в Киевской консерватории, где пропагандировала азербайджанскую музыку в концертах с Р. Глиэром. По ее инициативе в 1923 году было открыто Бакинское театральное училище и создано музыкальное издательство. Впервые она выступила на сцене Азербайджанского театра оперы и балета в 1921 году в партии Виолетты («Травиата», Дж. Верди), до 1948 года была солисткой театра (с перерывами). На азербайджанской оперной сцене она соединила лучшие традиции русского и мирового вокального искусства с особенностями национальной музыки. Дважды награждена орденами Ленина, 2 Трудового Красного Знамени и орденом Знак Почета.

С 1921 года выступала в России, Франции, Италии, Иране, Грузии. Во время своего визита в Италию она повторно поступила в Миланскую музыкальную школу, где завершила незаконченное образование в 1912 году, в 1927–1930 годах. Позже выступала в Азербайджанском государственном академическом театре оперы и балета. В 1923 году она основала первое в Азербайджане музыкальное издательство и Бакинское высшее театральное училище (ныне Азербайджанский государственный университет культуры и изящных искусств). До последних дней она также давала уроки профессионального вокала студентам Азербайджанской государственной консерватории.

В 1923 г. по инициативе Ш. Мамедовой было открыто Бакинское театральное училище, которое в 1923-1925 годах работала его директором и директором музыкального издательства.

Основные партии: Розина («Севильский цирюльник», Дж. Россини), Лакме («Лакме», Л. Делибес), Гильда («Риголетто», Дж. Верди), Олимпия («Сказки Гофмана», Дж. Офенбах). , Маргарита де Валуа («Гугеноты», Г.Мейербер), Снегурочка («Снегурочка», Н. Римский-Корсаков), Антонида («Иван Сусанин», М.Глинка) и др. Вечеринки Шахсанам («Шахсанам», Р.Глиэр), Наргиз, Гульзар («Наргиз»,«Шах Исмаил», М.Магомаев), Гульчохра («Аршин мал алан», У.Гаджибеков) занимают особое место в ее творчестве. В ее репертуаре азербайджанские народные песни, камерные и вокальные произведения русских и западных композиторов. Выступала в Тбилиси, Одессе, Москве, Киеве, Ленинграде, Ташкенте, Париже и Тебризе. Она была первым председателем Азербайджанского театрального общества.

Бюльбюль (Муртуза Машади Рза оглы Мамедов) (1897-1961) — азербайджанский оперный певец (лирико-драматический тенор), исполнитель таснифа (азербайджанский национальный музыкальный жанр. Исполняется до или после мугама), исследователь музыкального фольклора, основоположник азербайджанского музыкального фольклора. профессиональное вокальное искусство.

В 1907 году Бюльбюль начал заниматься музыкой в ​​Шушинской моллахане (мусульманской духовной школе). В 1909 году Бюльбюль переехал в Гянджу. Здесь начинается слава молодой певицы. В 1911 году его пригласили выступить в Тбилиси, на даче, где проводились общественные собрания. Здесь он познакомился с известным грузинским певцом. Сценическую карьеру начал в 1916 году. С 1920 года — солист Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета (затем оперная труппа Объединенного государственного театра). В первые годы своей деятельности сыграл в опере Узеира Гаджибекова «Лейли и Меджнун» (Ибн Салам), «Асли и Карам» (Карам), в опере З.Гаджибекова «Ашиг Гариб» (Гариб). В 1927 году окончил Бакинскую консерваторию. Он отправился в Милан, Италия, чтобы продолжить свое образование. В 1931 г. После окончания Миланской консерватории (класс Джузеппе Ансельми, Деллипонти и Р. Грани) вернулся в Азербайджан и начал преподавать в Азербайджанской государственной консерватории. В 1932 году по его инициативе при Азербайджанской государственной консерватории был создан научно-исследовательский кабинет азербайджанской народной музыки. С 1945 года Институт искусств Академии наук Азербайджана занимается изучением азербайджанской народной музыки. В 1938 году ему было присвоено звание Народного артиста СССР. В 1940 году он был избран профессором. В 1950 году ему была присуждена Государственная премия СССР. Был избран депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР.  Дважды награжден орденами Ленина СССР, 2 орденами Трудового Красного Знамени, орденом Знак Почета, орденом Гарибальди Италии и медалями.

Гусейнага Гаджибабабеков (1898-1972) — оперный певец (лирический тенор).

Гусейнага учился в Алексейском училище в Баку, а затем в учебном заведении, организованном известным театральным деятелем Хабиб-беком Махмудбековым. В 1910 году был принят в хор театральной труппы культурно-просветительского общества «Ниджат», с 1913 года работал в театральной труппе культурно-просветительского общества «Сафа», в группе «Мусульманские оперные артисты» под руководством Гусейнгулу. Сарабского, работал актером драматического и музыкального театра в «Управлении братьев Зульфугар бек и Узеир бек Гаджибеков». С 1919 по август 1925 года работал в труппе Национального драматического театра, с осени 1925 года работал солистом Азербайджанского государственного театра оперы и балета.

Наряду со многими драматическими персонажами в различных труппах, он исполнял женские персонажи в операх и опереттах, таких как Лейли, Асли, Хуршидбану, Гульчохра и тетя Джахан, Гульназ («Лейли и Меджнун», «Асли и Карам», «Шах Аббас и др.) Хуршид бану »,« Аршин мал алан »и« Если не тот, то этот », Узеир Гаджибеков), мать Гариба (« Ашиг Гариб », Зульфугар Гаджибеков), Гульзар (« Шах Исмаил », Муслим Магомаев).

Его мастерство продемонстрировали основные спектакли, которые он исполнял с 1925 по 1972 год: Царь Брендей, Индийский Гость («Снегурочка» и «Садко», Николай Римский-Корсаков), Гариб («Ашуг Гариб», Зульфугар Гаджибеков), Сарвар, Аскар, Меджнун, Карам («Мешади ибад», «Аршин мал алан», «Лейли и Меджнун», «Асли и Карам», Узеир Гаджибеков), Ленский («Евгений Онегин», Петр Чайковский), Аляр, Шах Исмаил ( «Наргиз» и «Шах Исмаил», Муслим Магомаев), граф Альмавиво («Севильский цирюльник», тренер Россини). Оперный артист Гусейнага Гаджибабабеков был удостоен почетного звания «Заслуженный артист» Азербайджанской Республики в 1934 году, а в 1938 году — «Народный артист».

Хагигат Али кызы Рзаева (1907-1969) — певица (сопрано), педагог. Она одна из первых певиц, выступивших на азербайджанской сцене.

Интерес юной Хагигат к опере и сцене возник после того, как она пошла в любительский театральный клуб в Баку. Композитор Муслим Магомаев, проверив ее голос, нанял ее в Азербайджанский оперный театр. Однако, несмотря на недовольство своей семьи, г-жа Хагигат с тех пор навсегда посвятила свою жизнь опере.

В 1928-1932 годах училась на отделении мугама Азербайджанской государственной консерватории, брала уроки у Джаббара Гарягдыоглу, Сейида Шушинского и Гурбана Пиримова. С 1927 по 1952 год — солистка Театра оперы и балета, исполнительница мугама и народных песен. Арабзанги («Шах Исмаил» — Муслим Магомаев), Лейли, Асли, Телли («Лейли и Меджнун», «Асли и Карам», «Аршин мал Алан» — Узеир Гаджибеков), Шахсанам («Ашиг Гариб»  — Зульфугар Гаджибеков) — это основные сценические образы, созданные ею.

Что касается кинокарьеры Хагигат Рзаевой, то она снялась в очень немногих фильмах. Но когда мы смотрим эти фильмы, мы видим, что она не только оперная певица, но и очень талантливая киноактриса. Особенно в фильме «Мачеха» она сыграла роль тети Гамара настолько естественно, что никто другой не мог сыграть этого персонажа, как она. Тетя Гамар — отрицательный персонаж в фильме. Она полностью отвергает тот факт, что ее зять Ариф приведет к Исмаилу новую маму, и сомневается, что Дилара будет хорошей мамой до конца фильма. Она даже использовала слова «Вот увидите! Она не будет матерью Исмаилу. Чужая женщина никогда не может быть похожей на его собственную мать и никогда не будет»  — цитата запечатлелась в воспоминаниях.

Рашид Маджид оглу Бехбудов (1915-1989) — певец.

Рашид, с детства учившийся в школьном хоре, в 1933 году поступил в железнодорожный техникум. Во время учебы работал в студенческом любительском оркестре.

В конце 1943 года его пригласили сняться в фильме «Аршин мал алан» по одноименной оперетте Узеира Гаджибекова на Бакинской киностудии. В 1944 году в летнем зале Азербайджанской государственной филармонии прошел концерт. Фильм вышел на экраны в 1945 году и вскоре приобрел большую популярность не только в Азербайджане, но и во всем Советском Союзе. В 1946 году Рашид Бейбудов был удостоен Сталинской премии за роль Аскара в этом фильме.

Он выступал на Всемирном фестивале молодежи и студентов 1949 года в Будапеште.

В 1946-1956 годах он был солистом Азербайджанской государственной филармонии, в 1953–1960 годах — солистом Азербайджанского государственного театра оперы и балета имени М.Ф. Ахундова, в 1957–1959 годах — организатором и главой Азербайджанского государственного театра. Концертный ансамбль. С 1966 года он организовал Азербайджанский государственный театр песни, в котором органично сочетаются различные жанры музыки и эстрадного искусства, такие как джаз, балет, пантомима, и до конца жизни был его солистом и художественным руководителем.

Наряду со всеми советскими республиками Рашид Бейбудов, который выступал в Аргентине, Болгарии, Бельгии, Чили, Китае, Эфиопии, Финляндии, Индии, Иране, Ираке, Италии, Египте, Турции и других странах, исполнил азербайджанские народные песни и исполнил огромные партии. роль в популяризации вокальных произведений азербайджанских композиторов за рубежом. Рашид Бехбудов написал книгу «В далекой Индии» о своем визите в Индию.

Мария Титаренко (1917-2002) — азербайджанская оперная певица.

Во время учебы в Азербайджанской государственной консерватории М.Титаренко привлек внимание Узеира Гаджибекова, и гениальный композитор пригласил его на роль Нигяр в опере «Кероглу».

Так, в 1943 году она начала работать в оперном театре, а в 1944 году вместе с уникальным исполнителем партии Короглу Бюльбюлем исполнила партию Нигяр на азербайджанском языке. Из 35 сценических образов, созданных М. Титаренко, 6: образы из опер «Кероглу», «Азад», «Низами», «Вагиф», «Севиль» и образ Гульчохры в исполнении Валиды Вазировой в экранизации оперы. спектакль, оперетта «Аршин мал-алан» (актриса Лейла Бадирбейли) исполняется на азербайджанском языке. В русскоязычной версии сценария персонаж исполнил только Титаренко. Исполнила ведущие партии в операх «Фауст», «Богема», «Иоланта», «Евгений Онегин», «Снегурочка», «Маскарад» и других.

Гульхар Ибрагим кызы Гасанова (1918-2005) — оперная певица (сопрано).

В 1935-1937 годах училась в Бакинском театральном училище, в 1959 году окончила Азербайджанский государственный университет.

Сценическую карьеру Г. Гасанова начала в Азербайджанском театре юного зрителя (1936-1942). Она была принята на работу в Азербайджанский государственный театр оперы и балета в 1942 году по совету и при содействии Узеира Гаджибекова. Следующая судьба талантливой артистки с мелодичным голосом связана со сценой Азербайджанского государственного театра оперы и балета. Здесь она создавала яркие, красочные образы женщин. С 1980 года работает педагогом театра.

В ее исполнении Асли, девушка Хананда («Асли и Карам», «Кероглу», У.Гаджибеков), Шахсанам («Ашыг Гариб» З.Гаджибеков), госпожа Тарават («Бахадир и Сона», С.Алескеров), Анна («Скала невесты», Ш. Ахундова) и другие партии отличаются большим профессионализмом и оригинальностью. Кульминацией ее творчества стал сильный, смелый Арабзанги, созданный Муслимом Магомаевым в опере «Шах Исмаил», а также роли Лейли и матери Лейли в опере У. Гаджибекова «Лейли и Меджнун». По окончании сцены Г.Гасанова обучила юных певиц секретам исполнения национальной мугамной оперы. Г.Гасанова награждена «Орденом Славы» Азербайджанской Республики.

Шовкат Фейзулла кызы Алекперова (1922-1993) — азербайджанская певица.

После окончания класса Гусейнгулу Сарабски в Музыкальной школе Асафа Зейналлы начала выступать.

В 1938-1945 годах была солисткой Азербайджанского государственного ансамбля песни и пляски. С 1945 года работала солисткой Азербайджанской государственной филармонии. Выступление Шовкат Алекбаровой характеризовалось высокой вокальной культурой, эмоциональностью и лиризмом, искусной импровизацией мугама.

В 1937 году она участвовала в конкурсе самодеятельных коллективов и своим выступлением привлекла внимание таких мастеров, как Узеир Гаджибеков, Саид Рустамов, Бюльбюль. На заключительном концерте в Оперном театре Шовкат Алекперова исполнила «Карабахскую трагедию» и вошла в тройку лучших вместе с Фатьмой Мехралиевой и Гулагой Мамедовым. Этот конкурс положил начало вхождению Шовкат Алекбаровой в профессиональную музыку. Народные песни, мугамы, песни композитора в исполнении Шовкат Алекбаровой, которая начала работать солисткой филармонии в 1945 году, становятся очень популярными в Азербайджане.

В репертуар Шовкат Алекперовой, успешно выступавшей во многих городах СССР, Франции, Швейцарии, Шри-Ланки, Афганистана, Индии, Египта, Алжира, Ирана, Турции, Польши и других зарубежных стран, входили мугамы, такие как Сегах, Катар, Шахназ, песни азербайджанских композиторов и восточные песни.

Туказбан Магеррам кызы Исмайлова (1923-2008) — азербайджанская певица.

В 1939-1944 училась в Музыкальном училище им. Асафа Зейналлы и начал выступать как профессиональный певец. Туказбан Исмаилова, которая начала свою карьеру в 1944 году в качестве певицы в хоре Азербайджанского радиокомитета (1946-1949), давала концерты на фронте в составе предвыборной бригады во время Второй мировой войны, была солисткой Азербайджанской Государственная филармония в 1948-1956 гг.

Она была солисткой Азербайджанского государственного гастрольно-концертного союза (1978-2008). В 1994-2004 гг. Работала учителем в художественной гимназии. Туказбан Исмайлова, яркая представительница великого поколения великих исполнителей отечественной музыки, отличалась высоким исполнительским мастерством и сценической культурой. Туказбан Исмаилова, посвятившая мугаму более шестидесяти лет своей жизни, много работала для развития нашей музыки. В ее исполнении классические азербайджанские мугамы и народные песни навсегда вошли в нашу историю. В ее репертуаре мугам, тасниф, народные песни («Курдун гозели», «Ери, дам уста йери», «Карабах шикестаси», «Гарагоз» и др.) И песни азербайджанских композиторов. «Гатар», «Харидж Сегях», «Шахназ» и другие мугамы и песни, спетые ею в уникальном стиле, обогатили нашу национальную музыкальную сокровищницу. Туказбан Исмаилова была выдающимся художником нашей культуры. Многие песни и классификации получили широкое распространение благодаря ее уникальному исполнению.

Туказбан Исмаилова заслуженно представляла азербайджанскую культуру во время гастролей во многих странах мира (Германия, Польша, Ирак, Иран, Турция, Египет, Алжир и др.). Высоко оценены заслуги Туказбан Исмаиловой в развитии азербайджанской музыкальной культуры. В 1993 году она была награждена Народной артисткой Азербайджанской Республики, в 1998 году —  «Орденом Славы» Азербайджанской Республики.

Микаил Азафли (Микаил Джаббар оглу Зейналов) (1924-1990) — Ашуг.

Микаил Азафли был мастером ашуга, который писал с большим энтузиазмом, развил искусство ашуга и при жизни стал классиком. Ашуг-поэт, который в раннем возрасте писал стихи под сценическим псевдонимом «Кошгун» (Страстный), вскоре получил прозвище родного села. Как справедливо отмечает профессор Магеррам Гасымлы, Азафли — один из художников, создавших настоящие произведения искусства во всех формах ашугской поэзии и достойно продолжающих классические ашугские традиции. «Азафли дубейти» (название лирической ашугской мелодии), «Украшение Азафли», «Искусство Азафли», «Мир Азафли», «Азафли герайлиси» (В ашугской поэзии: восьмисложная форма поэзии, состоящая из четырех строк на английском). каждый стих), «Гимн Азафли», «Микаили», «Горы Азафли», «Море Азафли»,стихотворение), «Шах Сарайи» были заучены наизусть.

Не случайно Азафли был избран членом президиума Всесоюзного музыкального общества. Это была признательность и уважение к музыкальному таланту Азафли Микаила. В архиве Ашуга находится официальное письмо первого заместителя председателя общества В.М. Самейленко от 12 ноября 1987 года. Азафли неоднократно приглашался в Москву и впервые принял участие в фестивале в Москве в 1954 году и был награжден медалями.

Ашуг Микаил Азафли был против коммунизма и выразил это в своих стихах. В 1961 году он был осужден за кражу и хранение оружия в своем доме и приговорен к четырем годам тюремного заключения. Тюремная жизнь дала художнику столько опыта, сколько он мог в университете. Его стихи, описывающие его жизнь в тюрьме, выучили наизусть, пока он был в тюрьме.

Хотя поэзия Азафли была широко распространена в народе, она не появлялась в прессе до середины 1980-х годов. К этому времени основы советской системы начали рушиться. Поэтому с помощью писателя Нахида Гаджиева, который в 80-е годы занимал ведущее положение на Азербайджанском телевидении, была показана часовая передача, посвященная его творчеству, с участием ашуга. Программа была встречена с большим интересом. Позже в издательстве «Писатель» вышла книга художника «Старый орел» (1987). 17 мая 1989 года Указом Президиума Верховного Совета Азербайджанской ССР Азафли Микаил был удостоен почетного звания «Заслуженный деятель культуры» за большой вклад в развитие литературы и искусства.

Рауф Исрафил оглы Атакишиев (1925-1994) — певец, лирический тенор, пианист, педагог.

Окончил Московскую государственную консерваторию в классе Константина Николаевича Игумнова (1873-1948) и брал уроки вокала у Антонины Васильевны Неждановой (1873-1950). Был солистом Театра оперы и балета.

На сцене Азербайджанского театра оперы и балета исполнил партию Аскара в музыкальной комедии Гаджибекова «Аршин мал алан». В фильме «Аршин мал алан» 1965 года песни Аскара исполнил Атакишиев.

Сыграл партии Ленского («Евгений Онегин», П. Чайковский), Альфреда («Травиата», Г. Верди), Альмавивы («Севильский цирюльник», Дж. Россини), Фауста («Фауст», С. Гуно. ), Балаш («Севиль») », Ф. Амиров).

Он был лирико-драматическим тенором и пианистом. В театре исполнил партии Аскара («Аршин мал алан»), Фауста («Фауст»), графа Альмавивы («Севильский цирюльник», Джоакино Россини), принца Синоды («Демон», Антон Рубинштейн), Хоффмана. («Сказки Гофмана», Жак Оффенбах), Малхаз («Даиси», Захария Палиашвили), Альфред («Травиата», Джузеппе Верди), Эдмонд («Колокола Корневиля», Роберт Планкетт), Анатолий («Судьба» человека»).

Он первый исполнитель популярной песни «Я встретил девушку» в исполнении Рашида Бейбутова. Впервые песня была исполнена в 1957 году в одноименном фильме, снятом на Сталинабадской киностудии Таджикской ССР.

Фатьма Мехралиева (1926-2000) — певица (лирическое сопрано).

Выступление 11-летней девочки, исполнившей народную песню «Губинское белое яблоко» на музыкальном фестивале, привлекло внимание гениального Узеира Гаджибекова. Так Фатьма попала под защиту великого композитора.

В 1940 году она устроилась на работу в ансамбль «Девушки сазчи» при Азербайджанской государственной филармонии. Меланхоличным голосом молодого певца набирают популярность и знакомят исполнителя музыкальные образцы, написанные гениальным Узеиром Гаджибековым на тему патриотизма. Имя Ф. Мехралиевой, первой исполнительницы песни Самеда Вургуна «Сестра милосердия» на музыку Узеира Гаджибекова, быстро стало известным. Песни, которые он исполнял во время Второй мировой войны, включены в золотой фонд Азербайджанского национального радио.

Таким образом, успешно продвигаясь по пути искусства, Ф. Мехралиева обретает известность как искусная исполнительница мугамов, народных песен и таснифов, а также композиторских песен. Благодаря этой известности она была приглашена в фильм 1945 года «Аршин мал алан» по одноименной оперетте Узеира Гаджибекова и сыграла роль Телли в сценарии. Выступая на сцене филармонии на протяжении многих лет, артистка, покорившая своим голосом и исполнением миллионы сердец, успела оставить свой след песнями «Olmaz-olmaz», «Gubanın ag alması» (Губинский белый яблоко), «Azerbaijan maralı» (азербайджанский олень), «Ahu kimi» (как газель), «Garagila» (черника), «Mugan gizi» (девочка-муган), «Unuda bilmirəm» (не могу забыть) и и т.п.

Это факт, что в истории азербайджанского мугама только Фатьма Мехралиева умело спела «Кесме шикесте». Для этого нужны особые тона. Хотя многие исполнительницы и хотели этого, они не могли петь это музыкальное произведение так, как она. 

Алипанах Алескер оглы Панахов (1926-1978) — ашуг-поэт, заслуженный деятель культуры Азербайджана (1967). Член Союза писателей Азербайджана (1974).

В ашугском искусстве с 1948 года. Мастерски сыграл на сазе 32 традиционные ашугские мелодии. Ашуг Панах сочинил 18 ашугских песен («Дильбар», «Едди гардаш» (Семь братьев), «Азербайджан» и др.). В то же время он сочинял песни, которые должны называться «Nə gesheng bezenmisen» («Как красиво вы одеты!») — одна из них. Он умело пел на собраниях такие эпосы, как «Гахраман шах Наджаф» (царь-герой Наджаф), «Асли и Карам», «Ашуг Гариб» и др. Ашиг Панах — автор 2 эпосов («Мир», «Хлопкоробы») и до 128 гошм (форма азербайджанского стихотворения).

В творчестве Ашига Панаха герали и гошма играют ключевую роль. В них выражаются патриотизм, трудолюбие, преданность природе, стране, высокие человеческие качества и другие важные качества, достойные поэта-ашуга. Среди его стихотворений «Дильбар», «Инджиер» (Она обидится), «Я полюбила», «Наши девочки», «Мать Кура», а также из гошмы «Десин» (Пусть расскажет), «Дети». »,« Говори »,« Любовник »,« Стой с этой стороны »,« Я видел »и так далее. имена могут быть упомянуты. Чувства любви, стремление влюбленного к помощи своей половинки и описание природы играют важную роль в его стихотворении «Дильбар». Красота реки Куры отражена в «Матери Куре». Ашуг Панах очень любит эту реку. Поэтому он обращается с ней так же, как со своей матерью, и называет ее «Мать Кура». Это отражает тот факт, что река прошла через Абшерон и доходит до Баку. В гошме «Встань с этой стороны» автор рассказывает о том, как позвал на свою сторону далекую возлюбленную, о ее густых бровях, о том, как она выглядит, о ее смехе, о своей просьбе уменьшить флирт, а также сравнивает ее волосы с прядями волос. его саз, и говорит ей, что никто не может сравниться с его возлюбленной. Песня «Я видел» в основном о Родине. Он говорит о стараниях героических сыновей и дочерей, о том, что нет такого места, как Нахчыван, Карабах, Миль, Муган вообще, как Азербайджан, и это похоже на рай, и отражено существование древней истории родины. в сравнении с Кероглу.

Рубаба Халил кызы Мурадова (1933-1983) — азербайджанская певица (мессосопрано).

Училась в драматическом театре в Сабирабаде. Алескер Алекперов случайно увидел ее и пригласил в Бакинскую филармонию. С 1954 года — солистка Азербайджанского государственного театра оперы и балета. В 1955 году окончила Бакинскую музыкальную школу имени А.Зейналлы в классе Сейида Шушинского. В 1971 году ей было присвоено звание Народной артистки Азербайджанской ССР. Она была певицей с сильным, впечатляющим и разнообразным голосом, с оригинальной манерой исполнения. С 1954 года — солистка Азербайджанского государственного театра оперы и балета.

Играла главные роли в: Лейли («Лейли и Меджнун» — Узеир Гаджибеков), Асли («Асли и Карам» — Узеир Гаджибеков), Хананда Гиз («Короглу» — Узеир Гаджибеков), Арабзанги («Шах Исмаил» — Муслим Магомаев. ), Шахсанам («Ашиг Гариб» — Зульфу Гаджибейли), Санам («Гелин гаясы» (Скала невесты) — Ш. Ахундова) и другие. Она была искусной исполнительницей мугама, таснифа и народных песен.

Награждена знаком «Знак Почета».

Лутфияр Муслим оглы Иманов (1929-2008) — азербайджанский оперный певец (драматический тенор).

Лутфияр Иманов родился 17 апреля 1929 года (по другим данным в 1929 году) в селе Петропавловка (ныне Сабирабад, Азербайджан). Еще школьником он впервые попробовал себя в роли актера в 1943 году в Сабирабадском государственном драматическом театре. В 18 лет возглавил драматический кружок. С 1948 года работал художественным руководителем Сабирабадского городского дома культуры. В 1957 году окончил вокальное отделение Бакинской музыкальной школы имени Асафа Зейналлы. В 1968 году окончил театроведческий факультет Азербайджанского университета культуры и искусств. В 1954-1956 годах он был солистом хора Азербайджанского телевидения и радио, в 1956-1957 годах — солистом Азербайджанского государственного эстрадного оркестра, в 1956-1959 годах работал в Азербайджанском государственном театре музыкальной комедии. Дебютировал в Москве в 1957 году в главной роли в опере Узеира Гаджибекова «Кероглу». С 1958 года и до конца жизни был солистом Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета. В 1965 году прошел стажировку в Большом театре в Москве, а в 1975 году в театре Ла Скала в Милане, Италия. С 1968 года он снялся более чем в 30 операх. На концертах исполнял азербайджанские и мировые песни. Гастролировал в Иране, Италии, Германии, Индии, Канаде, США, Турции и ряде арабских стран. Занимался педагогической деятельностью. В советское время преподавал в Азербайджанской государственной консерватории (профессор), в 1991–1995 годах — в оперных театрах Стамбула и Измира. В 1996 году выступил на концерте памяти Вивальди в Италии и на фестивале «Песня тысячелетия» в Германии. Он играл в Кармен, Фаусте, Отелло, Трубадоре, Аиде, Риголетто и другие классические оперы. В 1987-1991 годах был председателем Союза театральных деятелей Азербайджана. В 1980 и 1985 годах избирался депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР.

Ислам Тапдыг оглы Рзаев (1934-2008) — азербайджанский певец.

Он был одним из достойных продолжателей карабахской певческой школы. Он получил профессиональное музыкальное образование в Азербайджанской государственной музыкальной школе в Баку (1951-1956), изучал мугам-дасгях в классе Сейида Шушинского, глубоко познакомился с секретами певческого искусства. Он также брал уроки мугама у Зульфи Адигозалова и Хагигат Рзаевой и совершенствовал свое мастерство. Затем он продолжил образование в Азербайджанском государственном университете культуры и изящных искусств, и в те годы начал работать солистом Азербайджанской государственной филармонии.

Мугам-дасгях «Чахаргях», «Баяты-курд», «Маху-хинди», «Раст», которые он исполнил с большим мастерством, вошли в фонд АзТВ и пополнили сокровищницу азербайджанской музыки. Он также написал несколько песен, в том числе «Gel inad etme» («Не будь упрямым»), «Daglar bashi» («Горные вершины»), «Almadaran» («Сборщик яблок»). Он также сослался на произведения композитора, такие как «Насими» Джахангира Джахангирова, «Ашыг Али» и другие. Исполнил сольную партию в своих кантатах.

Он побывал в более чем 70 турах и представлял азербайджанскую культуру в таких странах, как Колумбия, Перу, Куба, Япония, Индия и Непал. Он также занимался педагогической работой, и его ученики были признаны достойными продолжателями певческой школы. После окончания Бакинского музыкального колледжа имени Асафа Зейналлы долгие годы был солистом Азербайджанской государственной филармонии. Около двадцати лет проработал художественным руководителем Театра мугама. Он подготовил около 120 молодых исполнителей и в 2004 году был награжден Президентом Ордена Славы за заслуги перед развитием азербайджанского искусства.

Фирангиз Юсиф кызы Ахмедова (1928-2011) — певица.

В 1955 году окончила Азербайджанскую Государственную Консерваторию. В 1946-1951 годах была солисткой хора Азербайджанского радио, а в 1951-1988 годах — Азербайджанского государственного театра оперы и балета.

Успешно исполняла оперы азербайджанских, русских и западноевропейских композиторов. Основные партии: Наргиз, Гульзар («Наргиз», «Шах Исмаил», М.Магомаев), Нигяр («Кероглу», У.Гаджибейли), Севиль («Севиль», Ф.Амиров), Сарийя («Азад», C Джахангиров), Сона («Бахадир и Сона», С.Алескеров), Маро («Даиси», З.Палиашвили), Аида («Аида», Ч. Верди), Тоска («Тоска», Ч. Пуччини) и с. «Сенсиз» (Без тебя) (У.Гаджибейли), «Олкем» (Моя страна), «Суал» (Вопрос) (А.Зейналлы), «Арзу» (Мечта) (Ниязи), «Хейран олмушам» (А. Аббасов), «Охума гозал» (А.Рзаева) и другие. мастерски исполнила азербайджанские романсы, а также романсы русских классиков (П. Чайковский, С. Рахманинов, С.

Фирангиз Ахмедова с 1989 года до конца жизни работала тренером-педагогом в Азербайджанском театре оперы и балета. Была депутатом Верховного Совета СССР (4- го созыва) и Верховного Совета Азербайджанской ССР (5- го созыва). Награждена орденом Славы Азербайджана.

Зейнаб Яхья кызы Ханларова (1936) — певица .

В 1956 году окончила Бакинское педагогическое училище имени М.А. Сабира, а в 1961 году — Бакинское музыкальное училище имени А.Зейналлы. С 1961 года — солистка Театра оперы и балета. Создавала образы Лейли и Асли в операх Узеира Гаджибекова «Лейли и Меджнун», «Асли и Керем». В его репертуаре мугам (Шахназ, Махур, Гатар, Баяты-Шираз и др.), Таснифы и азербайджанские народные песни, а также песни азербайджанских композиторов (Гара Гараев, Фикрет Амиров, Тофик Гулиев, Джахангир Джахангиров, Ариф Маликов, Эмин Сабитоглу, Алекбаритоглу. и др.) и восточные песни занимают большое место. Она одна из первых исполнительниц мугама «Чахаргях» среди певиц Азербайджана. Также она является автором нескольких песен. О ней был снят телевизионный документальный фильм «Здравствуй, Зейнаб».

Дала концерты в большинстве стран мира.

Была депутатом Верховного Совета Азербайджанской ССР (XI-XII созывов) и Милли Меджлиса Азербайджанской Республики (I-IV созывов).

Зейнаб Ханларова также много лет является депутатом Милли Меджлиса Азербайджанской Республики. Награждена орденом Славы. Народный артист Азербайджана с 1975 года, Народный артист СССР с 1980 года, лауреат Государственной премии Азербайджанской ССР с 1985 года.

Огтай Джафар оглу Агаев (1934-2006) — азербайджанский певец.

Детство Агаева было очень тяжелым, потому что совпало с войной. Артист с детства любил музыку. В 1953 году поступил в музыкальное училище имени Асафа Зейналлы. Его учителем была Софья Ивановна Халфен. Пела и 78-летняя женщина. Она научила Огтая секретам вокала и много работала, чтобы развить его как вокалиста.

Вернувшись с военной службы, Агаев продолжил обучение в классе Фирудина Мехтиева. Фирудин Мехтиев окончил класс гениального Бюльбюля в консерватории и начал преподавать в техникуме. Агаев работал солистом в обоих крупнейших эстрадных оркестрах Азербайджана. До 1970 года был солистом Эстрадного оркестра радио и телевидения под управлением Рауфа Гаджиева, а до 1984 года — под управлением Тофика Ахмедова.

Агаев гастролировал во многих зарубежных странах (Алжир, Марокко, Польша, Чехия, Словакия, Болгария, Румыния и др.), Во всех республиках бывшего СССР, дал 11 концертов в Кремлевском дворце.

О. Агаев также работал в области кино. Он исполнил роль начальника полиции в фильме Вагифа Мустафаева «Японец». Он пел песни в фильмах «Найди эту девушку», «Битва в горах» и других. Записано более 200 его песен.

Фидан Акрам кызы Гасымова (1947) —   азербайджанская оперная певица.

После окончания музыкальной школы им. Бюльбюля Фидан в 1966 году поступила в Азербайджанскую Государственную Консерваторию имени У. Гаджибейли, благодаря своему блестящему таланту и трудолюбию, она училась одновременно по двум специальностям — скрипке и вокалу. После окончания Московской консерватории в 1974 году она вернулась в Баку, где стала солисткой Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета имени М. Ф. Ахундзаде, а также начала преподавать в Азербайджанской государственной консерватории (ныне Бакинская музыкальная академия).

Ф.Гасымова, народная артистка Азербайджана (1983), СССР (1988), лауреат Государственной премии Азербайджана (1984), профессор Бакинской музыкальной академии имени У.Гаджибекова с 1990 года, Стамбульская государственная консерватория Турции с 1992 года. Ее труд был оценен в независимом Азербайджане. Награждена Орденом Славы (1997 г.) Гейдаром Алиевым, а также Орденом Почета (2010 г.) и Орденом Независимости (2017 г.) Распоряжением Президента Ильхама Алиева.

В 2008 году вышел альбом Ф. Гасимовой «Besame mucho». Диск, записанный на студии Eta Production, посвящен первой леди страны Мехрибан Алиевой. Имя великой художницы занесено в книгу «100 женщин мира».

Народная артистка Азербайджана и СССР Фидан Гасымова удостоена звания самой известной исполнительницы мира по версии энциклопедии, составленной Кембриджским университетом в Великобритании в 2015 году, и награждена специальным дипломом. Фидан Гасымова — единственный исполнитель музыкальной культуры Азербайджана, удостоенный этой высшей награды.

Гасымова Хураман Акрам кызы (1951) — азербайджанский оперный певец.

Родители Хурамана и его старшей сестры Фидан Гасымовой всегда интересовались искусством, написанием стихов и музыкой. В 1975 году окончила Азербайджанскую государственную консерваторию. С 1976 года — солистка Азербайджанского театра оперы и балета. Основные партии: Сельма («Обманутые звезды», М.Гулиев), Севиль и Дильбар («Севиль», Ф. Амиров), Нигяр («Кероглу», У.Гаджибеков), Мими и Музетта («Богема», Дж. Пуччини), Дездемона, Аида («Отелло», «Аида», Г. Верди), Татьяна («Евгений Онегин» , П. Чайковский), Хуршудбану Натаван (Натаван, Васиф Адигозалов) и другие. 5- й Закавказский конкурс исполнителей (1977, I премия), 7-й Всесоюзный конкурс вокалистов им. М. Глинки 1977 г. и Международный конкурс им. Марии Каллас Афины, 1981 г.; Также она была награждена золотой медалью Гран-при, а также победительницей 8-го Международного конкурса им. П.И.Чайковского (Москва, 1982). Хураман снимался в таких фильмах, как «Я был некрасивым», «Жизнь нас проверяет». С 1982 года преподает в Бакинской музыкальной академии. С 1993 года заведует кафедрой сольного чтения, с 1996 года — профессор Консерватории Стамбульского государственного университета. Хураман выступал в зарубежных странах, таких как Болгария, Чехия, Словакия, Мальта, Франция, Австрия, Норвегия, Турция, Финляндия и др.

АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ МУЗЫКА

Народные песни.  Песни, являющиеся одним из старейших и важнейших жанров музыкального и поэтического творчества азербайджанского народа, ярко отражают его чистую, высокую нравственность, внутренний мир, мечты и надежды.

Азербайджанские народные песни делятся на несколько жанровых групп из-за разнообразия тем и содержания, ясности и разнообразия музыки и поэтического языка. К ним относятся трудовые песни, обрядовые песни, бытовые песни (в том числе лирические) и исторические песни.

Один из древнейших видов песенного творчества азербайджанского народа — обрядовые песни. Народные гуляния, свадьбы и траурные церемонии сопровождались традиционными песнями, и многие из этих песен до сих пор живут в народе. Текст этих песен составлен на баятах — наиболее распространенной форме народной литературы.

Народные песни также делятся на детские, юмористические и сатирические песни и лирические песни в зависимости от их содержания, формы и чувств. Детские песни, особенно колыбельные, которые поют матери своим детям, исторически являются древнейшими видами домашних песен.

Лирические песни — самый богатый и красивый вид песенного жанра. Лирические песни также составляют большую часть этого жанра. Чистая любовь, описание красоты любовника, разлуки, ожидания, горя, печали и так далее. Чувства составляют основу содержания лирических песен.

Лирическое песенное творчество стало одним из сильнейших средств национального художественного самовыражения народа. Некоторые из этих песен оптимистичны и счастливые по содержанию, а другие грустны и печальны. Эпично-исторические и героические песни также играют важную роль в песенном творчестве азербайджанского народа. Эти песни, восходящие к глубокой древности, посвящены какому-либо историческому событию в истории страны или национальным героям, сыгравшим значительную роль в жизни народа.

Серия песен о Кероглу, его возлюбленной Нигяр и его соратниках безумна, и его верный конь Гырат тому примеры.

Танцы. Наряду с популярным песенным жанром танцевальная музыка является важной частью национальной народной музыки азербайджанского народа. Народные танцы — основа азербайджанской национальной инструментальной музыки. Танцы создавались людьми и веками передавались из поколения в поколение. Как и в народных песнях, танцы отражали чувства, эмоции и темперамент людей.

Среди народных танцев женские танцы отличаются лиризмом, изяществом и тонкостью, например, «Вагзали», «Узундере». Есть танцы, которые исполняют только женщины, такие как «Налбеки», «Джейрани». Мужские танцы полны эмоций, быстрого ритма, силы и темперамента. Например, «Гайтаги», «Джанги», «Газаги», «Ханчобани» и так далее.

Есть и коллективные танцы в народе. Многие из них сопровождают трудовой процесс и бытовые обряды. Вот, например, танцы «Халай». «Вагзалы» танец обычно сопровождает свадебную церемонию. Танец «Ёрду-ёрду» — один из танцев, исполняемых совместно женщинами и мужчинами. Самый распространенный из старинных коллективных танцев — «Яллы», уходящий своими корнями в глубину веков.

Мугам. Наряду с песенной и танцевальной музыкой в ​​музыкальном фольклоре Азербайджана жили и развивались жанры устных профессиональных традиций народа. Самыми важными из них были мугамы. Мугамы Азербайджана, а также народов Ближнего Востока отечественной классической музыки — это высший творческий образец вокально-инструментальной народной композиции с глубоким, сложным содержанием, идеей, эмоциональным смыслом. С древних времен постепенное развитие мугама на протяжении веков привело к его формированию и совершенствованию.  В азербайджанской музыке термин мугам используется в двух смыслах. Первый такой же, как и термин лад. В настоящее время в азербайджанской народной музыке существует 7 основных ладов или мугамов: Раст, Шур, Сегях, Чахаргях, Шуштар, Баяты-Шираз, Хумаюн и ряд дополнительных мугамов. Во-вторых, мугам — это очень сложное и интересное музыкальное произведение, состоящее из нескольких частей, с уникальной структурой. Исполнители мугама — певец и группа аккомпанирующих музыкантов (триотар, каманча, дэф) или соло-инструменталисты, которые используют свое творческое воображение, навыки. Певцы исполняют мугамы на лирические и философские газели известных поэтов — Хагани, Низами, Насими, Физули и других.

Ритмические мугамы — еще один вид инструментальных вокальных мугамов в Азербайджане. К ним относятся: «Хейрати», «Аразбари», «Овшари», «Мансурийя», «Симай-шамс», «Керами», «Кешме-шикеста», «Карабах шикестаси». Главной отличительной чертой этих мугамов является то, что вокальная импровизационная партия мугама певца сопровождается четким метроритмическим сопровождением.

Ашугское творчество. Профессиональные устные традиции азербайджанской музыки, наряду с мугамами, включают музыкальное и поэтическое творчество ашугов. Ашуг происходит от слова любовь (эшг), то есть в смысле любовь к искусству. Термин возник примерно в четырнадцатом веке. Искусство ашуга, зародившееся в древности, было очень популярно в народе, потому что воспевало желания народа.

Содержание ашугского искусства, носящего демократичный характер, очень широко, разнообразно и красочно. Наиболее распространенным жанром ашугского искусства является эпос, особенно героико-эпос. Вокально-инструментальные партии в былинах заменяют разговорные части стихотворения. Некоторые песни ашугов полны печали и грусти, такие как «Яниг Керами», «Дилгами», а другие — игривые, теплые песни, такие как «Афшари», «Шарили», которые являются прекрасными образцами ашугской лирики.

Самый распространенный стих в произведении ашуга — это слог. Структура большинства ашугских песен имеет куплетную форму. В начале каждого куплета есть инструментальное вступление, и каждое куплет отделяется друг от друга инструментальным соло.

Древнейшим письменным источником, посвященным жизни, любви, патриотизму и отваге древних поэтов, предков современных азербайджанских ашугов, является народный эпос VII века «Китаби Деде Горгуд».

Исторически сложилось так, что на протяжении многих лет, веков музыка азербайджанских поэтов оказывала большое влияние на другие области и типы нашего музыкального фольклора, а затем и на творчество наших композиторов в наше время. Впервые наш композитор У. Гаджибеков с большим профессионализмом и мастерством использовал уникальные особенности ашугской музыки (в своем шедевре из оперы «Кероглу»). Другой наш композитор Гара Гараев, умело соединивший черты ашугской музыки с техническими средствами современной музыки, сумел создать их прекрасное единство во второй части своей третьей симфонии.

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ МУГАМИ

Азербайджанский народ создал древнюю, богатую и уникальную культуру. Он создал ценные сокровища в различных областях искусства, в том числе в музыке. Мугам — жемчужина мировой музыки. В отличие от других музыкальных жанров в мире, мугам сыграл важную роль в формировании национального и культурного наследия многих народов и их выживании по сей день. Мугам, как и азербайджанская народная музыка, уходит своими корнями в глубины восточной музыкальной культуры. Гармонию мугама взяли у муэдзинов, декламировавшие Коран, мелодию составили из музыки, играемой в персидских дворцах, а стиль исполнения задавали азербайджанские ашуги.

Искусство мугама воспринимается азербайджанцами как одна из основных культурных ценностей, лежащих в основе национального самосознания и самоопределения. Это искусство также популярно среди этнических групп, проживающих на территории Азербайджана, таких как талыши, горские евреи, лезгины, грузины, аварцы. Вообще, невозможно не заметить, что удивительный звук в мугаме — это не человеческая, а божественная музыка. Мугам во всех случаях влияет на наш внутренний мир. Мугам всегда влияет на наше внутреннее состояние. Мугам веками сопровождал человека, давая ему духовную чистоту и величие, и был мостом из древних времен в настоящее и будущее. Мугам веками сопровождал человека, давая ему духовную чистоту и величие. Он был мостом с древних времен по настоящее и будущее.

Мугам — основной жанр классической народной музыки Востока. Слово мугам происходит от ирано-арабско-турецкого слова «макам». Слово «макам» означает занавес на струнных инструментах. Это название дано потому, что основная (майя) нота каждого мугама находится в одной занавесе инструмента. Примерно до четырнадцатого века у народов Ближнего Востока был один музыкальный жанр, но из-за последующих социально-политических изменений этот единственный музыкальный жанр был разделен между народами. Классический восточный мугам состоял из 12 основных мугамов и 6 авазатов. Основными мугамами были: Ушшаг, Нава, Бусалик, Раст, Ирак, Исфахан, Зирафкенд, Бузурк, Зангула, Рахави, Хусейни и Хиджаз, а авазатами были Шахназ, Майя, Салмак, Новруз, Кардания, Гувашт.

В Азербайджане существует 7 основных и 3 вспомогательных мугама. Основные мугамы — «Раст», «Шур», «Сегах», «Чахаргях», «Баяты-Шираз», «Шуштар» и «Хумаюн», вспомогательные мугамы — «Шахназ», «Сарандж» и «2 тип. Чахарга».

Мугам —  это общее название крупнейшего жанра традиционной музыки в Азербайджане, применяется ко всем видам форм мугама, хотя у каждого из них есть свое название. Основными музыкальными формами, представляющими этот жанр, являются дасгях (вокально-инструментальные или чисто инструментальные типы), мугам (вокально-инструментальные, соло-инструментальные и соло-вокальные типы) и зерби-мугам.

Из всех форм мугама в азербайджанской музыке самым крупным по масштабу и художественной идее является дасгях. Абу Наср Фараби, Абу Али ибн Сина, Алькинди, Абдулгадир Марагайи, Сафийяддин Урмави и другие были создателями классического восточного мугама и главными теоретиками мугама. Азербайджанский композитор, видный представитель азербайджанской профессиональной музыки Узеир Гаджибеков известен как один из главных мыслителей ХХ века теории восточной музыки и мугама.

В распространении исполнения мугамов и их профессионализации значительная роль принадлежит литературным и музыкальным кружкам (меджлисам), сложившимся с 20-х годов XIX века в таких городах, как Шуша, Баку, Шемаха, Елизаветполь и др. Меджлисы в XIX веке были одним из главных мест, где мугамы исполняли публично. Наиболее известными из таких меджлисов были «Меджлиси фарамушан», «Меджлиси унс» и «Общество музыкантов» в Шуше, «Бейт-ус-сафа» и музыкальный меджлис Махмуд Аги в Шемахе, «Маджма-уш-шуара» в Баку, «Дивани-хикмет» в Елизаветполе, «Анджуман-уш-шуара» в Ордубаде, «Фовджул-фусаха» в Ленкорани. Здесь собирались поэты, литераторы, музыканты, ценители и знатоки классической поэзии и музыки. Угасание традиции меджлисов было связано с процессами демократизации музыкальной жизни азербайджанцев, с появлением в начале XX века концертных форм музыкального исполнительства. Благодаря меджлисам появилась особая культура слушания мугама, а также слушательская среда, которая предъявляла высокие требования к исполнению этого жанра. Развитие мугама в такой атмосфере дало толчок для профессионального совершенствования азербайджанских музыкантов XIX — начала XX века.

Культура исполнения мугама сформирована из творческих достижений многих поколений блестящих музыкантов — мугамистов и таристов, известных на весь Кавказ и Иран. Из большого количества певцов прошлого можно упомянуть такие блестящие имена, как Мирза Саттар, Хаджи Хусу, Мешади Иси, Абулхасан хан Азер Игбал, Мирза Мухтар Мамедзаде, Джаббар Карьягды оглу, Аласгар Абдуллаев, Абдулбаги Зулалов, Агасеид Агабалаоглу, Миртаги Мирбабаев, Мешади Мамед Фарзалиев, Гусейнгулу Сарабски, Сеид и Хан Шушинский, Бюльбюль, Зульфу Адигозалов.

Искусство мугама в советский период хранили и развивали такие ханенде, как Абулфат Алиев, Гулу Аскеров, Нариман Алиев, Агигат Рзаева, Явер Калантарли, Захра Рагимова, Джахан Талышинская, Фатьма Мехралиева, Рубаба Мурадова, Шовкет Алекперова, Тохфа Алиева, Гаджибаба Гусейнов, Ягуб Мамедов, таристы Эхсан Дадашев, Бахрам Мансумов, Баба Салахов, Камиль Ахмедов, Гаджи Мамедов, Хабиб Байрамов, Маммадага Мурадов, Амирулла Мамедбейли, Агасеф Сеидов, Фируза Зейналова.

Певцы Ислам Рзаев, Ариф Бабаев, Алибаба Мамедов, Джанали Акбаров, Агахан Абдуллаев, Алим Гасымов, Мансум Ибрагимов, Сакина Исмаилова, Гандаб Гулиева, Малакханим Айюбова, Забит Набизаде, исполнители Тарида Пердулмад и Маулигат, Захид Пердулмад Маулиев, Маулигад Маулиев, учителя, Захид Пердулмад Как Сарвар Ибрагимов, кяманчаисты Габиль Алиев, Мирназим Асадуллаев, Шафика Эйвазова, Фахраддин Дадашов также внесли большой вклад в культуру пения мугама в Азербайджане.

Поскольку наши мугамы и десгяхы являются источником вдохновения, они не только формируют мировоззрение наших соотечественников с помощью богатейшей и уникальной информации об историческом прошлом Азербайджана, но и играют важную роль в выявлении и сравнительном изучении исторических событий в обществе и в политической жизни народов Востока… 2003- 7 ноября 2012 года азербайджанский мугам был объявлен ЮНЕСКО «одним из шедевров устного и нематериального наследия человечества» и отмечалось, что его родиной является Азербайджан. Фонд Гейдара Алиева с 2005 года реализует проект «Азербайджанские мугамы». Музыкальный альбом «Карабахские ханенде», в котором представлены выступления 24 виртуозных мастеров мугама — первый и самый успешный проект, вызвавший большой интерес. Разработанный Фондом в 2005 году «Энциклопедия мугама» ценится как важное издание для сохранения и развития нашего древнего музыкального наследия.

Строительство Международного центра мугама при поддержке Фонда, проведение в последние годы республиканских конкурсов мугама, а также Международных фестивалей мугама с участием молодежи из многих стран нацелены выявить молодых талантливых исполнителей, которые будут развивать древние исполнительские традиции и направлена ​​на популяризацию искусства мугама в мире. Проведение Международных фестивалей мугама доказывает всему миру, что мугам является национальным достоянием Азербайджана, а также жемчужиной мировой музыкальной сокровищницы.

Ряд мероприятий, проводимых первой леди, Первым вице-президентом Азербайджанской Республики, президентом Фонда Гейдара Алиева, послом доброй воли ЮНЕСКО и ИСЕСКО Мехрибан Алиевой, играют исключительную роль в современной истории азербайджанского мугама. В результате этой деятельности в последние годы исполнения мугама получило всестороннюю поддержку с разных сторон и в прямом смысле этого слова переживает ренессанс. Включение нематериального наследия мировой культуры в список общечеловеческих ценностей по решению ЮНЕСКО является оценкой мугама и искусства игры на таре как неотъемлемой части несравненного культурного богатства не только нашего народа, но и всего мира.

Как написала посол доброй воли ЮНЕСКО, первая леди Азербайджана Мехрибан Алиева: «Мугам — это особый момент в наших сердцах. Мы возвращаемся к мугаму снова и снова. Он больше не является частью нашей жизни, это наша собственная жизнь.

Мы передаем мугам будущим поколениям как часть наших сердец и душ. А именно, мугам способен привить нашим наследникам такие качества, как привязанность к корням, национальное достоинство, гордость, эмоциональное богатство, способность терпеть и разделять страдания других, духовное совершенство и завершенность самого мугама».

Наши мугамы, которые в звуках увековечивают славную и бурную историю нашего народа, также являются нашим утешением в самые тяжелые дни. Мугам, являющийся источником удивительных чувств, мыслей и мудрости, влияет на наше настроение в любых ситуациях — в наши грустные и счастливые моменты, делает нас счастливыми в моменты свободы и независимости и призывает нас к победе.

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Музыкальные инструменты, являющиеся национальным достоянием нашего народа, отличаются богатством и разнообразием. Большинство из них, созданные еще в древние времена, совершенствуясь, дошли до наших дней. «Скала-бубен», находящаяся вблизи наскальных рисунков Гобустана, возраст которой насчитывает шесть тысячелетий, использовалась нашими предками, как ударный инструмент. Наличие изображений различных музыкальных инструментов на предметах, обнаруженных во время археологических раскопок на територии, населенной азербайджанцами, говорит о том, что инструменты эти имеют древнюю историю. Материально-культурные образцы, произведения классиков нашей поэзии, труды музыковедов средних веков, миниатюры наших художников, настенная роспись, дневниковые записи путешественников, посещавших наши края, музейные коллекции дают основание полагать, что в Азербайджане использовалось около 90 музыкальных инструментов. По современной звуковой классификации они подразделяются на четыре группы: струнные, духовые, ударные, и самозвучащие инструменты. По этой классификации 32 из распространенных в Азербайджане музыкальных инструментов можно определить, как струнные инстументы (из которых в 26 используется медиатор, в 4 — смычок, в 2 — палочки), 23 — духовые, 16 — ударные, 17 — самозвучащие.

Тар, который Узеир Гаджибеков считал «первым из инструментов по частоте использования», «самым ценным и самым важным из инструментов, способных расширить восточное музыкальное образование», кеманча, называемая «самым прекрасным из мелодичных инструментов», саз — «собеседник» ашугов, канон, который Физули сравнивал с «сундуком тайн», и считавшийся когда-то «шахом» всех инструментов уд, — являются в настоящее время самыми распространенными струнными музыкальными инструментами.

Тар — один из инструментов азербайджанского народа, с совершенным и блистательным звучанием, извлекаемым при помощи медиатора (плектра). Эти качества обеспечиваются изготовлением его частей из тутового, орехового и грушевого деревьев, обтянутостью открытой части корпуса сердечной пленкой крупного скота, количеством струн разной толщины и различными способами их связки и настройки.

Свой нынешний современный вид тар приобрел, пройдя большой путь развития. Название его упоминается в стихах живших в XI веке Бабы Таира и Гатрана Табризи. Основательное усовершенствование тара связано с именем Мирзы Садыха Асад оглу, вошедшего в историю азербайджанской музыки, как талантливый тарист, большой мастер-новатор. До него у тара имелось пять струн. Он добавил аккомпанирующую и звенящую струны, оставив на грифе 22 лада, упорядочил места их расположения, и чтобы инструмент часто не расстраивался, на внутренней стороне корпуса прикрепил «внутренний рукав». Облегченный в весе тар теперь держался не на коленях, как раньше, а у груди. Благодаря этому технические возможности тара стали намного шире. Тар Мирзы Асада в очень скором времени получил распространение и за пределами нашей страны. И называть его с тех пор стали «азербайджанским таром».

Сверху корпус тара напоминает цифру восемь, делится он на две части — большую и малую. На относительно длинном грифе расположены 22 лада. У инструмента 11 металлических струн. По цвету они называются белыми (изготавливаются из металла со сплавами стали), желтыми (бронзовые) и красными струнами (на белые струны наматываются красноватые или желтоватые бронзовые нити). Находящиеся в самом низу две парные струны (белая и желтая) считаются основными струнами, потому как ими воспроизводится исполняемая инструментом мелодия. Потом идет пара аккомпанирующих струн — красная (иногда желтая) и белая (вместо нее может быть натянута и желтая струна), выше них расположены толстые красные — басовая, тональная струны. Выше аккомпанирующих струн крепятся две пары белых струн — звенящие. Основные и звенящие струны наматываются на шесть больших колка, а аккомпанирующие — на маленькие. Парные белые, желтые и звенящие струны имеют постоянный настрой. А три аккомпанирующие струны, в зависимости от исполняемого мугама или основы лада произведения, настраиваются на различную высоту. (Звучание трех толстых струн меняется по мере исполнения мугама или на основе лада произведения). Во время игры на таре пользуются разными способами удара по струнам медиатором.

Древняя кеманча, радостью полнящая сердца, ввергающая человека в мир грез и мечтаний, с печальным, прелестным звуком, была однострунным инструментом, имеющим длинный гриф и опору. Сейчас у нее четыре струны. Из них 3-я и 4-я — басовые струны, обмотаны медной и бронзовой нитью. Звучание струн производится посредством слегка изогнутого смычка, изготавливаемого из кизилового дерева, к концам которого крепится связка конских волос. Сам инструмент состоит из корпуса округлой формы, сделанного из орехового дерева, широкого грифа и соединяющего их, проходя внутри корпуса, металлического стержня, именуемого «шомполом». Открытая сторона корпуса обтянута осетровой кожей. На ней под наклоном расположена подставка для струн. Прилегающие к ней струны одним концом крепятся к крючкам на стержне, другим — к колкам на верхней стороне грифа.

Эволюция саза, звучащего при помощи медиатора, тесно связана с ашугским искусством. Название этого инструмента часто упоминается в стихах поэтов-классиков и ашугов. Первые сазы имели короткий гриф и две-три струны. Позднее саз, «идущий в ногу» с развитием ашугской музыки, увеличился в размере, прибавив количество струн и ладов. В настоящее время его глубокий корпус собирается из девяти полос тутового дерева, а гриф изготавливается из орехового дерева. По размерам саз подразделяется на крупный (тавар), или большой, средний и малый. Количество струн на большом сазе 8-11, на среднем — 8-9, на маленьком сазе — 4-7. В недавнем еще прошлом звучали 12-струнные сазы, достигавшие длины в 1500мм, называемые главным сазом или матерью- сазом. На грифе их имелось 17-18, а то и больше ладов. 3-4 нижние струны — высокие, 2-3 средние струны — басовые и 2-4 верхние струны — аккомпанирующие. Высокие и аккомпанирующие струны настроены неизменно. Настроенность басовых струн меняется в зависимости от особенностей гармоничного лада исполняемой мелодии.

Тонкое, нежное и мягкое звучание канона, устанавливаемого на коленях исполнителя, воспроизводится с помощью металлических медиаторов, надеваемых в виде наперстков на указательные пальцы. Инструмент этот когда-то был очень широко распространен на Востоке, в том числе и в Азербайджане. Забытый на какое-то время, он вновь зазвучал в составах оркестров и ансамблей в конце 50-х годов прошлого века. Корпус инструмента напоминает прямоугольную трапецию. Большая часть лицевой стороны деревянная, на которой расположены резонирующие отверстия. В нижней части лицевой стороны, обтянутой кожей, крепится деревянная подставка для струн. Один конец струн, продетый через боковые, образующие прямоугольник, отверстия корпуса, завязывается узлом, другой конец крепится к деревянным колкам. При настройке инструмента, колки поворачиваются специальным ключом. Под струнами, ближе к колкам, размещаются одна или две маленькие металлические подставки, с помощью которых можно менять настрой струн от полутона до полутора.

Уд (укороченный вариант «ал-уда»), глубокий, нежный звук которого исторгается при помощи орлиного пера, считается одним из самых старинных музыкальных инструментов. Названия русской «лютни», немецкого «лаота», итальянского «люто», испанского «лауда» — есть производные от «ал-уда». До Х века уд имел четыре струны, позже была добавлена пятая струна и для усиления звука каждая струна была сдвоена. Привезенный вначале на остров Сицилия и в Испанию уд в средние века получил широкое распространение по всей Европе, в XVII — XVIII веках достиг самого высокого уровня своего развития, но постепенно стал терять свое превосходство, уступив место скрипке и гитаре. Лишь в странах Востока он сохраняет свое превосходство. Современный уд имеет большой выпуклый, грушевидной формы, корпус, изготовленный из кусочков (до 20) орехового дерева, короткий безладовый гриф с откинутой назад головкой. Лицевая сторона деки имеет резонирующие отверстия для улучшения звучания. На удлиненной нижней части установлена подставка для струн, к которой непосредственно крепятся струны. У инструмента имеется пять спаренных струн. Иногда крепится дополнительная непарная струна. 1-я и 2-я парные струны изготовленны из кишки, остальные металлические.

Распространенный в районных центрах Закаталы, Бейлаган, а также в их селах, двухструнный дамбурун имеет напоминающий удлиненный совок корпус, сделанный из липового дерева. На сравнительно коротком грифе расположено 5 деревянных ладов. Звучание металлических струн (раньше их делали из шелка) достигается движениями пальцев рук.

В средние века широко были распространены струнные инструменты, на которых играли при помощи медиаторов. Как указывается в «Китаби Деде Коркуд», гопуз был любимым инструментом предшественников нынешних ашугов — озанов. Двух- трехструнный гопуз был очень похож на саз. Барбатин напоминал уд и по размерам немного превосходил его. Звучание считавшегося совершенным руда бралось за основу при настройке других инструментов. В настоящее время в Азербайджане широко распространены используемые в Центральной Азии рубаб и танбур. Наряду с танбурами звучали и его разновидности: дутары, сетары, чартары, пенчтары, шештары. Большая часть корпуса трехструнного озана была обтянута кожей. Донгар считался инструментом, похожим на танбур. Созданный ханенде Рзаэддином Ширвани шешхана очень напоминала уд. Еще одним похожим на уд инструментом был шештай и 8-9-струнный чехесде. Широко распространенный в Азербайджане в средние века чанг был одним из самых любимых инструментов ханенде, музыкантов и поэтесс. Наряду с имеющим дугообразный корпус чангом, использовались и похожие на канон инструменты треугольной и четырехугольной формы — чанг и нузхат, на которых играли палочками. Имели место в Азербайджане и созданные известным музыковедом Сафиэддином Урмави нузха и мугну. Нузха содержала в себе элементы чанга и гануна. Инструмент четырехугольной формы имел 81 струну. 33 — струнный мугну внешне был очень похож на рубаб, но превосходил его размерами. В недавнем прошлом в Азербайджане можно было встретить сантур, корпус которого представлял собою коробку в виде трапеции, звучащий при помощи палочек. Количество струн инструмента достигало 96-ти.

Из инструментов, в смычках которых использовался конский волос, в Азербайджане были распространены чагане, чаганаг и кеман. Корпус чагана был грушевидной формы. Двух- или трехструнный инструмент, как и кеманча, имел опору, при помощи которой упирался в пол. Корпус трехструнного чаганага напоминал решето. Кеман же внешне похож был на скрипку.

Во всех уголках Азербайджана, в величественных горах, на бескрайних равнинах, городах и селах его и сейчас слышны нежные звуки балабана, звонкий, голос зурны, печальные звуки свирели и нея, — духовых музыкальных инструментов, оставленных нам нашими предками. В северных и северо-западных областях Азербайджана встреается ксула, а в Нахичевани ян-тутек и тулума, на которой музыканты играют часами.

Под звуки зурны (она также называется и «черной зурной») наш народ провожал своих сыновей на поле боя, в благополучные времена ее звук слышится на празнествах, свадебных торжествах, спортивных соревнованиях. В шекинской зоне в свое время были распространены, различающиеся по размерам и звукам, пять видов зурны.

Зурна состоит из корпуса, стержня, язычка и тагалага. Корпус зурны изготавливается, в основном, из неподверженного сырости абрикосового дерева. Сверху на корпусе проделаны восемь отверстий, и еще одно на противоположной части. Диаметр корпуса, начиная с шестого отверстия, постепенно увеличивается, напоминая конус. Отверстие на широком конце зурны постоянно остается открытым. На головной конец корпуса надевается раздвоенный наконечник из дикой ивы — «щипцы». В него вдевается медный или бронзовый стержень, к нижнему концу которого крепится «язычок». На стержень надевается овальный тагалаг, изготавливаемый из перламутра или кости. Во время игры на инструменте к нему прикладываются губы музыканта. Язычок после игры закрывается крышкой.

Балабан (очень часто из-за плоского мундштука и мягкого, нежного звука его называют «плоский балабан») состоит из изготавливаемого, в основном, из абрикосового дерева корпуса, трости и крышки. На корпусе имеется 8 отверстий, на задней стороне, точно по центру, между 1-ым и 2-ым отверстием лицевой стороны (звуковыми ладами) сделано еще одно отверстие.

Тутек (свирель) — изготавливается, в основном, из камыша. Цилиндрический корпус (длиной 280-350 мм, диаметром 20 мм) в нижней части слегка обстругивается, верхняя часть срезана наискось, в нее вложена палочка. На лицевой стороне верхней части для воспроизведения звука сделано отверстие квадратной формы, для регулирования звука надевается металлическое кольцо. На верхней стороне корпуса проделано 7 отверстий, и одно на нижней.

Ней представляет собой пустотелый инструмент прямой цилиндрической формы. Инструмент изготавливается их абрикосового дерева, хурмы или меди. Для улучшения воспроизведения звука верхняя часть инструмента несколько обтесана. Внизу на корпусе имеется 5-7 отверстий для игры, в верхней части инструмента проделано еще одно отверстие.

Широко используется в составе ансамблей ставшая народным инструментом гармонь (более известная, как «азербайджанская» или «восточная»), а также кларнет.

В средние века в Азербайджане были распространены и другие музыкальные духовые инструменты. Среди них можно назвать удлиненный, постепенно расширяющийся книзу бургу, короткий, но с резко расширяющимся горлышком буг, состоящий из восьми трубок различной длины мусигари, достигающий двух метров длины и расширяющийся книзу керанаи, относительно короткий нафир и состоящий из прямой, длинной, с несколько расширенным концом трубки шейпур. Инструмент, отличающийся от керанаи изогнутой трубкой, назывался гавдум, разновидность нафира, напоминающая согнутый рог — шахнафир, напоминающий свирель инструмент — мизмар. Наряду с резко звучащим наем был распространен инструмент с тем же названием, но звуком печальным. Арган, предок современного органа, состоял из множества труб, приводившихся в действие с помощью мехов. Еще в недавнем прошлом можно было услышать звуки примитивной разновидности тутека, сюмсю, сюмсю-балабана, а также бурбугуна и келеная (келезурна), напоминающие птиц. И сейчас иногда звучит шапбир-балабан.

Среди ударных инструментов широко распространены в наше время, по определению Узеир бека, «самый нежный» из них гавал, отличающаяся звуковым своеобразием нагара, гошанагара и дюмбек.

Гавал представляет собой неширокий деревянный обод, одна сторона которого открыта, а другая обтянута рыбьей кожей. На внутренней стороне ободка закреплены кольца. Диаметр его 340-456 мм, а ширина 40-50 мм. Гавал звучит посредством ударов ладонью и пальцами обеих рук по центру и краям натянутой кожи, а также при встряхивании инструмента.

Нагара предствляет собой инструмент цилиндрической формы, изготавливаемый из абрикосового, орехового и тутового дерева. На инструмент с обеих сторон натягивается, в основном, козья кожа, которая крепится стальными обручами и натягивается накрест связанными по всему корпусу веревками. В зависимости от размеров корпуса инструмент носит различные названия: большие — кос (обязательно используются вместе с маленькой разновидностью), среднего размера — это ручные нагара, при игре устанавливаются под мышкой, малые — бала нагара. При игре на крупных экземплярах используются колотушки, на других разновидностях играют руками или палочками.

Гошанагара (зовется также думбул, думбелек) имеет два корпуса одной высоты, но разного размера, изготовленных из орехового, тутового дерева и металла. Внешне напоминают чашу. Верхняя часть корпуса обтянута козьей, бычьей, верблюжьей или лошадиной кожей, которая натягивается сделанным из буйволиной кожи ремнем или винтовым механизмом. Во время исполнения ударами палочек или ладоней по центру, краям кожаных поверхностей, по отдельности или по обеим сразу, по корпусу, друг о друга добиваются различного звучания инструмента.

Думбек по форме напоминает пиалу (раньше изготавливался из глины, сейчас, в основном, из дерева). На широкую верхнюю сторону натягивается козья кожа и закрепляется накрест связанными ремнями или винтовым механизмом. Высота инструмента 350-400мм. Способ воспроизведеня звука схож с игрой на гавале.

В средние века среди ударных инструментов широко был распространен по форме напоминающий пиалу тебиль, звучавший при помощи палочек. Корпус его был сделан из меди или бронзы, на открытую часть натягивалась волчья кожа. Меньшая его разновидность, используемая во время охоты, называлась тебиль-бас. В сравнении с тебилем, кус отличался большими размерами, во время игры на нем использовались палочки с искривленными концами или обернутые тканью. Джуфт-кёс, состоявший из двух больших тебилей, звучал обычно во время боевых действий. Широко был распространен также похожий на современный гавал даф (сейчас иногда так называют гавал). По его ободу на расстоянии друг от друга крепятся 4-6 медных кружочков. Иногда вместо кружочков на внутренней и наружной стороне обода крепятся маленькие кольца. Этот инструмен называется даира. У мезхера по сравнению с дафом более широкий обод, на который крепились кольца и колокольчики. Упоминаемый в дастане «Китаби Деде Коркут» давул, похож на большую нагару. Диаметр корпуса табиры по направлению к средней части его уменьшается. Обод думбула был широким с обеих сторон, нагаразен был в виде отдносторонней нагары, дюхул напоминал удлиненную нагару.

К самозвучащим инструментам относятся шахшах, каман, лаггути. Шахшах (чалпара) состоит из двух выпуклых деревянных пластин (чаш), прикрепленных верхней частью веревкой к рукоятке. Инструмент встряхивают, держа за рукоятку, при этом раздается звук ударов пластин друг о друга. Деревянная часть камана имела длину около 400 мм и была изогнута в виде лука. Нить, к которой крепились металлические пластинки, кольца и колокольчики, натягивалась между концами древка. Во время танца хороводник, держа инструмент по центру, встряхивал им, или постукивал по нему рукой, тем самым поддерживая ритм танца. Лагггути состоит из двух различных по размеру плоских кусочков дерева прямоугольной формы. Длинная боковая часть имеет глубоко вытесанные резонаторные углубления. Для игры на инструменте пользуются двумя палочками.

Пользовались когда-то в Азербайджане и такими инструментами, как джарас, синдж, зянг, дерай, гимро, касе, агыз-допузу, зынгыров, чан, тешт, сяфаил, гашигек, зил и халхалдан. Более широко распространенные синдж и дерай использовались во время военных походов, джарас — во время переселения, халхал имел форму браслета с закрепленными на нем бубенцами, джарасом, похожим на маленький колокольчик, пользовались танцовщицы во время танца.

Наши традиционные музыкальные инструменты, объединяясь, составляли различные музыкальные группы. Ханенде, играющий на гавале, тарист и кеманчист, составлявшие знамениную мугамную «тройку», сазандар, девушки, играющие на маленьких сазах, ашуги, присоединившиеся к нагаристам зурначи, балабанщики, дамбуристы, тулумисты, а также группы нагаристов, — завоевали большую народную любовь.

Композиторами нашими созданы для тара, кеманчи, саза, гануна, балабана, зурны концерты, сонаты, пьесы и другие музыкальные произведения.

В последние годы заслуженным артистом Республики, кандидатом искусствоведения Меджнуном Керимовым проведена большая работа по восстановлению забытых народных инструментов и включению их в составы ансамблей, ряд инструментов уже возвращен к жизни. В их числе руд, рубаб, бербет, чанг, гопуз, чагане, ширванский танбур, сантур, нузха. К этой почетной работе привлечен и кандидат искусствоведения Аббаскулу Наджафов. Уже действует ансамбль из восстановленных музыкальных инструментов. Без сомнения, присоединившись в ближайшем будущем к нашим традиционным инструментам, они будут способствовать более яркому и блистательному звучанию наших оркестров и ансамблей.

 

 

Ударные музыкальные инструменты

Голтуг (подмышечный) нагараДжура нагараБольшая нагара (Кос)
Гоша (парная) нагараГавалДеф
 
ЛаггутуДюмбек 

 

Духовые музыкальные инструменты

НейБалабанЗурна
ТулумСвирельГармон

 

Струнные музыкальные инструменты

ГопузЧогурЧаганэ
РубабБарбетШирванский танбур
СантурРудРуд
СазТарКаманча
 
КанонУд

ВОЗНИКНОВЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА АЗЕРБАЙДЖАНА

Корни театрального искусства в Азербайджане связаны с образом жизни, быта, традициями народных торжеств и свадеб, а также мировоззрением народа. В таких древних церемониях как «Саячы», «Новруз», «Гов-сеч», наряду с хором, танцами и диалогом, встречаются также драматические сюжеты, движения, а иногда и художественные образы. Игра «Коса-коса», составляющая важный эпизод церемонии «Новруз» — настоящий образец театра. В этой игре присутствуют последовательный сюжет, драматическое движение, а также актеры, надевшие маски и специальную одежду. Эпизоды «Хан-хан», «Танец мутрибов», «Дуэт свекрови и снохы», исполняемые во время свадебных церемоний, продолжавшихся по несколько дней, свидетельствуют о том, что элементы игр и представлений имеют самостоятельное значение в этих торжествах. В меджлисах озанов — ашугов, сценах «Зорхана», выступлениях эквилибристов, а также на церемониях «Йух», широко распространенных в древности, элементы уличного театра были достаточно сильными.

Народный театр сыграл важную роль в становлении профессионального театра в Азербайджане.

История Азербайджанского театра начинается со спектаклей «Визирь Ленкоранского хана» и «Гаджи Гара», поставленных на Бакинской сцене по пьесам М.Ф.Ахундова в марте-апреле 1873 года. Эти первые любительские спектакли, поставленные учащимися реальной школы по инициативе Г.Б.Зардаби и при активном участии Н.Б. Везирова и А. Адигезалова (Герани), стали мощным толчком в деле создания национального театра.

Представители передовой интеллигенции Азербайджана, учителя, которые окончили Горийскую семинарию, впоследствии организовали театральные представления в Шуше, Нахчыване и других городах, и одновременно выступали в этих спектаклях в качестве «актеров». В Шуше передовые учителя и представители интеллигенции под руководством Я.Мелик-Хакназарова в период летних каникул регулярно организовали спектакли в местном клубе и театре Хандамирова, показывали комедии М.Ф. Ахундова («Мсье Жордан и дервиш Местелишах» и другие).

С 1876 года комедии М.Ф.Ахундова ставились и в Тифлисе (на азербайджанском языке). Особо следует отметить деятельность передовых представителей интеллигенции — автора нескольких комедий и водевилей Н.Б.Везирова, Б.Бадалбекова, А.Велибекова, Ф.Кочарли, Г.Сарыджалинского, Мухтара Мурадова, И.Сафибекова, известного певца Джаббара Гарягдыоглу (Шуша), М.Сидги, брата Дж.Мамедгулизаде Мирзы Алекбера, драматурга Э.Султаного (Нахчыван), Р.Эфендиева (Нуха) и других. В 70-80-е годы XIX столетия во многих городах Азербайджана активно действовали любители театра. Постепенно они стали собираться в Баку вокруг известных театральных деятелей. Поэтому к концу 80-х годов театральная жизнь в Баку вновь оживляется и здесь появляется настоящий театральный коллектив. Начиная с 1887-го года театральное общество Баку возглавляют Г.Махмудбеков, С.М.Ганизаде и Н.Велиев. Благодаря их усилиям, это общество значительно усилилось и превратилось в труппу, которая с 1888-го года начала действовать уже как самостоятельный театральный коллектив.

В 1896 году Г.Б.Зардаби организовал первый в Баку профессиональный театральный коллектив под названием «Первая мусульманская драматическая труппа». В 1897 году в Баку был создан первый «Союз артистов». Репертуар дореволюционного Азербайджанского театра состоял из пьес национальных драматургов — М.Ф. Ахундова, Н.Б. Везирова, Г.Б. Везирова, Н.Нариманова, А.Хагвердиева, Дж.Мамедгулизаде и других, а также обогащался произведениями русских (Н.В.Гоголь, И.С.Тургенев, Л.Н.Толстой) и западноевропейских классиков (В.Шекспир, Ф.Шиллер, Г.Гейне, Ж.Б.Мольер). Азербайджанский театр с первых лет своей деятельности был предан идеям просвещения и демократии. Наряду с комедиями М.Ф.Ахундова большую роль в изобличении феодальных обычаев, гнета и деспотизма помещичье-капиталистического строя сыграли пьесы Н.Б.Везирова «Несчастье Фахраддина», «С дождя да на засуху», А.Б.Ахвердиева «Дагылан Тифаг», «Бехтсиз джаван» («Несчастный юноша»), «Ага Магомед шах Гаджар», Н.Нариманова «Наданлыг» («Невежество»), «Надир шах» и др.

В 1906 году в Баку была учреждена компания «Мусульманские драматические артисты». Возглавлял эту компанию известный театральный деятель Дж.Зейналов. Невзирая на преследования, материальные трудности, эта компания регулярно организовала спектакли, расширяла свой репертуар.

В 1910-м году было учреждено новое культурно-просветительское общество под названием «Сафа» и при нем — театральное отделение. Драматическая труппа общества «Сафа» была значительно слабее по сравнению с труппой «Ниджат». Однако актеры «Ниджата» постепенно стали перейти в «Сафа». Активное участие в работе этого общества принимали Д,Буньятзаде, поэт Самед Мансур, актеры Дж.Зейналов, А.М.Шарифзаде, время от времени приглашались на спектакли этого спектакля актеры из «Ниджата» — Г.Араблинский, М.А.Алиев, С.Рухулла, Г.Сарабский и др. Труппа общества «Сафа», наряду с организацией спектаклей, занималась также культурно-просветительскими работами, связанными с жизнью театра. В 1910 году труппа торжественно отметила 25-летие сценической деятельности Дж.Зейналова, в 1911 году — 100-летие со дня рождения М.Ф.Ахундова, а в 1913 году — 40-летие литературной деятельности Н.Б.Везирова. Одна из примечательных особенностей работы труппы «Сафа» заключалась в том, что она организовывала гастрольные спектакли как в городах и селах Азербайджана, так и в более широком масштабе (Южный Кавказ, Средняя Азия, Северный Кавказ, города Ирана, Астрахань, Казань и др.). В целом, труппы «Ниджат» и «Сафа» сыграли определенную роль в укреплении Азербайджанского театра с организационной и творческой точки зрения. 12 января (по новому стилю — 25 января) 1908 года была заложена основа Азербайджанского профессионального музыкального театра: именно в этот день был показан спектакль первой национальной оперы — произведения У.Гаджибекова «Лейли и Меджнун». В первые годы деятельности музыкального театра его репертуар обогатился за счет произведений У.Гаджибекова, написанных в 1908-1913 годах — опер «Лейли и Меджнун», «Шейх Санан», «Рустам и Зохраб», «Шах Аббас и Хуршид Бану», «Эсли и Керем», музыкальных комедий «Муж и жена», «Не та, так эта», «Аршин мал алан». В последующие годы репертуар Азербайджанского музыкального театра обогатился произведениями З.Гаджибекова (опера «Ашиг Гариб», музыкальные комедии «В пятьдесят лет — молодой , «Женатый холостяк»), М.Дж.Амирова (опера «Сейфалмульк») и др. Однако несмотря на наличие собственного репертуара, в музыкальном театре заметно ощущалась нужда в профессиональных исполнителях. В музыкальных спектаклях наряду с такими оперными певцами как Г.Сарабский, М.Мамедов (Бюльбюль), Г.Гаджибабабеков, Г.Терегулов, М.Багиров, А.Агдамский, выступали в основном драматические актеры — Г.Араблинский (в качестве режиссера), А.Гусейнзаде, Г.Аббасов, А. и Я. Оленские, Р.Дараблы, А.Анаплы и др. Между музыкальным и драматическими театрами не было четкого разделения, в репертуар их трупп были включены как драматические, так и музыкальные произведения (в 1910-е годы большую часть их репертуаров составляли музыкальные спектакли).

В 1916 году был поставлен спектакль на комедию Дж.Мамедгулизаде «Олюлэр» («Мертвецы»). Этот спектакль стал свидетельством идейной зрелости азербайджанского театра. Спектакль «Мертвецы», звучавший как обвинительный приговор в отношении мира лжи и гнета, религиозного фанатизма, имел огромный успех. В 1917 году в Баку был создан «Союз мусульманских артистов», председателем которого был избран А.М.Шарифзаде. Этот Союз, собрав вокруг себя все театральные отряды, организовал спектакли на основе товарищеских отношений. К сожалению, этот Союз просуществовал только до марта 1918-го года: антрепренеры театра Маилова не позволяли азербайджанским актерам выступать в помещении этого театра. В это время большинство актеров были в гастрольных поездках. Лишь труппа братьев У. и З.Гаджибековых выступала относительно регулярно.

В ней объединились актеры драматического, оперного и опереттного жанра. Тесно связанный с передовыми, демократическими идеями Азербайджанский театр сыграл важную роль в культурном развитии народа. Тем не менее, в эти годы театр еще не достиг уровня высокой сценической культуры.

РАЗВИТИЕ ТЕАТРАЛЬНОГО ИСКУССТВА В СОВЕТСКИЙ ПЕРИОД

В 1920 году, после предательского свержения Азербайджанской Демократической Республики, решением Совета Народных Комиссаров Азербайджана от 1 июля 1920 года, был создан Объединенный Государственный Театр, объединивший в себе все труппы и актеров-любителей, действующих в Баку. Решением правительства республики здание бывшего Тагиевского театра, созданного в 1918 году, было отреставрировано. В 1922 году драматическая труппа, отделившись от Объединенного Государственного Театра, превратилась в самостоятельный театр. 17 января того же года спектаклем комедии «Гаджи Гара» М.Ф.Ахундова в новой постановке состоялось торжественное открытие Азербайджанского Государственного Драматического Театра (с 1933 года — имени М.Азизбекова). Деятельность таких писателей-демократов как Н.Б.Везиров, А.Б.Ахвердиев, Дж.Мамедкулизаде, С.С.Ахундов, внесших огромные вклады в дело становления азербайджанского театрального искусства, а также сыгравших исключительно важную роль в развитии азербайджанской драматургии и в сфере культурного строительства, видных деятелей литературы и искусства — Н.Нариманова, Уз.Гаджибекова, М.Магомаева, Дж.Джаббарлы, выступления актеров и режиссеров в прессе сыграли важную роль в формировании правильного отношения к классическому наследию принципов развития театра, национальной и мировой драматургии.

В 20-е годы прошлого столетия репертуар театра сформировался в условиях острой борьбы против формалистских и вульгарно-социологических течений. Одна из главных проблем, стоящих перед театром, заключалась в повышении идейно-художественного уровня спектаклей. Репертуар театра обогащался за счет переведенных из иностранных языков пьес, а также за счет произведений азербайджанских драматургов, в особенности — пьес Дж.Джаббарлы. В эти годы были поставлены спектакли «Мертвецы» (Дж.Мамедкулизаде), «Соколиное гнездо» (С.С.Ахундов), «Шейх Санан», «Князь» (Г.Джавид), «Айдын», «Октай Элоглу», «Севиль», «Невеста огня» (Дж.Джаббарлы), «Ревизор» (Н.В.Гоголь), «На дне» (М.Горький), «Беженцы» (Ф.Шиллер), «Отелло» (В.Шекспир), «Загмук» (М.Глебов), «Любовь Яровая» (К.А.Тренёв), «Человек, который смеется» (В.Гюго) и др.

В связи с поисками новых форм у театра были ряд неудачных спектаклей, однако это не могло серьезное влиять на общее развитие театра, продвигающегося по пути реалистического искусства. В 20-е годы в театре работали актеры А.М.Шарифзаде, У.Раджаб, М.А.Алиев, С.Рухулла, М.Давудова, И.Идаятзаде, Р.Тахмасиб, К.Зия, М.Марданов, М.Велиханлы, А.Гурбанов, С.Гаджиева, А.Мамедова, М.Санани, Г.Топурия, М.Ермакова (Махфуре ханум), режиссер А.Туганов, первые выпускники Бакинского Театрального техникума Ф.Гадри, Р.Афганлы, И.Дагестанлы и др. 1935-1941 гг. — период возмужания Азербайджанского Государственного Драматического Театра. В этот период театр ставил спектакли на современные темы «Хаят» (1937, М.Ибрагимов), «Свадьба» (1939, С.Рахман), а также историко-героические драмы «Вагиф», «Ханлар» (1938, 1939, С.Вургун), «Гачаг Наби» (1940, С.Рустам).

В 1948 году режиссер А.Искендеров, актеры М.А.Алиев, М.Давудова, С.Рухулла, Р.Афганлы, К.Зия, И.Дагестанлы, художник Н.Фатуллаев были удостоены Государственной Премии СССР за спектакль «Шаргин сахари» («Утро Востока») (А.Мамедханлы). В том же году в Москве состоялись успешные гастрольные выступления театра

В 1949 году был торжественно отмечен 75-летний юбилей азербайджанского театра. Указом тогдашнего Верховного Совета СССР театр был награжден орденом красного трудового знамени, актерам театра С.Рухулле, М.Амирову, М.Давудовой были присвоены почетные звания Народного артиста СССР.

1955-1960 гг. в театре были подготовлены ряд интересных спектаклей на классические и современные темы: «Гёз хекими» («Врач-окулист») (1955, И.Сафарли), «Алигулу женится», «Ложь» (1960, 1965, С.Рахман), «Пламя» (1961, М.Гусейн), «Крестьянская девушка», «Тлеющие очаги» (1962, 1967, М.Ибрагимов), «Ты всегда со мной», «Не могу забыть тебя», «Погубленные дневники» (1964, 1968, 1969, И.Эфендиев), «Мертвецы» (1966, Дж. Мамедкулизаде), «Без тебя» (1967, Ш.Гурбанов), «Второй голос» (1969, Б.Вагабзаде) и др. В эти годы в театре были также успешно поставлены спектакли на ряд произведений азербайджанских и зарубежных драматургов: «Шейх Санан» (1956, Г.Джавид), «Джаваншир» (1957, М.Гусейн), «Пери джаду» (1957, А.Ахвердиев), «Странный человек» (1957, Н.Хикмет), «Дядя Ваня» (1959, А.П.Чехов), «Мария Тюдор» (1962, В.Гюго), «Антони и Клеопатра» (1964, В.Шекспир), «Кочевье» (1964, Дж.Ф.Башкут), «Дочь Орлеана» (1965, Ф.Шиллер), «Несчастная девушка» (1968, А.Ширванзаде), «Живой труп» (1968, Л.Н.Толстой). в 1959 году в декаде азербайджанской литературы и искусства состоявшейся в Москве театр показал спектакли «Отелло» (В.Шекспир), «Алмаз» (Дж.Джаббарлы), «Фархад и Ширин» (С.Вургун) и др.

В 1970-е годы в Азербайджане в сфере театра, как и во всех других сферах произошло возрождение. Благодаря стремлениям и содействию главы нашей Республики Гейдара Алирза оглу Алиева, относящегося к людям искусства с большой заботой и уважением в прямом смысле слова покровительствующего над ними, национальное театральное искусство вступило на путь стремительного развития. В 1974 году столетний юбилей азербайджанского театра был отмечен в условиях невиданного до тех пор торжества. Был заслушан глубоко содержательный доклад тогдашнего первого секретаря ЦК Компартии Азербайджана Г.А.Алиева. На торжественном ужине, организованном во дворце «Гюлистан» по случаю юбилея азербайджанского театра, Г.А.Алиев выступил с докладом об искусстве, о профессионалах и профессионализме. Многие мастера искусств получили новые квартиры, были удостоены почетных званий и наград. В этом году только из Азербайджанского Государственного Драматического театра три выдающихся мастера — М.Мамедов, И.Дагестанлы и И.Османлы были удостоены высшего почетного имени в сфере искусств в бывшем СССР — звания народного артиста СССР. С 27 июня по 10 июля 1974 года театр был на гастролях в Москве. Театр был награжден орденом Ленина. Московским зрителям были показаны спектакли на произведения С.Вургуна «Инсан», И.Эфендиева «Песня осталась в горах», Н.Погодина «Веление времени», Ф.Шиллера «Коварство и любовь», В.Шекспира «Гроза», Дж. Мамедгулузаде «Мертвецы».

Спектакли 80-х годов привлекают внимание тематическим разнообразием, интересной актерской игрой и режиссерской работой. В конце 80-х годов в театре работали народные артисты С.Басирзаде, А.Панахова, А.Гадиров, Н.Меликова, Я.Нуриев, М.Садыхова, Сиявуш Аслан, Г.Турабов, заслуженные артисы М.Авшаров, З.Агакишиева, А.Велиханлы, Г.Гурбанов, Р.Дадашев, Р.Азимов, Н.Алиев, А.Алиева, В.Аскеров, И.Ахмедов, С.Ибрагимова, Г.Исмаилов, Г.Мехбалиева, Р.Меликов, Л.Мамедбеков, М.Мирзоев, М.Новрузова, М.Садыгов, К.Худавердиев, М.Гаджибеков, Э.Гашимзаде, Б.Джафарова, режиссеры, заслуженные деятели искусств А.Кязымов, М.Фарзалибеков, художники Эльчин (главный художник), И.Исмаилов и др. При театре действовала молодежная студия. С 1982 года показывались спектакли и на малой сцене театра.

Сложившиеся начиная с 1988 года экономическая и общественно-политическая ситуация в Азербайджане негативно сказалась и на состоянии театрального искусства. Армяне совершили в нашей республике невиданные трагедии. Опираясь на своих иностранных покровителей, они захватили наши земли, истребляли ни в чем невинных мирных людей, совершили Ходжалинский геноцид, по их же вине произошла трагедия 20 января 1990 года. Были совершены массовые ограбления, разрушены памятники национальной культуры нашего народа. Лучшие произведения искусства, изготовленные народными умельцами-азербайджанцами, были вывезены за пределы нашей страны и выданы за произведения искусств армянского народа.

Значительно ослабло экономическое сотрудничество нашей страны с бывшими союзными республиками, сократились масштабы их идеологических и культурных связей. Военно-политическая анархия, приводившая к инерции в политико-экономической жизни Азербайджана, создавшая регрессивное настроение нанесло тяжелый удар нашей национальной культуре. Искусству в том числе и театральному искусству. Творческий настрой наших театров значительно ослаб.

РАЗВИТИЕ ИСКУССТВА ТЕАТРА В НЕЗАВИСИМОЙ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

18 октября 1991 года Азербайджанская Республика объявила свою независимость. С 1993 года улучшилось социальное благосостояние населения и возросла гражданская активность.

Вновь созданные и получившие статус «государственного театра» Театр Пантомимы, Муниципальный театр, Театр «Йух», Молодежный театр, Театр миниатюр, Камерный театр, в положительном смысле слова утвердили себя, вступили на путь развития искусства, отличающийся разнообразием жанров и форм, богатством стиля.

В последние годы в развитии азербайджанского театра, прошедшего долгий и славный исторический путь, начался новый этап. Это развитие отражается, прежде всего, в укреплении материально-технической базы театров в соответствии с современными мировыми стандартами,  подготовке новых интересных спектаклей как результат творческих поисков коллективов, расширении обмена опытом с влиятельными западными и европейскими театрами.

Несомненно, во вступлении нашего театра в новый этап развития неоценимы заслуги общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева, снискавшего бесконечную любовь всех работающих в этой сфере как великий покровитель культуры и искусства во все периоды руководства нашей страной. Ряд основополагающих государственных документов по развитию культуры в стране был принят в последние годы по прямой инициативе Президента Ильхама Алиева, который успешно продолжает политику великого лидера.

В 2006 году был принят Закон Азербайджанской Республики «О театре и театральной деятельности». В законе, отражающем современный этап развития жанра древнего творчества, официально объявлено об особом значении, придаваемом государством театральному искусству. В 2007 году Президент Ильхам Алиев подписал еще один важный документ о театральном искусстве — Распоряжение «О развитии театрального искусства в Азербайджане». 18 мая 2009 года глава государства утвердил Государственную программу «Азербайджанский театр в 2009-2019 годах».

Данная Государственная программа, определяющая 10-летние перспективы развития Азербайджанского театра, направлена на сохранение богатого художественного наследия и творческих традиций азербайджанского театра, являющегося нашим национально-культурным достоянием, призвана обеспечить  интеграцию в европейскую культуру, модернизацию материально-технической базы театров, ремонт зданий театров в соответствии с мировыми стандартами, эффективное использование информационных и материальных ресурсов и формирование современного репертуара.

Важным событием также следует считать международные театральные конференции, проводимые в Баку в рамках Государственной программы. В рамках программы на высоком уровне были проведены капитальный ремонт и реконструкция зданий Азербайджанского государственного кукольного теарта имени Абдуллы Шаига, Азербайджанского государственного русского драматического театра имени С. Вургуна, Азербайджанского государственного театра юного зрителя, Азербайджанского государственного академического национального драматического театра, Мингячевирского, Агдамского и Физулинского государственного драматического театров. За счет внутренних ресурсов часть здания Государственного театра пантомимы была отреставрирована и передана зрителям.

Полностью решена проблема здания Сумгаитского государственного музыкально-драматического театра имен Гусейна Араблинского, которая оставалась нерешаемой на протяжении 40 лет. После долгих лет был положен конец беженской жизни Иреванского государственного азербайджанского драматического театра и театру было предоставлено красивое здание. В результате проделанных работ здание Азербайджанского государственного музыкального театра было сдано в эксплуатацию после капитальной реставрации в соответствии с мировыми стандартами. За последние годы в соответствии с распоряжениями Президента были присуждены высокие почетные звания ряду деятелей искусства. Ежегодно 100 талантливых людей творчества удостаиваются президентской стипендии. Решаются их жилищные и другие проблемы. Каждый год назначается пожизненная стипендия имеющим чрезвычайно большие заслуги перед азербайджанским искусством.

Также в соответствии с реализацией Государственной программы создаются новые возможности для театрального обучения за рубежом. 

 

В последние годы театры республики достойно представили нашу страну на международных мероприятиях в более чем 30 странах мира, в том числе в США, Германии, Турции, России, Беларуси, Грузии, Франции, Марокко, Финляндии, Иране, Египте, Голландии, Эстонии, Болгарии, Украине, Туркменистане, Таджикистане, Швейцарии, Молдове, Сербии, Республике Башкортостан. За минувший период в Азербайджане побывали с гастролями свыше 10 театральных коллективов. В то же время для подготовки спектаклей были приглашены известные зарубежные режиссеры, балетмейстеры, хореографы и театральные художники.

Развитие театрального искусства объясняется не только сетью государственных театров. Сегодня в нашей стране создаются новые продюсерские центры на фоне развития частного сектора и бизнеса. Растущий интерес общества к театру приводит к появлению новых форм театральной деятельности. Это также свидетельствует о рабочем механизме закона и других государственных документов, принятых в связи с театром. В этом плане наиболее современным примером новых театральных форм является деятельность Творческой Сцены «ÜNS», одним из идейных направлений проекта является показ в искусстве и культуре художественного отражения синтеза восточной и западной культур. 

Распоряжением Президента Ильхама Алиева от 1 марта 2013 года, который всегда относится со вниманием и заботой к творческим людям, был учрежден «День национального театра». Согласно распоряжению, учитывая значение и роль национального театра в развитии национальной культуры и культурной жизни страны, решено каждый год 10 марта отмечать как «День национального театра» в Азербайджанской Республике. В этот день по всей стране проходит масса интересных мероприятий.

Успехи азербайджанского театра еще впереди. Мы верим, что в ближайшие годы азербайджанский театр с поставленными в нем интересными сценическими произведениями добьется больших высот. 

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ КИНОИСКУССТВА АЗЕРБАЙДЖАНА. ПЕРИОД НЕМОГО КИНО (1920-1935)
 

История азербайджанского киноискусства начинается со 2 августа 1898-го года. Первые отечественные фильмы состояли из сюжетов хроники, снятых фотографом и прозаиком А.М.Мишоном («Пожар нефтяного фонтана в Биби-Эйбате», «Нефтяной фонтан в Балаханах», «Народное гуляние в городском саду», «Кавказский танец» и др.) и одного художественного киносюжета («Попался»).

В 1915-ом году в городах Баку, Тифлисе и Иреване были созданы конторы кинопроката, учрежденные на Кавказе акционерными обществами (торговыми домами) братьев Пироне. В 1915-ом году это общество приступило к съемкам первого азербайджанского художественного фильма «В царстве нефти и миллионов» по одноименному роману М.Мусабекова. Съемку этого фильма финансировали нефтяные промышленники. Для снятия фильма был приглашен режиссер Б.Н.Светлов из Петербурга. Пейзажи снимались в Баку и окрестных селах, а сцены, связанные с павильонами, — в Тифлисе. Роль Лутфали-бека в этом фильме сыграл Г.Араблинский. В 1916-ом году была снята первая азербайджанская кинокомедия на основе оперетты У.Гаджибекова «Аршин мал алан», а 1919-ом году был продемонстрирован полнометражный фильм «Торжества по случаю первой годовщины независимости Азербайджана».

В 1923-ем году было учреждено Азербайджанское фото-кино управление (АФКУ). АФКУ осуществляло меры по национализации и объединению фото-кинотеатров и прокатных контор отдельных предпринимателей. В то время при АФКУ существовали кинотеатры «Тейяре», «Эдисон», «Миллион», «Ладья», «Меденчи» («Промысловик») и др.

В 1924-ом году вышел на экраны двухсерийный художественный фильм «Легенда о Девичьей Башне» (режиссер В.В.Валльюзек) производства АФКУ. Авторам этого, весьма интересного с этнографической точки зрения, фильма не удалось пренебрегать восточной экзотикой.

В 1925-ом году по инициативе Ш.Махмудбекова при АФКУ была организована студия по подготовке национальных актерских и режиссерских кадров в Азербайджане. Здесь обучались Дж.Джаббарлы, М.Микаилов, А.Таиров и др. С целью оказания помощи повышению художественного качества фильмов и развитию национальных кадров в Баку были приглашены известные кинорежиссеры В.И.Пудовкин, И.А.Шевченко, Н.М.Шенгелая, М.Э.Чиаурели, а также кинооператоры Г.М.Лемдег, В.Р.Лемке, А.В.Гальперин, И.С.Фролов, Я.М.Фельдман, Л.Л.Косматов, В.М.Шнейдер и др., были привлечены к кино творчеству Дж.Джаббарлы, А.М.Шарифзаде и др.

В последующие годы АФКУ было неоднократно переименовано на «Азгоскино» (1926-1930), «Азеркино» (1930-1933), «Азфильм» (1933), «Азгоскинопром» (1934), «Азерфильм» (1935-1940), «Бакинская киностудия» (1941-1959), а с 1961-го года это учреждение называется «Киностудия «Азербайджанфильм» имени Дж.Джаббарлы».

​В 20-е годы прошлого столетия основную тематику азербайджанского кино составляли борьба против религиозного фанатизма, революция и свобода женщин.

Наиболее удачными образцами созданных в те годы фильмов являются «Бисмиллах» (1925, режиссеры А.М.Шарифзаде, А.Валовой), «Дом на вулкане» (1929, режиссер А.И.Бек-Назаров, совместно с «Арменкино»), «Гаджи Гара» (1929, режиссер А.М.Шарифзаде), а также фильм «Севиль» (1929, режиссер А.И.Бек-Назаров), являющийся реальным художественным отражением образа женщины-азербайджанки, борющейся за свою свободу.

В 1920-е годы местные кинематографисты и представители зарубежных кинокомпаний снимали кинохронику и документальные фильмы о жизни города и нефтяных месторождениях Баку. В 1920 году был выпущен первый хронический киножурнал «Официальный проход 9-й Золотой армии в Баку». В том же году был снят фильм-хроника «Первый съезд народов Востока». В последующие годы были подготовлены киноотчеты о некоторых событиях: «3-я годовщина Советского Азербайджана» (1923 г.), «Пожар на Сураханских месторождениях нефти» (1923 г.), «Похороны Наримана Нариманова» (1925 г.), «Прибытие М. Фрунзе в Баку» (1925) и др. Наряду с документальными фильмами началось производство научно-популярных фильмов.

В 1925 году режиссер А.М. Шарифзаде завершил съемки фильма «Путешествие в Азербайджан» о культурной и экономической жизни республики. В 1920-е годы наряду с историческими и документальными фильмами был запущен азербайджанский кинотеатр «Азербайджанский экран» (4-5 номеров в год), который знакомил зрителей с достижениями молодой республики в экономической и культурной жизни. В эти годы в азербайджанском документальном кино работали талантливые режиссеры М.Микаилов, А.А. Литвинов, А.А.Маковский, операторы В.П.Лемке, А.Валовой, А.Толчан, И.С.Тартаковский, И.С.Монаков. В 30-е годы в этой сфере работали Б.В. Пумянский, С.Бадалов, В.Еремеев, А.Гасанов, А.Алакбаров и другие. В фильмах этих художников был отражен — жизнь республики в первые пять лет, строительство колхозов, успехи в области культуры, укомплектование новым оборудованием нефтяной промышленности и др. Попытки создать исчерпанный человеческий образ в рамках возможностей документального кино — одно из художественных достижений того времени.

В начале 30-х годов были сняты фильмы, являющиеся художественным отражением быта азербайджанского народа, темы которых были взяты из современной жизни, а также фильмы на историко-революционные темы: «Лятиф», «Исмет» (1930, 1934, режиссер М.Микаилов), «Алмаз» и «Новый горизонт» (1936, 1940, режиссеры А.Гулиев, Г.М.Брагинский), «Бакылылар» («Бакинцы») (1938, режиссер В.В.Турин), «Кяндлиляр» («Крестьяне») (1940, режиссер С.Марданов) и др.

СПИСОК АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ ФИЛЬМОВ

1. Попался (немое кино, 1898) Режиссер: A.M. Мишон
2. Кавказская пляска (немое кино, 1898) Режиссер: A.M. Мишон
3. Жена (немое кино, 1915) Режиссер: Борис Светлов
4. В царстве нефти и миллионов (немое кино, 1915) Режиссер: Борис Светлов
5. Старая история на новый лад (немое кино, 1915) Режиссер: Борис Светлов
6. Как жены делают мужьям карьеру (немое кино, 1916) Режиссер: Борис Светлов
7. Аршин мал алан (немое кино, 1916) Режиссер: Борис Светлов
8. Любовь без ботинок (Происшествие в Баку) (немое кино, 1916) Режиссер: Борис Светлов
9. Князь Темир Булат (немое кино, 1916) Режиссер: Борис Светлов
10. За час до смерти (немое кино, 1916) Режиссер: Борис Светлов
11. История одного унижения (немое кино, 1918) Режиссер: Борис Светлов
12. Сова (немое кино, 1924) Режиссер: Георгий Кравченко
13. Легенда о Девичьей Башне (немое кино, 1924) Режиссер: Владимир Балюзек
14. Горняк-нефтяник на отдыхе и лечение (немое кино, 1924) Режиссер: Александр Литвинов
15. Во имя бога (немое кино, 1925) Режиссер: А.М.Шарифзаде
16. Око за око (немое кино, 1925) Режиссер: Александр Литвинов
17. На разных берегах (Схватка) (немое кино, 1926) Режиссер: Александр Литвинов
18. Рыбаки (немое кино, 1927) Режиссер: Рза Тахмасиб
19. Дочь Гилана (немое кино, 1928) Режиссер: Лео Мур
20. Гаджи Кара (Сона) (немое кино, 1928) Режиссер: А.М.Шарифзаде
21. Дом на вулкане (немое кино, 1928) Режиссер: А.Бекназаров
22. Севиль (немое кино, 1929) Режиссер: А.Бекназаров
23. Комсомольская первая (немое кино, 1930) Режиссер: Борис Медведев, Иван Фролов
24. Золотой куст (Штурм гор) (немое кино, 1930) Режиссер: Бейполат Аскаров
25. Лятиф (немое кино, 1930) Режиссер: Микаил Микаилов
26. Никита Иванович и социализм (немое кино, 1931) Режиссер: А.Маковский
27. Директивный бант (немое кино, 1932) Режиссер: Агарза Гулиев
28. Люди без рук (немое кино, 1932) Режиссер: Игорь Шавченко
29. 26 комиссаров (немое кино, 1932) Режиссер: Николай Шенгелая
30. Друзья (Мухтар) (немое кино, 1934) Режиссер: Агарза Гулиев
31. Два товарища (немое кино, 1934) Режиссер: А.Маковский
32. Исмет (немое кино, 1934) Режиссер: Микаил Микаилов
33. Шестое чувства (немое кино, 1935) Режиссер: Микаил Микаилов
34. У самого синего моря (звуковое кино, 1935) Режиссер: Борис Барнет, Самед Марданов
35. Танцующая черепаха (немое кино, 1935) Режиссер: Александр Попов
36. Игра любви (немое кино, 1935) Режиссер: А.М.Шарифзаде
37. Алмаз (немое кино, 1936) Режиссер: Агарза Гулиев, Григорий Брагинский
38. Буйная ватага (звуковое кино, 1937) Режиссер: Александр Попов
39. Бакинцы (звуковое кино, 1938) Режиссер: Виктор Турин
40. Будь готов (звуковое кино, 1939) Режиссер: Микаил Микаилов
41. Кяндлиляр (звуковое кино, 1940) Режиссер: Самед Марданов
42. Новый горизонт (звуковое кино, 1940) Режиссер: Агарза Гулиев, Григорий Брагинский
43. Сабухи (1941) Режиссер: А.Бекназаров
44. Сын родины (1941) Режиссер: Агарза Гулиев
45. Бахтияр (1942) Режиссер: Агарза Гулиев
46. Советский богатырь (1942) Режиссер: Микаил Микаилов
47. Совгат (1942) Режиссер: Гусейн Сеидзаде, Ниязи Бадалов
48. Одна семья (1943) Режиссер: Григорий Александров, Рза Тахмасиб, Микаил Микаилов
49. Подводная лодка- Т-9 (1943) Режиссер: Александр Иванов, Николай Лещенко
50. Аршин мал алан (1945) Режиссер: Рза Тахмасиб, Николай Лещенко
51. Фатали хан (1947) Режиссер: Ефим Дзизан
52. Огни Баку (1950) Режиссер: Александр Захири, Иосиф Хейфиц, Рза Тахмасиб
53. Родному народу (1954) Режиссер: Ян Фрид, Гусейн Сеидзаде
54. Любимая песня (1955) Режиссер: Лятиф Сафаров
55. Встреча (1955) Режиссер: Тофиг Тагизаде
56. Черные скалы (1956) Режиссер: Агарза Гулиев
57. Не та, так эта (1956) Режиссер: Гусейн Сеидзаде
58. Двое из одного квартала (1957) Режиссер: И.Гурин, Аждар Ибрагимов
59. Пoд знойным небом (1957) Режиссер: Лятиф Сафаров
60. Так рождается песня (1957) Режиссер: Рза Тахмасиб, Микаил Микаилов
61. Коробка Казбека (1958) Режиссер: Рашид Атамалыбеков
62. Тени ползут (1958) Режиссер: Исмаил Эфендиев, Шуа Шейхов
63. Ее большое сердце (1958) Режиссер: Аждар Ибрагимов
64. Мачеха (1958) Режиссер: Хабиб Исмаилов
65. На дальних берегах (1958) Режиссер: Тофиг Тагизаде
66. Новогодняя ночь (1958) Режиссер: Мирза Мустафаев
67. Тайна одной крепости (1959) Режиссер: Алисаттар Атакишиев
68. Настоящий друг (1959) Режиссер: Тофиг Тагизаде
69. Можно ли его простить? (1959) Режиссер: Рза Тахмасиб
70. Айгюн (1960) Режиссер: Кямиль Рустамбеков
71. Поездка налево (1960) Режиссер: Шамил Махмудбеков
72. Кер-оглы (1960) Режиссер: Гусейн Сеидзаде
73. Необыкновенные проишествия (1960) Режиссер: Шуа Шейхов
74. Приключение моллы (1960) Режиссер: Т.Сасанпур
75. Утро (1960) Режиссер: Агарза Гулиев
76. Случай на дороге (1960) Режиссер: Расим Оджагов
77. Наша улица (1961) Режиссер: Алисаттар Атакишиев
78. Жизнь учит (1961) Режиссер: Зейнаб Кязымова
79. Песня слепого (1961) Режиссер: Рауф Кязымовски
80. Сказание о любви (1961) Режиссер: Лятиф Сафаров
81. Маттео Фалконе (1961) Режиссер: Тофиг Тагизаде
82. Великая опора (1962) Режиссер: Həbib İsmayılov
83. Труд и роза (1962) Режиссер: Тофиг Тагизаде
84. Младенец (1962) Режиссер: Рауф Кязымовски
85. Осенний концерт (1962) Режиссер: Рашид Атамалыбеков
86. Телефонистка (1962) Режиссер: Гасан Сеидбейли
87. Где Ахмед? (1963) Режиссер: Адил Искендеров
88. Остров чудес (1963) Режиссер: Гасан Сеидбейли
89. Ромео мой сосед (1963)
Режиссер: Шамиль Махмудбеков
90. Кого мы больше любим (1964, киноальманах) 1. Горная лесная дорога — Режиссер: Зейнаб Кязымова; 2. Вершина — Режиссер: Ариф Бабаев; 3. Сила притяжения — Режиссер: Гасан Сеидбейли
91. Волшебный халат (1964Режиссер: Алисаттар Атакишиев
92. Прошение о воде (1964) Режиссер: Т.Сасанпур
93. Любовь и лимандры (1964) Режиссер: Агарза Гулиев
94. Человек и цепь (1964) Режиссер: Кямиль Рустамбеков
95. Аршин мал алан (1965) Режиссер: Тофиг Тагизаде
96. Еще двое (1965) Режиссер: Назим Аббасов
97. Непокоренный батальон (1965) Режиссер: Гусейн Сеидзаде
98. Шерстяная шаль (1965) Режиссер: Рауф Кязымовски
99. Следствие продолжается (1966) Режиссер: Алисаттар Атакишиев
100. 26 Бакинских комиссаров (1966) Режиссер: Аждар Ибрагимов
101. Чернушка (1966, киноальманах) 1. Служебный лифт — Режиссер: Руфат Шабанов; 2. Чернушка — Режиссер: Шамиль Махмудбеков
102. Почему ты молчишь? (1966) Режиссер: Гасан Сеидбейли
103. Жизнь хорошая штука, брат (1966) Режиссер: Рамиз Аскеров, Антонис Воязос
104. Жил был… (1967) Режиссер: Эльдар Гулиев
105. Поединок в горах (1967) Режиссер: Кямиль Рустамбеков
106. Человек бросает якорь (1967) Режиссер: Ариф Бабаев
107. Ягненок (1967) Режиссер: И.Сафаралибеков
108. Почтовый ящик (1967) Режиссер: Рауф Кязымовски
109. Бакинский бульвар (1967) Режиссер: Васиф Бабаев
110. Земля, море, огонь, небо (1967) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
111. Именем закона (1968) Режиссер: Мухтар Дадашов
112. Красавицей я не была (1968) Режиссер: Тофиг Тагизаде, Агарза Гулиев, Рамиз Аскеров
113. Камни нашего города (1968) Режиссер: Тофиг Исмаилов
114. Последняя ночь детства (1968) Режиссер: Ариф Бабаев
115. Башир Сафар оглу (1969) Режиссер: РАуф Кязымовски
116. В одном южном городе (1969) Режиссер: Эльдар Гулиев
117. Я помню тебя учитель («Человек с нашего двора») (1969) Режиссер: Гасан Сеидбейли
118. Кура неукротимая (1969) Режиссер: Гусейн Сеидзаде
119. Хлеб поровну (1969) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
120. Коляска (1969) Режиссер: Ф.Гаджиев
121. Ритмы Апшерона (1970) Режиссер: Эльдар Гулиев
122. Фото «Фантазия» (1970) Режиссер: Рауф Нагиев
123. Генерал (1970) Режиссер: Рауф Кязымовски
124. Сокровище (1970) Режиссер: Джамиль Фараджев
125. Светильник матери (1970) Режиссер: Тофиг Исмаилов
126. Ищите девушку (1970) Режиссер: Гасан Сеидбейли
127. Севиль (1970) Режиссер: Владимир Горрикер
128. Семеро сыновей моих (1970) Режиссер: Тофиг Тагизаде
129. Тяжелый шкаф (1971) Режиссер: Джамиль Фараджев
130. Последний перевал (1971) Режиссер: Кямиль Рустамбеков
131. Главное интервью (1971) Режиссер: Эльдар Гулиев
132. День прошел (1971) Режиссер: Ариф Бабаев
133. Лейла и ее друзья (1971) Режиссер: Огтай Бабазаде
134. Поёт Муслим Магомаев (1971) Режиссер: Тофиг Исмаилов
135. Звезды не гаснут (1971) Режиссер: Аждар Ибрагимов
136. Старая черешня (1972) Режиссер: Тофиг Исмаилов
137. Жизнь испытывает нас (1972) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
138. Чья ты жизнь (1972) Режиссер: Амиргусейн Меджидов
139. Берег воспоминаний (1972) Режиссер: Ялчин Эфендиев
140. Фламинго — розовая птица (1972) Режиссер: Тофиг Тагизаде
141. Возвращение скрипки (1972) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
142. Счастья вам девушки (1972) Режиссер: Эльдар Гулиев
143. Парни нашей улицы (1973) Режиссер: Тофиг Исмаилов
144. Опасной морской дорогой (1973) Режиссер: Энвер Эблуч
145. На крыльях песни (1973) Режиссер: Кямиль Рустамбеков
146. Твой первый час (1973) Режиссер: Ариф Бабаев
147. Попутный ветер (1973) Режиссер: Эльдар Гулиев
148. Насими (1973) Режиссер: Гасан Сеидбейли
149. Улыбка актрисы (1974) Режиссер: Рауф Кязымовски
150. Тропою чарвадаров (1974) Режиссер: Тофиг Исмаилов
151. Мститель из Гянджабасара (1974) Режиссер: Расим Оджагов
152. Девочка, мальчик и лев (1974) Режиссер: Чингиз Рагимов
153. 1001- ая гастроль (1974) Режиссер: Огтай Миргасымов
154. Страницы жизни (1974, киноальманах) 1.Соперники – Режиссер: Теймур Бекирзаде; 2. Первая Любовь Балададаша – Режиссер: Фикрет Алиев; 3. Урок пения – Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
155. Яблоко как яблоко (1975) Режиссер: Ариф Бабаев
156. Свет погасших костров (1975) Режиссер: Тофиг Тагизаде
157. Четыре воскресения (1975) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
158. Если мы вместе (1975) Режиссер: Владимир Семаков
159. Фирангиз (1975) Режиссер: Абдул Махмудов
160. Ищите нас в горах (1976) Режиссер: Назим Аббасов
161. Под облаками (1976) Режиссер: Ниджат Бекирзаде и Теймур Бекирзаде
162. Дервиш взрывает Париж (1976) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
163. В один прекрасный день (1976, киноальманах) 1. Сюита — Режиссер: Рустам Ибрагимбеков; 2. В один прекрасный день – Режиссер: Юлий Гусман
164. Цена счастья (1976) Режиссер: Гасан Сеидбейли
165. Необыкновенное охота (1976) Режиссер: Абдул Махмудов
166. Мезозойская история (1976) Режиссер: Рашид Атамалыбеков
167. Звук свирели (1976) Режиссер: Расим Оджагов
168. Сердце…сердце… (1976) Режиссер: Эльдар Гулиев
169. Иду на вулкан (1976-1977) Режиссер: Тофиг Исмаилов
170. День рождения (1977) Режиссер: Расим Оджагов
171. Удар в спину (1977) Режиссер: Ариф Бабаев
172. У порога несчастья (1977) Режиссер: Рауф Нагиев
173. Скажи, что любишь меня (1977) Режиссер: Магсуд Ибрагимбеков
174. Гариб в стране джинов (1977) Режиссер: Алисаттар Атакишиев
175. Бухта радости (1977) Режиссер: Эльдар Гулиев
176. Лев ушел из дома (1977) Режиссер: Расим Исмаилов
177. Ветер в лицо (1977) Режиссер: Абдул Махмудов
178. Жена моя, дети мои (1978, киноальманах) 1.Свадьба — Режиссер: Ниджат Фейзуллаев; 2.Удобное место в саду – Режиссер: Джамиль Фараджов; 3.Жена моя, дети мои – Режиссер: Зияфет Аббасов
179. Прилетела сова (1978) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
180. Дачный домик для одной семьи (1978) Режиссер: Юлий Гусман
181. Юбилей Данте (1978) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
182. Мужчина в доме (1978) Режиссер: Тофиг Тагизаде
183. Свекровь (1978) Режиссер: Гусейн Сеидзаде
184. Оазис в огне (1978) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
185. Бабек (1979) Режиссер: Эльдар Гулиев
186. Немного весеннего праздника (1979) Режиссер: Назим Аббасов
187. Простите нас (1979) Режиссер: Ариф Бабаев
188. Зашита диплома (1979) Режиссер: Джахангир Мехтиев
189. Мелодия Дворжака (1979) Режиссер: Назим Аббасов
190. Допрос (1979) Режиссер: Расим Оджагов
191. Чудак (1979) Режиссер: Аждар Ибрагимов
192. Я придумываю песню (1979) Режиссер: Тофиг Исмаилов
193. Не верьте феям (1979) Режиссер: Юрий Варновский
194. Прервaнная серенада (1979) Режиссер: Магсуд Ибрагимбеков
195. Структура момента (1980) Режиссер: Расим Исмаилов
196. Хочу понять Режиссер: Огтай Миргасымов
197. Я еще вернусь (1980) Режиссер: Кямиль Рустамбеков
198. Золотая пропасть (1980) Режиссер: Фикрет Алиев
199. Его бедовая любовь (1980) Режиссер: Зияфет Аббасов
200. Только остров не возмешь с собой (1980) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
201. Вах (1980) Режиссер: Джахангир Мехтиев
202. Дорожное проишествие (1980) Режиссер: Теймур Бекирзаде
203. Дедушка, дедушки нашего дедушки (1981) Режиссер: Тофиг Тагизаде
204. Перед закрытой дверью (1981) Режиссер: Расим Оджагов
205. Послезавтра в полночь (1981) Режиссер: Ариф Бабаев
206. Дополнительный след (1981) Режиссер: Ниджат Бекирзаде
207. Не бойся, я с тобой (1981) Режиссер: Юлий Гусман
208. Поющая земля (1981) Режиссер: Руслан Шахмалыев
209. Аккорды долгой жизни (1981) Режиссер: Анар
210. Так надо (1982) Режиссер: Вагиф Мустафаев
211. Здесь тебя не встретит рай (1982) Режиссер: Тофиг Исмаилов
212. Серебристый фургон (1982) Режиссер: Огтай Миргасымов
213. Деловая поездка (1982) Режиссер: Расим Исмаилов
214. Шкатулка из крепости (1982) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
215. Старики, старики (1982) Режиссер: Эльхан Гасымов, Ефим Абрамов
216. Марш (1982) Режиссер: Джамиль Гулиев
217. Низами (1982) Режиссер: Эльдар Гулиев
218. Песни Полада Бюльбюль оглу (1982) Режиссер: Тофиг Мирзоев
219. Сeмь красавиц (1982) Режиссер: Феликс Слидовкер
220. Тайна корабельных часов (1983) Режиссер: Руфат Шабанов
221. Асиф, Васиф, Агасиф (1983) Режиссер: Расим Исмаилов
222. Льдина в теплом море (1983) Режиссер: Юлий Гусман
223. День рыбы (1983) Режиссер: Джамиль Гулиев
224. Хочу жениться (1983) Режиссер: Джахангир Мехтиев
225. Учитель музыки (1983) Режиссер: Тофиг Исмаилов
226. Последняя ночь уходящего года (1983) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
227. Парк (1983) Режиссер: Расим Оджагов
228. Молодожены (1983) Режиссер: Ниджат Фейзуллаев
229. Вот пришел август (1984) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
230. Легенда серебрянного озера (1984) Режиссер: Эльдар Гулиев
231. Старый причал (1984) Режиссер: Эльхан Гасымов
232. Хаш с музыкой (1984) Режиссер: Вагиф Мустафаев
233. Рыцари черного озера (1984) Режиссер: Энвер Эблуч
234. Сказка старого дуба (1984) Режиссер: Фикрет Алиев, Гусейн Мехтиев
235. Воспоминание о гранатовом дереве (1984) Режиссер: Шамиль Махмудбеков
236. Кровавая нива (1985) Режиссер: Абдул Махмудов, Həsən Turabov
237. Дачный сезон (1985) Режиссер: Тофиг Тагизаде
238. Дождь в праздник (1985) Режиссер: Джамиль Гулиев
239. Украли жениха (1985) Режиссер: Джейхун Мирзоев, Вагиф Мустафаев
240. Джин в микрорайоне (1985) Режиссер: Огтай Миргасымов
241. Я любил вас больше жизни (1985) Режиссер: Расим Исмаилов
242. В условиях неочевидности (1986) Режиссер: Фархад Юсифов
243. Только ты (1986) Режиссер: Энвер Эблуч
244. Водоворот (1986) Режиссер: Эльдар Гулиев
245. Особые обстоятельства (1986) Режиссер: Тофиг Исмаилов
246. Сигнал с моря (1986) Режиссер: Джейхун Мирзоев
247. Окно печали (1986) Режиссер: Анар
248. В семнадцать мальчишеских лет (1986) Режиссер: Руфат Шабанов
249. Городские косари (1986) Режиссер: Абдул Махмудов, Гусейн Мехтиев
250. Руки Афродиты (1987) Режиссер: Давуд Иманов
251. Заводила (1987) Режиссер: Ефим Абрамов
252. Экзамен (1987) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
253. Мужское слово (1987) Режиссер: Джахангир Мехтиев
254. 40 градусов в тени (1987) Режиссер: Лейла Сафарова
255. Другая жизнь (1987) Режиссер: Расим Оджагов
256. Как совладеть женой (1987) Режиссер: Рамиз Азизбейли
257. Боль молочного зуба (1987) Режиссер: Гусейн Мехтиев
258. Сурая (1987) Режиссер: Тофиг Исмаилов
259. Чертик под лобовым стеклом (1987) Режиссер: Огтай Миргасымов
260. Листопад в пору лета (1987) Режиссер: Тофиг Исмаилов
261. Очень скучная история (1988) Режиссер: Джамиль Гулиев
262. Фатима (1988) Режиссер: Дедо Матекосо
263. Мужчина для молодой женщины (1988) Режиссер: Джахангир Мехтиев
264. Влечение (1988) Режиссер: Самир Хабши
265. Мурад-Сад (1988) Режиссер: Олег Сафаралиев
266. Мерзавец (1988) Режиссер: Вагиф Мустафаев
267. Живи золотая рыбка (1988) Режиссер: Ниджат Фейзуллаев
268. Частный визит в немецкую клинику (1988) Режиссер: Расим Исмаилов
269. Один за всех (1989) Режиссер: Мурад Ибрагимбеков
270. Вакантное место (1989) Режиссер: Джахангир Шахмурадов
271. Круг (1989) Режиссер: Зияя Шыхлински
272. Пригласительный билет (1989) Режиссер: Айдын Дадашов
273. Родные берега (1989) Режиссер: Абдул Махмудов
274. Контакт (1989) Режиссер: Джахангир Зейналлы
275. Земляк (1989) Режиссер: Валерий Керимов
276. Нападение (1989) Режиссер: Ровшан Алмурадлы
277. Анекдот (1989) Режиссер: Низами Мусаев, Ефим Абрамов
278. Храм воздуха (1989) Режиссер: Расим Оджагов
279. Ночь без края (1989) Режиссер: Шахмар Алекперов
280. Шерали и Айберчин (1989) Режиссер: Гаджимурад Ибрагимов
281. Диверсия (1989) Режиссер: Эльдар Гулиев
282. Счастливчик (1990) Режиссер: Омур Нагиев
283. Убийство в ночном поезде (1990) Режиссер: Абдул Махмудов
284. Не заходи убьет (1990) Режиссер: Джахангир Мехтиев
285. Зеркало (1990) Режиссер: Мехрибан Алекперзаде
286. День казни (1990) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
287. Свидетельница (1990) Режиссер: Гусейн Мехтиев
288. Япон и японец (1990) Режиссер: Сергей Ратников
289. Подвал (1990) Режиссер: Давуд Иманов
290. Ловушка (1990) Режиссер: Расим Исмаилов
291. Стена (1991) Режиссер: Рамиз Меликов
292. 7 дней после убийства (1991) Режиссер: Расим Оджагов
293. Газелхан (1991) Режиссер: Шахмар Алекперов
294. Месть (1991) Режиссер: Юсиф Ализаде
295. И сгорю в огне очищения (1991) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
296. Вне (1991) Режиссер: Вагиф Мустафаев
297. Окно (1991) Режиссер: Энвер Эблуч
298. Последняя любовь (1991) Режиссер: Джамиль Гулиев
299. Обручальное кольцо (1991) Режиссер: Рамиз Азизбейли
300. Исповедь (1992) Режиссер: Шамиль Алиев
301. Посторонние (1992) Режиссер: Фарид Гумбатов
302. Немой (1992) Режиссер: Бахрам Османов
303. Земля обетованная (1992) Режиссер: Шаин Сина
304. Привет с того света (1992) Режиссер: Тофиг Тагизаде
305. Улыбка (1992) Режиссер: Шихира Керимова
306. Дело №777 (1992) Режиссер: Джейхун Мирзоев
307. Сотворение Адама (1993) Режиссер: Юрий Павлов
308. Вознесение (1993) Режиссер: Джейхун Мирзоев
309. Зов (1993) Режиссер: Орудж Гурбанов
310. Красный поезд (1993) Режиссер: Хафиз Фатуллаев
311. Мой белый город (1993) Режиссер: Мараим Фарзалибеков
312. Тахмина (1993) Режиссер: Расим Оджагов
313. Приговор (1994) Режиссер: Хайям Аслан, Надир Мугбилов
314. Тварь (1994) Режиссер: Тофиг Тагизаде
315. Черная Волга (1994) Режиссер: Эльшан Мамедов
316. О Стамбул, Стамбул (1995) Режиссер: Расим Оджагов
317. Мальчик на белом коне (1995) Режиссер: Энвер Эблуч
318. Надежда (1995) Режиссер: Гюльбениз Азимзаде
319. Летучая мышь (1995) Режиссер: Аяз Салаев
320. Ноша (1995) Режиссер: Ровшан Алмурадлы
321. Разрушенный мост (1996) Режиссер: Рафиг Пуйя
322. Чужое время (1996) Режиссер: Гусейн Мехтиев
323. Беззаконие (1996) Режиссер: Хайям Аслан
324. Все к лучшему (1997) Режиссер: Вагиф Мустафаев
325. Под кличкой ИКА (1997) Режиссер: Теймур Бекирзаде
326. Семья (1998) Режиссер: Рустам Ибрагимбеков, Рамиз Гасаноглу
327. Комната в отеле (1998) Режиссер: Расим Оджагов
328. Невеста в желтом (1998) Режиссер: Явер Рзаев
329. Ужас (1998) Режиссер: Руфат Асадов
330. Этот прекрасный мир (1999) Режиссер: Эльдар Гулиев
331. Случайная встреча (1999) Режиссер: Шамиль Алиев
332. Обыкновенное истории (2000) Режиссер: Мурад Ибрагимбеков
333. Заказчик (2000) Режиссер: Эльнур Мехтиев
334. Сон (2001) Режиссер: Фикрет Алиев
335. Расстрел отменяется (2002) Режиссер: Алекпер Мурадов
336. Гаджи Гара (2002) Режиссер: Джахангир Мехтиев
337. В обнимку с огнем (2002) Режиссер: Мирбала Салимов
338. Колдун (2002) Режиссер: Огтай Миргасымов
339. Мелодия пространства (2004) Режиссер: Гусейн Мехтиев
340. Там где сливаются реки (2004) Режиссер: Ниджат Фейзуллаев
341. Возвращение в будущее (2004) Режиссер: Руфат Асадов
342. Заложник (2005) Режиссер: Эльдар Гулиев
343. Немая Чинара (2005) Режиссер: Васиф Мамедзаде
344. Ложь (2005) Режиссер: Рамиз Азизбейли
345. Обречённые (2006) Режиссер: Мехрибан Алекперзаде
346. Мы вернёмся (2007) Режиссер: Эльхан Гасымов

АЗЕРБАЙДЖАНСКОЕ КИНО В 1935-1938 ГОДАХ. ПЕРИОД ЗВУКОВОГО КИНО

Производство озвученных кинопроизведений в Азербайджане началось в 1935-ом году с художественного фильма «У голубого моря» (режиссер Б.В.Барнет) производства «Азерфильм» совместно с Московской киностудией «Межрайпромфильм». В главных ролях были сняты выдающиеся советские киноактеры Л.Н.Свердлин, Н.А.Крючков, В.А.Кучмина и др. В 1936-1941 гг. на экраны вышли более 10 звуковых фильмов.

В годы Второй Мировой войны были сняты киноновеллы «Сын Отечества» и «Бахтияр» (1941, 1942, режиссер А.Гулиев), посвященные воинам-героям Кямалу Гасымову и Бахтияру Керимову, фильмы — «Сабухи», посвященный жизни и творчеству М.Ф.Ахундова (1942, режиссеры А.И.Бек-Назаров, Р.Тахмасиб), «Семья единая», состоящая из трех киноновелл, связанных единой сюжетной линией (1943, режиссеры Г.В.Александров, Р.Тахмасиб, М.Микаилов), а также «Подводная лодка Т-9», посвященная героизму моряков, проявленному в годы войны (1943, режиссер А.Иванов).

В 1945-ом году была заново экранизирована музыкальная комедия У.Гаджибекова «Аршин мал алан». Режиссерам Р.Тахмасибу и Н.Лещенко удалось создать яркую реалистическую кинокомедию с сохранением национального колорита и народного юмора. Этот фильм был успешно продемонстрирован на территории бывшего СССР, а также во многих странах мира. В 1946-ом году режиссеры Р.Тахмасиб и Н.Лещенко, композитор У.Гаджибеков, актеры Р.Бейбутов, Л.Бедирбейли, А.Гусейнзаде, М.Калантарли и Л.Абдуллаев были удостоены Государственной премии СССР за фильм «Аршин мал алан».

В конце 40-х-начале 50-х годов основная деятельность «Бакинской киностудии» была направлена на снятие художественно-документальных и публицистических фильмов. В этот период было снято только два художественных фильма — «Фатали хан» (1947, режиссер В.И.Дзиган, фильм был выпущен на экраны лишь в 1959-ом году) и «Огни Баку» (1950, режиссеры И.В.Хейфиц, А.Г.Зархи и Р.Тахмасиб.

С середины 50-х годов начался новый этап в развитии азербайджанского кино. К этому времени были подготовлены национальные кадры сценаристов, режиссеров, операторов и художников, большинство из которых получили образование во Всесоюзном Государственном Институте Кинематографии (И.Касумов, Э.Мамедханлы, И.Тагизаде, Л.Сафаров, Г.Сеидбейли, А.Ибрагимов, Н.Исмаилов, Г.Сеидзаде, Ш.Махмудбеков, А.Атакишиев, Х.Бабаев, А.Нариманбеков, Т.Ахундов, Р.Оджагов, К.Наджафзаде, Дж.Азимов, Э.Рзагулиев, Н. Зейналов и др.).

Возрастание числа художественных фильмов, снятых в эти годы, привел к расширению их тематики. На экране нашли свое отражение труд и жизнь рабочих и колхозников, представителей различных профессий («Под знойным солнцем» (1957, режиссер Л.Сафаров), «Черные камни» (1958, режиссер А.Гулиев), «Ползущие тени» (1958, режиссеры И.Эфендиев и Ш.Шейхов), «Ее большое сердце» (1959, режиссер А.Ибрагимов), «Настоящий друг» (1959, режиссер Т. Тагизаде), «Можно ли его простить?» (1960, режиссер Р.Тахмасиб), «Наша улица» (1961, режиссер А.Атакишиев), «Великая опора» (1962, режиссер Г.Исмаилов), «Телефонистка», «Есть такой остров» (1962, 1963, режиссер Г.Сеидбейли), «Мачеха» (1959, режиссер Г. Исмаилов).

В «Бакинской киностудии» были созданы фильмы на разные темы. Фильм «Два парня из одного квартала» (режиссеры А.Ибрагимов и И.В.Гурин, операторы М.М.Пилихина и Р.Оджагов, композитор Г.Гараев), снятый в 1957-ом году, рассказывает о борьбе народа за свободу и демократию в одной из стран Востока.

А художественный фильм «На дальних берегах» (1958, режиссер Т.Тагизаде), посвященный отважному партизану Мехти Гусейнзаде, относится к числу достижений не только азербайджанского, но и всего советского кино. Благодаря динамическим, напряженным событиям, точно переданным характерам, высокому уровню операторской и режиссерской работы, эта картина завоевала огромную славу. Начиная с 60-х годов прошлого века, в Азербайджане получили широкий размах съемки цветных фильмов. Первым образцом широкоэкранного азербайджанского цветного кино является художественный фильм «Короглу» (1960, режиссер Г.Сеидзаде). Авторы кинофильма «Утро» (1961, режиссер А.Гулиев) рассказывают о событиях в Баку, происшедших в годы революции 1905-1907 гг. Фильм «Так создается песня» (1959, режиссеры Р.Тахмасиб и М.Микаилов) посвящен народному поэту Дагестана Сулейману Стальскому. Основу сюжета фильма «История любви» (1961, режиссер Л.Сафаров), снятого на тему вечной любви, составляют мотивы дастана «Лейли и Меджнун».

Начиная с фильма «Аршин мал алан» в азербайджанском кино усилилось стремление к комедийному жанру. Эта традиция была продолжена в фильмах «Встреча» (1955, режиссер Т.Тагизаде), «Любимая песня» («Бахтияр», 1955, режиссер Л.Сафаров, в главной роли — Р.Бейбутов), «Не та, так эта» (1965, режиссер Г.Сеидзаде), «Ромео мой сосед» (1963, режиссер Ш.Махмудбеков), «Где Ахмед?» (1964, режиссер А.Искендеров), «Улдуз» (1964, режиссер А.Гулиев), «Аршин мал алан» (1965, режиссер Т.Тагизаде), «Свекровь» (1978, режиссер Г.Сеидзаде) и др.

60-70-ые годы XX столетия были примечательны приходом в кинематографию большой группы молодежи (сценаристы братья Р. и М.Ибрагимбековы, Анар, А.Ахундова, И.Гусейнов, В.Самедоглу, Р.Фаталиев, режиссеры А.Бабаев, Э.Гулиев, Г.Миргасымов, И.Эфендиев, Т.Исмаилов, Г.Азимзаде, Г.Бабаев, операторы З.Магеррамов, Р.Исмаилов, Р.Гамбаров, В.Керимов, художники Ф.Багиров, Р.Исмаилов, актеры Г.Мамедов, Ш.Алекперов, Г.Турабов, Р.Балаев, Ш.Мамедова и др.). Их сотрудничество с деятелями кино, принадлежащими среднему и старшему поколениям, привело к повышению профессионального уровня азербайджанского кино, появлению фильмов, отличающихся национальным колоритом и идейной глубиной. Например, в центре фильма «В этом южном городе» (1969, режиссер Э.Гулиев) стоит процесс борьбы нового и старого, вопросы спасения человечества от отживших себя обычаев. В фильмах, снятых за этот период, основное место занимают морально-этические проблемы, разные взгляды на современную жизнь, анализ характеров людей, формирование молодого поколения и другие темы. В их числе можно назвать фильмы «Последняя ночь детства», «День прошел» (1969, 1971, режиссер А.Бабаев), «Главное интервью», «Спасибо вам, девушки» (1971, 1973, режиссер Э.Гулиев), «Жизнь испытывает нас» (1971, режиссер Ш.Махмудбеков), «Заботы о счастье» (1976, режиссер Г.Сеидбейли) и др. В конце 70-х-начале 80-х годов в азербайджанском кино возросло внимание к морально-этическим проблемам. В фильмах сценариста Р.Ибрагимбекова и режиссера Р.Оджагова «Допрос» (1979; главный приз 14-го Всесоюзного Кинофестиваля, Душанбе, 1980; Государственная премия СССР, 1981), «Закрытые двери» (1981), «Парк» (1983), «Чужая жизнь» (1987), «Прости, если умру» (1988) особо сильно ощущается стремление к темам о сложных психологических ситуациях, наблюдениям о настоящем человеческом достоинстве, категорическом протесте против эгоизма, жесткости и жестокости. Эти же темы были по-новому раскрыты в фильмах «Скажи, что любишь меня» (1977, режиссер М.Ибрагимбеков), «Простите нас» (1979, режиссер А.Бабаев), «Серебристый фургон» (1982), «Черт перед глазами» (1987, режиссер Г.Миргасымов, премия XXI Всесоюзного кинофестиваля, Баку, 1988), «Структура момента», «Деловая поездка» (1982, режиссер Р.Исмаилов), «Дедушка дедушки моего дедушки», «Дачный сезон» (1985, режиссер Т.Тагизаде), «Кусок льда в теплом море» (1983, режиссер Ю.С.Гусман), «Легенда серебряного озера», «Водоворот», «Диверсия» (1984, 1986, 1989, режиссер Э.Гулиев). В фильме «Негодяй» (1988, режиссер В.Мустафаев) процесс деформации человеческого характера описан с помощью современных средств художественного выражения, сатирическими красками. Эта картина была встречена с большим интересом как в нашей стране, так и за ее пределами.

В 60-80-е годы был снят ряд интересных оригинальных фильмов на историко-революционные темы. С этой точки зрения особое внимание заслуживает фильм «Звезды не гаснут» (1971, режиссер А. Ибрагимов) снятый совместно с киностудией «Мосфильм», рассказывающий о деятельности Н.Нариманова. Снятый по мотивам «Комсомольской поэмы» С.Вургуна фильм «Семеро сыновей моих» (1970, режиссер Т.Тагизаде; премия Ленинского Комсомола Азербайджана, 1970) посвящен комсомольцам 20-х годов. Высокая идейность, сочетание мотивов патриотизма и выразительных средств кинематографии, прекрасная актерская игра — все это относятся к важным достоинствам этой картины. Фильм «Попутный ветер» (1973, режиссер Э.Гулиев) является первым в истории азербайджанского кино произведением, созданным совместно с зарубежной (чехословацкой) студией, а в фильмах «Последний перевал» (1971, режиссер К.Рустамбеков), «Мститель из Гянджибасара» («Гатыр Мамед», 1974, режиссер Р.Оджагов) рассказывается о классовой борьбе в азербайджанском селе в первые годы Советской Власти. Фильмы «Бухта радости» (1977, режиссер А.Бабаев; Государственная премия Азербайджанской ССР, 1978), «Послезавтра в полночь» (1981, режиссер А.Бабаев, Государственная премия Азербайджанской ССР, 1986), «По коням» (1983, режиссер Г.Турабов, Государственная премия Азербайджанской ССР, 1986), «Ждите сигнал с моря» (1986, режиссер Дж.Мирзоев) также посвящены историческим темам.

В фильме «Насими» (1973, режиссер Г.Сеидбейли, премия 7-го Всесоюзного Кинофестиваля за лучший исторический фильм, 1975) нашли свое отражение жизнь поэта, выступавшего против несправедливостей феодального мира, социальные и нравственные проблемы того времени. Фильм «Деде Горгуд» (1975, режиссер Т.Тагизаде) отличается своей поэтичностью. Картина «Бабек» (1979, режиссер Э.Гулиев) посвящена борьбе азербайджанского народа под руководством азербайджанского полководца Бабека против Халифата в IX веке. В фильме «Низами» (1982, режиссер Э.Гулиев) воспроизведен образ поэта Низами Гянджеви, а в картине «Окно печали» (1986, режиссер Анар) — образ писателя Дж.Мамедгулузаде.

Среди художественных телефильмов производства Азербайджанского телевидения особо отличается фильм «День рождения» (1977, режиссер Р.Оджагов, первая премия 8-го Всесоюзного Фестиваля телевизионных фильмов, Баку, 1979; Государственная премия Азербайджанской ССР, 1980). Художественные фильмы «Юбилей Данте», «Только остров не возьмешь с собой», «Последняя ночь ушедшего года» (1978, 1980, 1983, режиссер Г.Азимзаде), «Я хочу узнать» (1980, режиссер Г.Миргасымов) и др. также являются продукцией азербайджанского телевидения. Телевизионный фильм «Узеир Гаджибеков. Аккорды долгой жизни» (1981, режиссер Анар) создан на основе обширных архивных материалов.

В некоторых фильмах нашла свое отражение тема Второй Мировой войны: «Наш Джабиш-муаллим» (1970, режиссер Г.Сеидбейли), «В Баку дуют ветры» (1974, режиссер М.Дадашов), «Звук свирели» (1975, режиссер Р.Оджагов). В фильме «Хлеб поровну» (1969, режиссер Ш.Махмудбеков, Государственная премия Азербайджанской ССР, 1969) с особой теплотой описывается жизнь Баку в последние годы войны. Фильм режиссера Р.Исмаилова «Я любил вас больше своей жизни» (1985) посвящен Герою Советского Союза Ази Асланову.

В азербайджанском кино важное значение придается также производству фильмов для детей: («Тайна одной крепости», «Волшебный халат», «Гариб в стране джиннов» (1959, 1964, 1987, режиссер А.Атакишиев), «Лев ушел из дома» (1978, режиссер Р.Исмаилов), «Я сочиняю песню», «Хождение по мукам», «Учитель музыки» (1979, 1982, 1983, режиссер Т.Исмаилов), «Тайна корабельных часов» (1982, режиссер Р. Шабанов), «Шкатулка Исмаилбека» (1983, режиссер Г.Азимзаде) и др.). В 1989-ом году был создан первый азербайджанский фантастический художественный фильм («Контакт», режиссер Ч.Зейналов).

С появлением звукового кино расширились возможности и документального кино. В односерийном документальном хроникальном киноальманахе «Прославленный Азербайджан» (1935, режиссеры и авторы сценария Б.В.Пумянский, В.Еремеев) впервые дикторский текст был передан синхронно с выступлениями героев очерка. С 1939-го года киножурнал «Азербайджанский экран» стал выходить под названием «Орденоносный Азербайджан» (36 номеров в год). Среди образцов немого кино 30-х годов заслуживают внимание полнометражные фильмы «Путь к Востоку» (1934, режиссер А.А.Маковский), «Азербайджанское искусство». В 1940-ом году режиссеры М.Микаилов и В.Еремеев создали документальный фильм «Двадцатая весна» по случаю 20-летия установления Советской Власти в Азербайджане.

В годы II Мировой войны группа режиссеров-кинодокументалистов Азербайджана (А.Гасанов и др.) и операторов (М.Мустафаев, М.Дадашов, С.Бадалов, В.Е.Еремеев, Ч.Мамедов и др.) отправились на линию фронта, где сняли на ленту героизм наших воинов.

Эти материалы отправлялись в различные фронты для демонстрации бойцам в качестве специальных выпусков. В этот же период были созданы киножурналы и киноочерки, отражающие героический труд азербайджанского народа в тылу: «За Родину» (1943, режиссер А.Гасанов), «Забота» (1943, режиссер А.Гулиев), «Ответное письмо» (1944, режиссер И.Эфендиев), «Братская помощь» (1944, режиссер А.Дадашов) и др. В 1944-ом году «Бакинская киностудия» совместно с Московской студией документальных фильмов сняла полнометражный документальный фильм «Каспийцы» (режиссеры Г.В.Александров и Н.И.Большаков), рассказывающий о героизме каспийских моряков. В 1945-ом году по случаю 25-летия установления Советской Власти в Азербайджане режиссер Г.Сеидзаде создал полнометражный документальный фильм «Страна вечных огней».

В послевоенные годы наряду с «Советским Азербайджаном» (новое имя киножурнала «Орденоносный Азербайджан»; 36 номеров в год) был начат выпуск киножурнала «Молодое поколение» (4 номера в год). В 1945-1950 гг. к деятельности в сфере документального кино приступили сценаристы И.Касумов, А.Гулубеков, режиссеры З.Кязимова, Л.Сафаров, операторы А.Нариманбеков, Т.Ахундов, Х.Бабаев, композиторы Г.Гараев, Т.Гулиев и др. Особое внимание привлекал полнометражный фильм «По ту сторону Аракса» (1947, режиссеры И.Эфендиев, Э.И.Шуб), рассказывающий о борьбе народа Южного Азербайджана за свободу в 1945-1946 гг. В 1950-ом году по случаю 30-летия установления Советской Власти в Азербайджане был создан цветной полнометражный документальный фильм «Советский Азербайджан» (режиссеры М.Дадашов, Ф.Киселев). В 1951-ом году этот фильм был удостоен специальной награды Каннского (Франция) Международного кинофестиваля. В последующие годы главное место в творчестве азербайджанских мастеров художественного кино занимали темы современности, быта и трудовых достижений народа: «На заливе имени С.М.Кирова» (премия Венецианского Международного кинофестиваля, 1955), «Кто ищет, тот находит» (1955, 1969, режиссер С.Мамедов), «По пути счастья», «Наш Азербайджан» (1957, 1959, режиссер М.Дадашов). Фильмы «Баку и бакинцы» (1957, режиссер Л.Сафаров), «Весна азербайджанской культуры» (1960, режиссеры Ч.Мамедов, Х.Бабаев), «М.Ф. Ахундов» (1962, режиссер Н.Бадалов) и т.д. Фильмы «Баллада о нефтяниках Каспия» (1953) и «Покорители моря» (1959), считающиеся выдающимися образцами советского киноискусства, были сняты в «Бакинской киностудии» всемирно известным режиссером Р.Л.Карменом. В этих фильмах отражены героический труд и жизнь морских нефтяников. За эти фильмы режиссер Р.Л.Кармен, а также операторы Ч.Мамедов и С.Я.Мединский были удостоены Ленинской премии (1960).

В 1960-1970-ые годы в документальном кино появились новые силы в лице Г.Миргасымова, Я.Эфендиева, Р.Шахмалиева, Т.Бекирзаде, Н.Бекирзаде. В фильмах Г.Миргасымова «Море» (1965), «Гобустан» (1966), «Голос правды», «Композитор Гара Гараев» (1967) ощущаются определенные изменения в стиле документального кино, происшедшие во второй половине 60-х годов (отсутствие дикторского текста, поэтический настрой, четкий монтаж).

За эти фильмы Г.Миргасымов был удостоен премии Ленинского Комсомола Азербайджана (1967). Премия Ленинского Комсомола Азербайджана была вручена также режиссеру фильма «Как хорошо, что был на свете Самед Вургун» (1967) Я.Эфендиеву, автору сценария И.Шыхлы, оператору З.Мамедову, а также Ч.Зейналову — режиссеру фильма «Как неувядающая весна» (1979), посвященного памяти Дж.Джаббарлы. В 70-80-е годы были созданы замечательные образцы научно-популярных фильмов: «Память узоров» (1973, режиссер И.Эфендиев), «Золотая рыба» (1975), режиссер Ч.Фараджев), «Где ты, мой берег зеленый» (1983, режиссер В.Микаилов), «Тайна Эскулапской пиалы» (1984, режиссер Т.Бекирзаде), «Возрождение» (1984, режиссер Ч.Фараджев), «Долг перед землей» (1986, режиссер Т.Муталлимов) и др. Шел поиск новых путей для выбора и разработки актуальных тем в азербайджанском документальном кино, испытывались дополнительные возможности методов съемок, монтажа и озвучивания. С этой точки зрения заслуживают внимания фильмы Т.Бекирзаде «Диссонанс» (1977), «Абшеронские крепости» (1989), картины З.Магеррамова «Вместе с весной» (1978), «Кочевье» (1983), работы Ч. Зейналова «Отверженные» (1985), «Ожидание» (1986), «Жизнь, ушедшая в бессмертие» (1987), а также фильмы «Мертвая зона» Р.Нагиева (1988) и «Весна после зимы» В.Микаилова (1989).

С 1970-го года в киностудии «Азербайджанфильм» началось производство сатирического киножурнала «Мозалан». В выпусках этого киножурнала подвергаются к критике антиподы общества, недостатки и упущения, встречающиеся в повседневной жизни и хозяйственной деятельности.

В эти годы в киностудии «Азербайджанфильм» ежегодно снимались порядка 7 художественных и 20-ти документальных и научно-популярных фильмов. 7-ая и 21-ая Всесоюзные Кинофестивали (1974, 1988), а также 40-ой Международный Фестиваль кинолюбителей (УНИКА-78) были проведены в Баку.

АЗЕРБАЙДЖАНСКОЕ КИНО В ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

Со дня своего появления формирующий мировоззрение людей, продолжающий историю и национальные традиции каждого народа, влияющий на все сферы жизни киноискусство является величайшим изобретением человечества. Кино — единственный вид искусства, объединяющий несколько направлений культуры. Преимуществами кино также является его наглядность, способность убеждать и влиять.

Со дня своего создания Азербайджанское кино играет своеобразную роль в просвещении нашего народа, формировании эстетического вкуса, усилении национального чувства. Общенациональный лидер Гейдар Алиев, высоко оценивавший киноискусство, говорил: «Многие поколения азербайджанского народа воспитаны на кино, формировались, развивались, примкнули к культуре под влиянием кино…Услуги азербайджанского кино в развитии нашего народа неоценимы».

Распоряжением Гейдара Алиева от 18 декабря 2000 года 2 августа объявлено «Днем азербайджанского кино». В первый период руководства общенационального лидера Гейдара Алиева уделялось внимание и забота  также и развитию национального кино. Особое внимание в годы независимости киноискусству тоже связано с именем Великого лидера.

Указом нашего Общенационального лидера от 19 августа 1998 года в Азербайджане был принят Закон «О кинематографии». Помимо того, многие азербайджанские фильмы были удостоены высоких государственных наград, актеры, режиссеры и сценаристы получили награды на международных кинофестивалях. Кинорежиссер Вагиф Mустафаев снял 12 фильмов о жизни и деятельности великого лидера Гейдара Алиева. Фильмы «Генерал», «Первый», «Moсква. Kремль», «Лидер», «Судьба», «Про настоящую любовь», «История одной зависти», «Профессионал», «Патриот», «Особое назначение» и  «Государство» — одни из самых больших успехов нашего документального кино. Договор, заключенный в Баку с известными нефтяными компаниями мира нашел свое отражение в фильме Вагифа Мустафаева «Контракт века». 

Среди современных режиссеров, продолжающих традиции азербайджанского киноискусства с тематической точки зрения заслуживают особое внимание фильмы Гусейна Мехтиева, Джаваншира Мехтиева, Явера Рзаева, Ниджата Фейзуллаева, Аяза Салаева, Эльдара Гулиева, Расима Оджагова, Октая Миргасымова. Фильмы, снятые режиссером Гюльбениз Азимзаде также удостоены наград в многочисленных кинофестивалях.

Политику Общенационального лидера Гейдара Алиева в области развития кино успешно продолжает Президент Ильхам Алиев. Глава государства подписал распоряжения от 23 февраля 2007 года «О развитии Азербайджанского кино» и от 4 августа 2008 года «Об утверждении Государственной программы развития азербайджанского кино на 2008-2018 годы» являются документами исторического значения. Государственная программа предусматривает увеличение производства кинофильмов, оснащение их современным кинооборудованием и техникой, расширение совместного кинопроизводства с зарубежными странами, реконструкцию кинотеатров. Таким образом, в нашей стране укреплена материально-техническая база киностудий, снимаются новые фильмы, наше киноискусство вступило в современный этап развития.

За последние годы азербайджанские фильмы приняли участие в более чем 50 международных кинофестивалях за рубежом. На Международном Каннском кинофестивале наряду с павильонами многих стран, впервые был представлен и павильон Азербайджана. Азербайджанское кино было представлено на фестивале художественными фильмами «Актриса» и «Поле», снятыми по заказу государства. Короткометражные фильмы наших молодых кинематографистов также демонстрировались на международных фестивалях в Дании, США, России, Украине, Индии, Германии, Турции и других странах.

Одна из главных тем нашего национального кино сегодня — это карабахский конфликт. Изгнание азербайджанцев из своих земель и зверства, учиненные армянами на территории Азербайджана, являются основными сюжетными линиями фильмов. К ним относятся такие фильмы, как «Стон», «Всадник на белом коне», «Надежда», «Взлетная полоса», «Мы вернемся», «Ходжа» и «Град», снятые в годы независимости.

По-прежнему существует большой интерес к азербайджанскому киноискусству и фильмам. Потому что каждый созданный фильм, каждый написанный сценарий, продолжающие историю и культуру нашего народа, передают их будущим поколениям. 

КРАТКАЯ ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ МУЛЬТИПЛИКАЦИОННЫХ ФИЛЬМОВ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ

Создание мультипликационных фильмов в Азербайджане приходится на начало 30-ых годов ХХ века. Еще в 1933 году сотрудники студии «Азербайджанфильм» начали осуществлять подготовительные работы для производства этого вида кино, закупили в Москве необходимое оборудование.

В том же году во время съемок документальных фильмов «Лекбатан» и «Нефт симфониясы» («Нефтяная симфония») (реж. Б.Пумянский) ими была использована техническая анимация. А в фильме «Джат» (худ. Басов) были полностью использованы анимационные приемы. Фильм демонстрировался на всесоюзных экранах до 1938 года. Именно после демонстрации этого фильма в киностудии группа инициаторов впервые решила снять мультипликационный фильм. Тема для фильма была взята из азербайджанских народных сказок.

Сценарий написал А.Попов. Постановку сценарию под названием «Аббасын бедбехтлийи» («Несчастье Аббаса») дал молодой режиссер Э.Дикарев. Художниками фильма были Г.Халыгов, Дж.Зейналов, М.Магомаев и А.Мирзоев. Оператором фильма был Г.Егиязаров.

Помимо этого, незадолго до начала Великой Отечественной войны в студии шла подготовка к съемкам второго мультфильма. Название фильма было «Синдбад — дениз сеййахыдыр» («Синдбад — морской путешественник»). Этот фильм должен был быть звуковым фильмом. Но, к сожаленью, в связи с началом войны работа осталась незавершенной.

В конце 60-ых годов в киностудии были созданы условия для съемок мультфильмов. Для этого была создана группа из 20 художников. Для изучения основ профессии мультипликатора в студии были открыты специальные курсы.

После восстановления в 1968 году деятельности цеха мультфильмов в киностудии «Азербайджанфильм» имени Дж.Джаббарлы директор А.Искендеров особое внимание уделял сдаче цеха в эксплуатацию и подготовке кадров по мультфильмам, а также процессу производства мультфильмов.

Наконец, 28 февраля 1969 года завершились съемки мультфильма «Джыртдан» («Карлик») по мотивам одноименной народной сказки. «Джыртдан» стал первым фильмом, снятым после восстановления цеха мультфильмов в киностудии. Фильм появился на экранах в 1969 году и долгое время не сходил с экранов кинотеатров. Таким образом, с производством «Джыртдан»а в истории мультфильмов в Азербайджане начался второй этап.

В 70-е годы в отделе анимации киностудии было снято более 20 мультфильмов. В 1971 году по одноименному произведению А.Шайга был снят анимационный фильм «Лисица в паломничестве» (режиссеры Н. Мамадов, Б. Алиев). Этот мультфильм — одна из самых интересных работ как по стилю, так и по мастерству исполнения. Кукольный фильм «Шакал оглы шакал» (1972, режиссер М. Рафиев) — первый и единственный широкоэкранный азербайджанский мультфильм.

В 80-е годы на студии было выпущено 38 мультфильмов.

По художественному качеству азербайджанские карикатуры не находились на таком же уровне. На то было несколько причин: первая была связана с подготовкой и профессионализмом персонала, а вторая — с отсутствием технического оборудования, особенно красок.

Общественно-политические процессы в стране в конце 80-х, их влияние на все сферы, в том числе творческие организации, поиск путей перехода на новый стиль работы «Азербайджанфильм» дали толчок самостоятельной деятельности союза и его ведомств.

В апреле 1990 года азербайджанские мультипликаторы впервые в Советском Союзе перешли на арендную форму экономики. Название анимационной мастерской также было изменено на Творчески-производственное объединение «Азанфильм» («Азанфильм» — азербайджанские анимационные фильмы).

В 90-е годы под брендом «Азанфильм» было снято 19 мультфильмов. В 1993 году в Баку прошел второй фестиваль-конкурс азербайджанских фильмов, где режиссер В. Талибов был награжден призом и дипломом за лучший анимационный фильм.

В 2018 году впервые в Азербайджане был снят местный мультфильм «Джыртдан и волшебный халат» анимационной компании «Три друга» в 3D для развития у детей интеллекта и владения родным, а не иностранным языком. В анимации использовалось восемь персонажей. Чтобы характеризовать уважение к ценностям Платье девушки, объявившей о приходе циклопа, было выбрано в национальном стиле.

РАЗВИТИЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА В ДРЕВНИЕ ВРЕМЕНА И В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ

Самые древние образцы материальной культуры, обнаруженные на территории Азербайджана, относятся к 8-му тысячелетию до н.э. Для населенных пунктов расположенных в Азербайджане характерными были древние мегалитические памятники, менгиры, дольмены, пещеры, оборонительные сооружения, курганы, металлические орудия, гончарное дело и ювелирное искусство. На монументальных наскальных рисунках нашли свое отражение культура и эстетическое представление нашего народа. Азыхская пещера (длина 215-220 метров) недалеко от города Физули свидетельствует о том, что Азербайджан был одним из древнейших в мире поселений человека.

Среди древнейших образцов изобразительного искусства имеет исключительно важное значение наскальные рисунки Гобустана, относящиеся к VII-V до н.э., рисунки в горах Айычынгыллы и Перичынгыл вокруг озера Залха на территории нынешнего Кялбяджарского района относящиеся к началу бронзового периода (3-е тысячелетие до н.э.), наскальные изображения в горах Гемигая, расположенных севернее от города Ордубада. На рисунках, изображенных на скалах Гобустана «Беюкдаш», «Кичикдаш», «Джингирдаг», «Шенгардаг» и другие, вызывают особый интерес изображения связанные с образом жизни, быта и труда проживавшего там древнего человека. Здесь в динамической форме представлены различные сцены и сюжеты, связанные с охотой, животноводством, земледелием и другими отраслями быта, а также изображения людей и животных. Гобустанские наскальные рисунки — пиктограммы охватывают многовековой, длительный исторический период, начиная с первобытнообщинного строя и до эпохи феодализма.

Важное место среди древних образцов изобразительного искусства занимают декоративные узоры, рисунки, выпуклости (рельефные изображения), и скульптуры, украшающие изделия гончарного дела каменные и металлические изделия. Шаровидный сосуд (село Шахтахты Нахчыванской АР), фигурка двуглавого оленя (село Доланлар Ходжавендского района), бронзовая посуда, на которой изображены пять фантастических животных (Гедабек), золотое ожерелье в виде полумесяца (Зивие), золотая пиала (курган Гасанлы недалеко от озера Урмия), керамические посуды, найденные в Мильской и Карабахской степях, особо отличаются своей нежностью и художественным совершенством (VII-VII века до н.э.). Образцы изделий из художественного стекла разного типа и формы, найденные Мингячевире и в Шамахе — декоративные посуды, пиалы, женские украшения свидетельствуют о том что в Азербайджане существовало также производство стекла.

Образцы гравюры и скульптуры были весьма широко распространены в искусстве Албанского (Кавказского) периода. На поверхности каменной капители Мингячевирского храма (V-VI веках) обнаружено выпуклое изображение двух павлинов, стоящих лицом к лицу слева и справа от священного дерева вечной жизни, являются одним из наиболее совершенных образцов скульптуры Албанского (Кавказского) периода.

Пластические формы также часто встречаются в оформлении художественных металлических изделий (торевтика). На серебряных пиалах, бронзовых сосудах для воды, найденных в Мингячевире, Торпаггале и в других местах археологических раскопок даны изображения оленей, львов, павлинов и овальные изображения. В образцах овальной и выпуклой структуры, относящихся к этому времени (изготовленных из бронзы и камня) чаще встречаются изображения людей и животных сцены, связанные с бытом, охотой и религиозными церемониями. Начиная с VII столетия, в связи с распространением Исламской религии в древних исторических городах Азербайджана — Габале, в Нахчыване, в Шемахе, в Баку, в Барде, в Гяндже, в Бейлагане, в Тебризе, в Мараге и Ардебиле стали возводить архитектурные комплексы, дворцы, замки, мечети и мавзолеи. В декоративном оформлении этих зданий широко использованы элементы каллиграфии — эпитафии, орнаменты, кафель и барельефы. На зданиях, принадлежащих Ширван-Абшеронской школе архитектуры главное место занимает образцы искусства резьбы на камне, геометрические и растительные узоры, а на декоративных украшениях зданий, представляющих Нахчыванскую школу архитектуры — орнаментальные мотивы, состоящие из окрещенного кирпича и кафель.

Среди наиболее известных образцов скульптурного искусства решающую роль в декоративном оформлении зданий сыграли надписи и выпуклые изображения на архитектурном памятнике Ширваншахов под именем «Баильский замок» или «Сабаиль», построенный в XII веке в Бакинском порту. На Баиловских камнях наряду с надписями привлекает внимание изображение людей и животных (тигр, верблюд, лошадь, бык, птица), сделанные в стиле глубокой резьбы. Баиловские камни, несущие характер фриза, в свое время составляли декоративный элемент величественного архитектурного памятника, расположенного на суше.

В средние века Азербайджанское изобразительное искусство составляло органическое единство с декоративно-прикладным искусством. Об этом свидетельствует тот факт что на образцах керамических изделий найденных в Гяндже, в Бейлагане и других городах, наряду с растительными и геометрическими орнаментами. Изображен также рыцарь, стреляющий из лука в птицу или зверя с острыми когтями. В это время культура Азербайджанского Ренессанса была тесно связана с творчеством Низами Гянджеви который в своих поэмах создал образы зодчих, скульпторов, граверов и художников (Фархад, Шапур, Симнар).

РАЗВИТИЕ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА В XIX — ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА
 

В средние века изобразительное искусство Азербайджана находилось в органической связи не только с декоративным прикладным искусством, но и с архитектурой. Дошедшие до наших дней монументальные настенные рисунки в Шеки, Шуше, Губе, Ордубаде, Лагиче и других населенных пунктах были тесно связаны с традициями народного творчества. Особенно прославились настенные изображения во Дворце Шекинских ханов. Эти рисунки, созданные в XVIII-XIX веках такими мастерами, как Аббасгулу, Уста Ганбар Гарабаги, Али Гулу, Гурбан Али, Шукюр и другими, отличаются тематическим богатством и разнообразием. Рисунки, выполненные яркими и пестрыми красками, стилизованные узоры, изображения людей и животных, многофигурные композиции — сцены войны и охоты сменяют друг друга во внутренних залах и комнатах дворца. В произведениях русских художников Г.Г.Гагарина и В.В.Верещагина, побывавших в Азербайджане в XIX веке, можно видеть изображения архитектурных памятников Баку, Шуши, Иревана и других городов. Богатейшие традиции азербайджанской монументальной живописи были продолжены в изображениях Дворца Сардара в Иреване (дворец был разрушен в середине XX века, были уничтожены в числе прочих 4 портрета крупного размера, сделанных на стенах дворца Мирзой Гадимом Иревани), ряда домов в Шуше. Становление станковой живописи в Азербайджане связано с именем Мирзы Гадима Иревани, который наиболее плодотворно работал в портретном жанре, создав такие зрелые в художественном отношении портреты, как «Танцовщица» («Рэггасе»), «Дервиш», «Силач» («Пехлеван»), «Кавалерист» («Сувари»).

Мир Мохсун Навваб, известный в истории азербайджанской культуры как талантливый поэт, теоретик музыки и каллиграф, работал и в сферах живописи и создания узоров. Основное место в его творчестве занимают природные мотивы, изображения цветов и птиц. Привлекают внимание и созданные в этот период поэтессой Хуршидбану Натаван пейзажи, изображения цветов и образцы декоративно-прикладного искусства.

После присоединения в начале XIX века северной части Азербайджана к России в азербайджанском изобразительном искусстве постепенно усиливались реалистические тенденции, возникали новые виды и жанры художественного творчества. Так, в связи с изданием журнала «Молла Насреддин» и других, с развитием книгопечатания, возникли жанры сатирической графики и иллюстрации. Активно работали в сфере искусства реалистической графики, перекликавшегося с общественно-политическими проблемами эпохи, художники журнала «Молла Насреддин» О.Шмерлинг, И.Роттер, А.Азимзаде и Х.Мусаев. Основоположник отечественной сатирической графики А.Азимзаде создавал острые карикатуры и шаржи, изобличающие общественное неравенство, невежество и фанатизм, гнет царизма. Своей актуальностью, а также национальным колоритом отличаются знаменитая серия «Сто типов», акварельные работы, посвященные свободе женщин, атеизму и политическим мотивам. Среди наиболее успешных работ А.Азимзаде — его иллюстрации к сборнику произведений М.А.Сабира «Хопхопнаме».

Созданные одним из основоположников азербайджанской реалистической станковой живописи Б.Кенгерли пейзажи «Иланлы даг Ай ишыгында» («Гора Иланлы при лунном свете»), «При заходе солнца», «Весна», портреты обездоленных людей из серии «Беженцы», бытовые композиции «Элчилик» («Сватовство»), «Той» («Свадьба»), а также художественное оформление и эскизы костюмов для поставленных в 1910-е годы в Нахчыване пьес «Олюлэр» («Мертвецы», Дж.Мамедгулузаде), «Хаджи Гара» (М.Ф.Ахундзаде), «Пери-джаду» (А.Хагвердиев) и др. являются ценнейшими образцами азербайджанского художественного искусства.

В Баку был учрежден Государственный музей «Истиглал» («Независимость») (1919), создавались национальные атрибуты — государственные герб и флаг, осуществлялись мероприятия по охране и восстановлению памятников истории и искусства. Издатель считавшегося глашатаем национального мышления журнала «Фуюзат» известный философ, журналист и художник Али бей Гусейнзаде создал такие произведения, как «Мечеть Биби-Эйбат», «Портрет Шейх уль-ислама».

В 1920 году в Азербайджане был установлен коммунистический режим, просуществовавший 70 лет. В республике начались процессы культурного строительства и формирования искусства нового типа. В Баку было открыто первое художественное училище (1920), создавались новые виды и жанры изобразительного искусства.

В 30-ые годы в области графики наряду с А.Азимзаде работали также Г.Халыгов, И.Ахундов, А.Гаджиев, М.А.Власов, К.Кязымзаде, А.Мамедов и другие, которые делали иллюстрации к книгам азербайджанских и зарубежных писателей, создавали политические плакаты на различные актуальные темы. Формирование современной станковой живописи связано с деятельностью молодых художников, окончивших Азербайджанское государственное художественное училище в 20-е годы. Открывшаяся в 1928-ом году первая творческая выставка Азербайджанского общества молодых художников, а также организованная в 30-е годы выставка Азербайджанского союза революционного изобразительного искусства имели большой успех. На первых художественных выставках, устроенных в Баку и Москве, важное место занимали посвященные современным темам табло С.Саламзаде, Г.Халыгова, А.Рзагулиева. В 1932-ом году был создан организационный комитет азербайджанских художников. Работа С.Шарифзаде «Уборка винограда», «Портрет А.Азимзаде» Г.Хагвердиева, «Портрет Низами Гянджеви» Г.Халыгова, а также бытовые и исторические табло М.Абдуллаева, Б.Мирзазаде, Б.Алиева, С.Бахлулзаде и К.Ханларова привлекают богатством колорита и гармонией красок.

В связи со становлением современной азербайджанской профессиональной скульптуры в Баку был установлен ряд монументальных памятников, взращены кадры национальной скульптуры. В 20-30-ые годы при участии одного из первых азербайджанских скульпторов И.Гулиева, а также живших в Азербайджане С.Д.Эрзья, Ю.Р.Трипольской, П.В.Сабсая и др. в Баку были установлены памятники М.А.Сабиру, М.Ф.Ахундзаде и другим выдающимся представителям азербайджанского народа, созданы декоративные статуи, портреты и бюсты. В 30-ые годы один из основоположников советской скульптуры Ф.Абдуррахманов создал бюсты деятелей азербайджанской литературы и искусства (А.Хагвердиев, М.Ф.Ахундзаде, У.Гаджибеков, А.Зейналлы и др.) и первое свое монументальное произведение — статую Физули (1939, в лоджии Музея азербайджанской литературы им. Низами). К числу ценных образцов отечественной скульптуры XX века относятся декоративные статуи и портреты, статуя М.П.Вагифа (1939-1940, в лоджии Музея азербайджанской литературы им. Низами) скульптора Дж.Гарьягды.

В 1940 г. состоялся 1-й съезд азербайджанских художников.

В годы Второй Мировой Войны основное место в творчестве азербайджанских художников занимали политический плакат и сатирическая графика. Важную роль в создании политических карикатур сыграли А.Азимзаде, Г.Халыгов, И.Ахундов, А.Гаджиев, С.Шарифзаде и другие графики.

РАЗВИТИЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XX ВЕКА

После войны, в середине 50-х годов азербайджанское изобразительное искусство вступило в этап художественной зрелости. Важную роль в его развитии сыграли выставки.

В работах действительного члена Академии художеств СССР М.Абдуллаева предстает обширная, разнообразная панорама республики. В произведениях «Вечер», «Огни Мингячевира», «В степях Азербайджана» (триптих), «Радость» художник в лирическом свете дает сцены быта людей труда. За свою «Индийскую серию» М.Абдуллаев был удостоен международной премии им. Дж.Неру (1970). Многолетняя творческая деятельность народного художника была удостоена орденов «Шохрат» («Слава») (1997) и «Истиглал» («Независимость»).

В табло действительного члена Академии художеств СССР Т.Салахова «Возвращающиеся со смены», «Утренний поезд», «Женщины Абшерона», «Новое море» сквозят героический пафос эпохи, величественность поднимающихся на Каспии стальных островов. Произведение Т.Салахова «Портрет композитора Гара Гараева» принадлежит к числу классических образцов портретного искусства.

Табло, пейзажи и натюрморты художника из жизни зарубежных стран, его «Портрет композитора Шостаковича» относятся к лучшим произведениям современной азербайджанской живописи. С вдохновением создал художник портрет общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева. За заслуги в развитии азербайджанского изобразительного искусства Т.Салахов был награжден орденом «Истиглал» («Независимость»).

В произведениях Т.Нариманбекова, чье творчество характеризуется оригинальностью и неповторимостью, в разнообразных декоративных красках представляется природа родной земли, образы современников. Табло, натюрмортам и пейзажам художника «Счастье» («Саадет»), «Радость» («Севиндж»), «Плодородие земли» («Торпагын берекети»), «Рынок» («Базар») и др. присущ оптимизм. Его импровизаторское искусство явственно проявилось в табло «Вспоминая Париж», «Мир Бетховена», сценических декорациях. Творчество Т.Нариманбекова, опирающееся на синтез национальных и интернациональных традиций, завоевало мировую известность. Работы Н.Абдуррахманова «Возделывающие рис» («Челтик беджеренлер»), «Закат солнца в горах» («Дагларда гюруб чагы»), А.Джафарова — «Размышления на завтра» («Сабахын душунджелери»), «Жизнь» («Хаят»), «Мой Азербайджан», лирические пейзажи природы Азербайджана, портреты деятелей искусства — поэта Алиаги Вахида, композитора А.Меликова привлекают богатством колорита.

В творчестве Б.Мирзазаде важное место занимают портреты людей труда, деятелей культуры и искусства (певица З.Ханларова, режиссер Ш.Бадалбейли), пейзажи и натюрморты. Темы труда, индустрии нашли отражение в произведениях Б.Алиева, Л.Фейзуллаева, А.Мамедова, А.Вердиева и др. В творчестве Х.Сафаровой, Г.Мамедова, Г.Сейфуллаева, Абдулхалыга, А.Абдуллаева, Г.Хаквердиева, Д.Кязымова, Дж.Рустамова, К.Ханларова, Т.Шыхалиева, А.Мехтиева, М.Аббасова, Ф.Агаева, С.Манафовой и других обширное место уделяется людям труда и бытовым сценам, Э.Рзагулиева, В.Нариманбекова, Т.Садыгзаде, А.Гусейнова, К.Наджафзаде и других — историческому прошлому, обычаям и традициям азербайджанского народа, темам войны и мира. В портретном жанре выделяются С.Саламзаде, Т.Тагиев, В.Самедова, Ш.Шарифзаде, О.Садыгзаде, Наджафгулу, А.Керимов, Г.Мустафаева, О.Агабабаев, Г.Зейналов, Г.Керимов, С.Мамедов, Ч.Фарзалиев и другие.

Красота природы Азербайджана нашла свое отражение в табло народного художника республики С.Бахлулзаде «Дорога в Гызбановше» («Гызбановшейе геден йол»), «Родные равнины» («Догма дузенликлер»), «Тоска по земле» («Торпагын хесрети»), «Слезы Кяпаза» и др. Оригинальные табло в жанре пейзажа создали Н.Гасымов, К.Ханларов, М.Тагиев, С.Хагвердиев, Т.Джавадов, Ф.Халилов, Б.Маратлы, Н.Рзаев, А.Аскеров, У.Хаквердиев и др.

С точки зрения постижения красоты и философской сущности жизни табло Ф.Халилова, посвященные природе Абшерона, характеризуются близостью к ритму и интонациям современности.

В произведениях Дж.Мирджавадова, Н.Рахманова, К.Ахмедова, Г.Юнусова, С.Вейсова, А.Ибрагимова, И.Мамедова, С.Мирзазаде, Ф.Хашимова, Ф.Гуламова, А.Самедова и других мифологические представления увязаны с творческими поисками современной живописи.

Развитие театрально-декорационного искусства связано с постановками на сцене произведений отечественных оперы, балета, драматургии и музыкальной комедии. Эскизы костюмов, сделанные А.Азимзаде для ряда театральных спектаклей, художественное оформление, данное одним из создателей реалистического театрально-декорационного искусства Азербайджана Р.Мустафаевым в 1920-30-ые годы на такие драматические, оперные и балетные спектакли, как «Мертвецы» (Дж.Мамедгулузаде), «Мятеж» (Д.Фурманов), «Кузнец Гяве» («Демирчи Гяве», Ш.Сами), «Севиль», «Невеста огня» («Од гелини»), «1905-й год» (Дж.Джаббарлы), «Шейх Санан» (Г.Джавид), «Разрушающаяся судьба» («Дагылан тифаг», А.Хагвердиев), «Шах Исмаил» (М.Магомаев), «Аршин мал алан», «Лейли и Меджнун», «Короглу» (У.Гаджибеков), «Ашуг Гариб» (З.Гаджибеков), «Лебединое озеро» (П.Чайковский) и др., занимают важное место в развитии азербайджанского театрально-декорационного искусства. Особенно привлекают художественное оформление, данное художником И.Сеидовой на оперы «Лейли и Меджнун» (У.Гаджибеков), «Севиль» (Ф.Амиров), А.Фаталиевым — на оперы «Короглу» (У.Гаджибеков), «Судьба человека» (И.И.Дзержинский), «Бахадур и Сона» (С.Алескеров), А.Алмасзаде — на балеты «Гюльшан» (С.Гаджибеков), «Чернушка» («Гараджа гыз», А.Аббасов), Н.Фатуллаева — на драматические спектакли «Утро Востока» (Э.Мамедханлы), «Отелло» (У.Шекспир), «Вагиф» (С.Вургун), «Песня осталась в горах (И.Эфендиев), И.Ахундовым — на «Увядшие цветы» («Солгун чичеклер», Дж.Джаббарлы), «Шейх Санан» (Г.Джавид), С.Шарифзаде — на «Джаваншир» (М.Гусейн), «Крестьянка» («Кендчи гызы», М.А.Ибрагимов) и др.

Начиная с 1960-ых годов, усиливались тенденции к обновлению в области сценического оформления, художники стали уделять особое значение условности, лаконичным и символическим изобразительным средствам. Первый успешный шаг в этом отношении сделал Т.Салахов, который в художественном оформлении спектаклей «Антоний и Клеопатра», «Гамлет» (У.Шекспир), «Айдын» (Дж.Джаббарлы) и особенно оперы «Короглу» (вместе с А.Фаталиевым) создал величественные, ясных конструкций декорации. М.Абдуллаев разрешил оформление опер «Лейли и Меджнун», «Короглу» (У.Гаджибеков) и балета «Читра» (Ниязи) живыми и яркими красками. Оформление Т.Нариманбековым балетных спектаклей «Тени Гобустана» (Ф.Гараев), «Семь красавиц» (Г.Гараев), «Сказание о Насими», «1001 ночь» (Ф.Амиров) выделяется романтическим стилем. В развитии театрально-декоративного искусства важные заслуги принадлежат Б.Афганлы, Г.Мустафаеву, С.М.Фефименко, Й.А.Торопову, А.Аббасову, Э.Асланову, Б.Эфендиеву, М.Алиеву, А.Сеидову, Э.Мамедову, С.Хагвердиевой, Ф.Ахмедову, Г.Мамедову, Ф.А.Халилову, Ф.Гафарову и другим художникам, а в области кино — Дж.Азимову, К.Наджафзаде, Н.Зейналову, Ф.Багирову, Р.Исмайлову, М.Агабекову, Н.Бейкишиеву и другим.

После Второй мировой войны монументальная и станковая скульптура в Азербайджане вступила в новый этап развития. Важным этапом в творчестве члена-корреспондента Академии художеств СССР стали памятники Низами Гянджеви в Гяндже (1946; Государственная премия СССР, 1947) и в Баку (1949). Его установленные в Баку статуя «Свободная женщина» (1960), памятники С.Вургуну (1961), герою Советского Союза Мехти Гусейнзаде (1973), а в Душанбе — поэту Рудаки (1964, золотая медаль Академии художеств СССР) относятся к значительным образцам азербайджанской монументальной скульптуры. Мастер монументальной скульптуры П.В.Сабсай создал целую галерею портретов людей труда, деятелей науки и культуры («Нефтяник М.П.Каверочкин», «Художник С.Бахлулзаде», «Нефтяник Бабаев», «Писатель С.Рагимов», монументальный портрет С.Вургуна для квартиры-музея и др.). Одной из лучших работ скульптора является «Портрет А.С.Пушкина» («Элегия»).

Монументально-декоративные скульптурные работы Дж.Гарьягды привлекают художественной выразительностью и динамизмом. Созданные им статуи М.А.Сабира (1958), Н.Нариманова (1972), памятник дважды героя Советского Союза генерала Ази Асланова (1983, Лянкяран) принадлежат к ценнейшим образцам отечественной скульптуры.

Памятник Физули (1962, Баку), созданный совместно действительным членом Академии художеств СССР О.Эльдаровым и членом-корреспондентом Академии художеств СССР Т.Мамедовым, является зрелым, пластичным произведением искусства. Созданные Т.Мамедовым монументальные памятники У.Гаджибекову (1962), М.Азизбекову (1977), Насими (1979, вместе с И.Зейналовым) относятся к лучшим образцам азербайджанской скульптуры.

В памятниках Х.Натаван (1960), М.Магомаеву (1987), Г.Зардаби (1973, Зардаб), 77-ой азербайджанской дивизии (1975, Сапун-гора, Севастополь) и поэту-романтику Г.Джавиду (1993) О.Эльдаров достиг синтеза скульптуры и архитектуры. Для его композиций и портретов «Нефтяники» (1963), «Портрет С.Бахлулзаде» (1966), «Четыре поры жизни» (1974) характерны лаконичность образов и национальный колорит.

К новым творческим успехам О.Эльдарова относятся памятник-бюст общенационального лидера азербайджанского народа Гейдара Алиева в Нахчыване, мраморная композиция «Элегия» (1997), увековечивающая память видного ученого, врача-онколога Зарифы Алиевой, памятник турецкому ученому И.Дограмаджы (2002) в г. Билкенде. За заслуги в развитии азербайджанской скульптуры выдающийся мастер был награжден орденом «Истиглал» («Независимость») (1997), а также медалью Российской Федерации «Достойному».

К заслуживающим одобрения работам скульптора-монументалиста И.Зейналова относятся бюст известного мецената Хаджи Зейналабдина Тагиева (в его квартире) и памятник выдающемуся государственному деятелю и поэту шаху Исмаилу Хатаи (1993), установленный в видной точке Баку. Склонный к современным формам Ф.Наджафов своих произведениях «Материнство» и «Старый врач», скульптор-монументалист Ф.Салаев — в работе «С.Есенин», А.Аскеров — в работе «Академик Ю.Мамедалиев», Н.Алиев — в работе «А.Вахид» демонстрируют разнообразие пластических форм скульптуры. Созданные М.Миргасымовым памятники Дж.Мамедгулузаде (1974, Нахчыван), Дж.Джаббарлы (1982, Баку) и произведения лирического плана «Ухуру» («Свобода»), «Нефтяник», «Хазри» относятся к достижениям отечественной скульптуры. Удачными памятными композициями в честь видных деятелей общественных и культурных деятелей, погребенных на Аллее почетного захоронения в Баку, азербайджанские скульпторы внесли ценный вклад в национальное скульптурное искусство.

Новейшими успехами отечественной скульптуры являются памятники великому Низами в Ташкенте и Санкт-Петербурге (2002), памятник Деде Горгуда в Брюсселе (2004). Талантливые скульпторы-женщины Г.Абдуллаева, Э.Гусейнова, М.Рзаева, З.Аливердиева в своих произведениях воспевают молодость, красоту и тему материнства. В монументальных произведениях таких скульпторов, как Э.Шамилов, Г.Суджеддинов, А.Мустафаев, Ф.Салаев, А.Саликов проявляются как новизна, так и национальные традиции. В своих монументально-декоративных и портретных работах Ф.Наджафов, Ф.Бакиханов, А.Газыев, М.Рустамов, К.Алекберов, А.Мирзоев, М.Салахов, А.Рустамов, Г.Мусаев, В.Шарифов, Г.Бабаев, Ш.Шарифов, братья Т. и Э.Зейналовы, А.Аскеров, Х.Ахмедов, З.Искендеров, Г.Хаквердиев, С.Закири, Н.Зейналов и другие скульпторы уделяют особое внимание новизне, эмоциональности пластической формы.

В развитии графического искусства в Азербайджане решающее место занимают поиски в сфере разнообразия тем, жанров, художественных стилей. В области станковой графики создан ряд серий произведений. Так, серии линогравюр и рисунков «У нас на Каспии» (1953-60), «Сумгайыт-Рустави» (1962), «Мои сестры» (1965-1982) М.Рахманзаде отличаются разнообразием и национальными чертами образов. Эти же черты характерны и для иллюстраций художника к произведениям Низами, Физули, Хейран ханум, М.С.Ордубади, А.Джафарзаде и других. Серии линогравюры А.Рзагулиева «Старый Баку», «Ковроткачи», Р.Бабаева — «Гобустан», «Хыналыг» характеризуются реальными картинами народного быта и зрелостью выражения.

Ю.Гусейнов работает в области оформления книг, станковой графики и живописи. Его цветная линогравюрная серия «В глубинах Каспия» («Хезерин энгинликлеринде), работы «Хыналыг», «Страна огней» («Одлар юрду»), «Каспийские рыбаки» являются достижениями азербайджанской графики.

Серии линогравюр, офортов и рисунков, иллюстрации художников А.Гаджиева, Р.Мехтиева, А.А.Мамедова, Э.Асланова, Дж.Муфитзаде, Н.Бабаева, Б.Гаджиевой и других выделяются современностью образов. Для творчества представителей среднего поколения — А.Гусейнова, А.Рустамова, А.Алескерова, А.Салимова, Р.Гусейнова характерны оригинальность рисунка и композиционная гармония, разнообразие индивидуального стиля.

Г.Халыгов, И.Ахундов, К.Кязымзаде, А.Гаджиев и другие создали интересные иллюстрации к произведениям классической азербайджанской литературы и фольклора, в особенности произведениям Низами и Хагани, М.Абдуллаев — к эпосу «Китаби-Деде Горгуд», поэме Физули «Лейли и Меджнун», роману С.Рагимова «Шамо».

Развитие современной сатирической графики связано главным образом с журналом «Кирпи» (1952; Наджафгулу, Г.Халыгов, И.Ахундов, К.Кязымзаде, С.Шарифзаде, Г.Хаквердиев и др.). Значительное место в развитии сатирического жанра занимают карикатуры З.Керимбейли, А.Гулиева, Р.Гадимова, А.Зейналова и других.

С обретением в 90-е годы XX века государственной независимости Азербайджана начался новый этап в развитии национальной культуры, в том числе и изобразительного искусства.

Усилилась государственная забота о развитии искусства, творческий процесс приобрел новый импульс. Среди факторов, стимулирующих повышение творческого уровня, творческие поиски, необходимо особо отметить учреждение почетных званий, президентских пособий, премий «Султан Мухаммед» и «Хумай» для видных деятелей искусства, вручение им орденов «Истиглал» («Независимость») и «Шохрат» («Слава»).

Азербайджанское изобразительное искусство вступило в стадию художественной зрелости, его лучшие образцы обрели славу далеко за пределами нашей республики.

АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ МИНИАТЮРЫ

В средние века, когда в Азербайджане царили догмы ислама, в различных видах художественного искусства (живопись, «черное перо» («черный карандаш») и др.) существовали прекрасные традиции в сфере изображения человека. Об этом свидетельствует и тот факт, что в этот период высокого уровня развития достигло искусство миниатюры.

Азербайджанское искусство миниатюры, составляющее заметную и богатейшую часть искусства народов Ближнего и Среднего Востока, занимает специфическое место в истории мирового искусства.

Точная дата возникновения искусства миниатюры, которое формировалось в Азербайджане на основе создания иллюстраций к книгам, не установлена. Однако стиль и художественные особенности миниатюр, созданных в начале XIII века Абдулмомином Мухаммедом ал-Хойи к рукописи «Варга и Гюльша» (музей Топкапы, Стамбул), указывают, что эти миниатюры не были изначальными, а опирались на определенные традиции, и что искусство миниатюры существовало еще до этого. Миниатюры к рукописи «Варга и Гюльша» считаются старейшими образцами этого вида искусства не только в Азербайджане, но и на всем Ближнем и Среднем Востоке.

В XIII-XIV веках в Мараге, Тебризе и других городах Азербайджана быстро развивались искусства каллиграфии и миниатюры, а Тебриз превратился в основной центр художественного творчества, книжного дела, каллиграфии и миниатюрной живописи на Востоке. В этот период художники, заимствовавшие традиции китайско-уйгурского искусства, старались приспособить изобразительные формы и средства выражения, которые шли от народов Дальнего Востока, к местным традициям — поверхностно-декоративной форме.

Начиная с середины XIV века, тебризские мастера создали удачный художественный стиль, проистекающий из удачного синтеза графического и живописного стилей. Формирование этого нового стиля нашло свое отражение в миниатюрах к знаменитой рукописи, именуемой «Большой тебризский Шахнаме» или «Шахнаме Демотта» и относимой к 1340-1350-м годам. Эти миниатюры, большинство которых сделаны видными мастерами того времени Ахмедом Мусой и Шемседдином, в настоящее время хранятся во многих музеях и библиотеках мира. Пока известны 58 из миниатюр этой рукописи. Исследователи высоко оценивают развитие тебризской школы миниатюры в этот период, особенно иллюстрации «Шахнаме Демотта». Вот что пишет по этому поводу известный французский искусствовед Осташ дю Лорей: «Никогда еще искусство миниатюры не было столь великолепным, далеким от академизма и столь оригинальным».

В начале XV века особенности художественного стиля азербайджанского искусства миниатюры еще более усовершенствовались. Достоинства художественного искусства в рисунках гениального художника Абд-ал-Хаййи, сделанных им к поэме Низами Гянджеви «Хосров и Ширин» (1405-10, Фрирская галерея, Вашингтон) и к «Дивану» стихотворений последнего Джелаирского правителя Султана Ахмеда (1405-10, Фрирская галерея, Вашингтон), каллиграфический стиль (Джафар Тебризи) в иллюстрациях к произведению Ассара Тебризи «Мехр и Муштери» указывают на совершенствование тебризской школы миниатюры.

С начала XV века и на протяжении длительного времени Тебриз оставался мощным центром искусства, снабжавшим искусными мастерами города Ближнего и Среднего Востока. Известный немецкий искусствовед Ф.Шульц назвал тебризскую школу «Материнской школой» («Mutter Schule»), оказавшей определяющее влияние на развитие искусства миниатюры в соседних странах Востока. В XV веке под влиянием тебризской школы начинает развиваться искусство миниатюры в Шамахе и Баку. К числу лучших миниатюр шамахинских и бакинских художников этого времени относятся иллюстрации, сделанные к «Антологии восточной поэзии» или «Шамахинской антологии» (1468, Британский музей, Лондон) и другим рукописям, одно- и двухфигурные портреты, принадлежащие кисти Абдулбаги Бакуви («Конюх», «Два амира»; Музей Топкапы, Стамбул).

В конце XV века тебризская школа миниатюры переживает новый расцвет. 9 миниатюр, сделанных в начале XVI века к стамбульскому экземпляру «Хамсе» («Хосрова подглядывает за купающейся Ширин», «Александр и Дарий», «Александр и пастух», «Александр во дворце Нушабы» и др.), создание которого было начато в 1481 г. для Султана Ягуба и завершено при Шахе Исмаиле I, по средствам выражения, сложности композиции, великолепной декоративности и богатству колорита коренным образом отличаются от миниатюр аналогичного содержания, относящихся к XVI веку, и по уровню художественного творчества считаются более ценными. Нет сомнения в том, что эти работы выполнены основоположником тебризской школы миниатюры XVI века Султаном Мухаммедом, его современниками и учениками. Также не случайно, что созданные в этот период и позже в Тебризе самые совершенные миниатюры, авторство которых не установлено, считаются произведениями школы Султана Мухаммеда или его стиля.

Пик расцвета тебризской школы миниатюры приходится на середину XVI века. С созданием централизованного государства Сефевидов столица Азербайджана Тебриз вновь становится основным центром культуры, эстетической мысли и художественного творчества на Ближнем и Среднем Востоке.  Во дворцовой библиотеке Шаха Исмаила и Тахмасиба в Тебризе под руководством выдающегося мастера Султана Мухаммеда наряду с такими талантливыми местными художниками, как Мир Мусеввир, Мирза Али Тебризи, Мир Сеид Али, Музаффар Али работали также видные мастера, каллиграфы и художники Востока — Кемаледдин Бехзад, Шейхзаде, Агамирек Исфахани, Шах Махмуд Нишапури, Дуст Мухаммед.

С начала XVI века еще более расширяются связи тебризской школы миниатюры с классической литературой. Сюжеты и образы героев поэтических произведений Фирдовси, Низами, Саади, Хафиза, Джами, Навои, Амира Хосрова Дехлеви и других классиков занимают главное место в творчестве тебризских художников. Больше всего миниатюр и самые лучшие из них создавались к двум произведениям — «Шахнаме» и «Хамсе». Из миниатюр, воплотивших в себе особенности художественного стиля тебризской школы в начале XVI века, привлекают внимание иллюстрации, сделанные к рукописям «Хамса» 1524 года (Метрополитен-музей, Нью-Йорк), «Шахнаме» (Институт востоковедения, Санкт-Петербург), «Гуй ве човкан», «Джами-эт-таварих» (общая история) (оба — библиотека им. Салтыкова-Щедрина, Санкт-Петербург). Эти произведения, отличающиеся нехитрой композиционной структурой, относительно сжатые и простые в отношении колорита, решения образов и пейзажных мотивов, составляют этап перехода от лаконичного стиля миниатюры XV века к новому стилю, носившему пышный декоративный характер.

В 1530-1540-е годы миниатюрное искусство Востока, в лице тебризской школы, достигло в наивысшей степени развития. В этот период было создано немало ценных рукописей, украшенных совершеннейшими с точки зрения художественно-эстетической и мастерства миниатюрами.

Рукописи «Шах и дервиш», украшенная очень тонко выполненными тремя миниатюрами (библиотека им. Салтыкова-Щедрина, Санкт-Петербург), «Шахнаме», украшенная 258 миниатюрами (1537; часть миниатюр хранится в нью-йоркском Метрополитен-музее, а остальные — в Нью-Йорке, в коллекции Хауфтон) и всемирно известная «Хамса» (1539-43-е годы, Британский музей, Лондон) с 14 уникальными миниатюрами с их богатейшим художественным оформлением, совершенными декоративными украшениями считаются жемчужинами книжного искусства и миниатюрной живописи на Востоке. Вершиной восточного искусства миниатюры считаются из миниатюр к «Шахнаме» «Собрание Кеюмерза» («Кеюмерзин меджлиси») и «Казнь Зоххака» («Зоххакын эдам эдилмеси») Султана Мухаммеда, «Прием индийских посланников» Мирзы Али Тебризи, охотничьи и боевые сцены Музаффара Али, изображения придворных собраний Мир Сеида Али, из миниатюр к «Хамсе» — «Султан Санджар и старуха», «Подглядывание Хосрова за купающейся Ширин» («Ширин чимеркен Хосровун она тамаша этмеси»), «Вознесение пророка Мухаммеда» («Мехеммед пейгемберин мераджы») Султана Мухаммеда, «Ануширван и беседа сов» Мир Мусеввира, «Хосров слушает музыку Бербеда», «Шапур показывает Ширин портрет Хосрова» Мирзы Али Тебризи, «Нищая старуха приводит Меджнуна к Лейли» («Диленчи гарынын Меджнуну Лейлинин янына гетирмеси») Мир Сеида Али и другие. Сюжеты «Шахнаме» и «Хамсы», больше всего любимые восточными художниками, нашли свое яркое, классическое выражение именно в этих двух рукописях — в произведениях Султана Мухаммеда и его современников. Наряду с этими сюжетами и образами, азербайджанские художники создали оригинальные миниатюры и к другим поэтическим произведениям. Из них можно упомянуть миниатюры «Музыкально-увеселительное собрание Шама Мирзы» («Шам Мирзенин кеф-мусиги меджлиси»), «В мейхане», созданные в 1530-е годы Султаном Мухаммедом к «Дивану» Хафиза, а также миниатюры неизвестных художников к рукописям произведений А.Джами, Амира Хосрова Дехлеви, собранию произведений Саади (все — библиотека им. Салтыкова-Щедрина, Санкт-Петербург) и др. Образы, изображенные в произведении Султана Мухаммеда «В мейхане», в силу внутренней психологической выразительности и несколько гротескной, сатирической подачи персонажей, считаются уникальными образцами восточного искусства миниатюры.

Станковые миниатюры, которые до XVI века попадаются изредка, начиная с середины этого столетия выделяются в особый жанр. В отличие от книжных иллюстраций, в этих самостоятельных миниатюрах изображались главным образом простые явления жизни — охотничьи и боевые сцены, увеселительные и музыкальные собрания, придворные развлечения, портреты шаха и его вельмож, а в редких случаях — поэтические сюжеты из классической литературы. Из таких миниатюр, собранных во многих музеях и библиотеках России (Санкт-Петербург), Турции (Стамбул), а также Европы и США в специальных альбомах (мюрекке), а в некоторых случаях включенных спустя время в качестве декоративных украшений в различные рукописные книги, исключительное место в искусстве восточной миниатюры занимают триптихи «Музыкальное собрание во дворце» Мирзы Али Тебризи, «Охотничья сцена» Султана Мухаммеда, табло Мир Сеида Али «Сельская жизнь» и «Городская жизнь».

В середине XVI века Султан Мухаммед, Мир Мусеввир, Дуст Мухаммед и другие создали ряд портретных миниатюр. В этих портретах, которые своей типичностью, решением образов и в этнографическом отношении не отличаются или очень мало отличаются друг от друга, — лишь персонажи в них находятся в различных положениях — художники в соответствии с общественными и собственными идеалами красоты отразили шаха и его вельмож в идеализированной форме. Основной целью в этих портретах, созданных на основе различных канонов, было воспевание внешней красоты повелителя.

Во второй половине XVI века, в связи с переносом столицы государства Сефевидов из Тебриза в Газвин, часть работавших во дворцовой библиотеке художников собралась в новом центре. Миниатюры, созданные азербайджанскими художниками в Газвине до 1575 года, нисколько не отличаются от миниатюр тебризского периода и составляют логическое продолжение тебризского стиля.

Развитие азербайджанского искусства миниатюры во второй половине XVI века и в последующий период, возникновение и формирование в Газвине нового стиля связаны с творчеством продолжателей традиций Султана Мухаммеда Сиявуш бея, Мир Зейналабдина Тебризи, Али Рзы Аббаси Тебризи, в особенности виднейших мастеров того времени Мухаммеди и Садыг бея Афшара. В этот период были созданы самостоятельные миниатюры, отражающие не столько книжные сюжеты, сколько реальные события и обычные бытовые сценки. Во второй половине XVI века в искусстве оформления книг и миниатюры Азербайджана возник определенный застой. Если одной из основных причин этого была постепенная утрата Тебризом роли центра искусств в связи с переносом столицы, другая причина состояла в том, что тебризские художники стали работать в центрах искусств Турции и Ирана. Сказалось и малое число в этот период таких всесторонне развитых мастеров с широкими творческими возможностями, как Султан Мухаммед и представители его школы.

Тебризская школа поддерживала творческие связи с соседними странами, представители ее в разное время работали во многих странах Востока. Известный художник Мир Сеид Али вместе со своим отцом Мир Мусеввиром в течение долгого времени работал в Индии главным художником при дворе могольских правителей Хумаюна (1530-39, 1550-59) и Акбара (1556-1605), они сыграли важную роль в подготовке мастеров, возникновении и развитии индийской школы живописи, именуемой могольской школой миниатюры. Азербайджанские художники оказали большое влияние на развитие искусства миниатюры в Турции. Шахгулу Неггаш, Велиджан Тебризи, Кямал Тебризи и ряд других тебризских художников в разное время работали в Стамбуле, Шахгулу и Велиджан руководили придворной мастерской. В ковроделии, художественной обработке тканей и металла, керамике было создано множество ценных произведений искусства, по своему содержанию, художественной форме и образным средствам выражения напоминающие миниатюрный стиль.

Азербайджанское искусство миниатюры просуществовало до конца XIX века. Однако миниатюры, сделанные в XVIII-XIX веках в рукописях и литографиях, по своему рисунку, композиции, решению образов и колориту были крайне простыми и схематичными, иногда носили характер примитивных «лубок». Иллюстрации, сделанные Авазали Муганлы к книге «Келиле и Димне» (1809), Мирзой Алигулу к «Шахнаме» (1850), Мир Мохсуном Наввабом — к «Бахр ул-хазан» (1864), Наджафгулу Шамахылы — «Юсиф и Зулейха» (1887; эти произведения хранятся в Институте рукописей Национальной академии наук Азербайджана) по средствам художественного выражения указывают на спад классического искусства миниатюры.

В советский период начали творчески использовать богатейшие традиции классического искусства миниатюры, особенности его художественного стиля.

В последующие периоды развития изобразительного искусства Азербайджана использование стилевых особенностей классического искусства миниатюры еще более расширилось, творческие поиски ряда художников в живописи, графике, особенно в сфере книжной иллюстрации увенчались удачными работами.

Так, М.Абдуллаев создал в живописи, графике, монументальной живописи и в сфере театрального оформления ряд ценных произведений, связанных с нашим классическим наследием. Привлекают внимание иллюстрации, сделанные художником к книге «Китаби-Деде Горгуд» (издания 1962-го и 1979 гг.), мозаичные панно на основе сюжетов произведений Низами на станции метро «Низами».

РОЛЬ И ПОЛОЖЕНИЕ АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА В НАШЕ ВРЕМЯ

Современный мир очень сложно чем-либо удивить. Потому что, если мы говорим, что есть очень мало вещей, которые удивят мир, мы, вероятно, правы. Изобразительное искусство, работы художников действительно способны привлечь внимание публики. В мире известно очень мало произведений азербайджанских художников.

В Азербайджане были художники, которые исторически могли продвигать нашу страну, но их доступ к океану мирового искусства был ограничен. То, что произведения средневековых азербайджанских художников включены в мировые музеи и частные коллекции как жемчужины искусства, является победой азербайджанского изобразительного искусства. Произведения и миниатюры средневековых азербайджанских художников известны во всем мире. Работы нашего гениального художника Султана Мохаммеда «Охота на льва Бахрама Гуруна», «Вознесение пророка Мухаммеда», «Взгляд Хосрова на лугового льва», «Встреча Александра с китайским народом» и др. очень популярны в мире. Работы Аги Мирек украшают музеи по всему миру. В пример можно принести его уникальные работы — «Среди бешеных зверей», «Хосров и Ширин слушают рассказ слуг», «Восхождение Хосрова на престол», «Возвращение Шапура в Хосров». Мы можем назвать такие работы Сейида Али, как «Бахрам Гур и старый пастырь», «Перед шатром Меджнуна и Лейли», «Посольство Ибн Салама» и другие. Ремесла азербайджанских художников — настоящие жемчужины искусства, издревле очаровывающие мировых путешественников.

Однако азербайджанские художники еще не полностью интегрировались в мир. Сегодня, когда мир говорит об азербайджанских художниках, больше всего вспоминают уникальные произведения Саттара Бахлулзаде. Большинство азербайджанских художников советской эпохи в те годы выставлялись за границей. Эти художники смогли выразить на этих выставках жизнь Азербайджана. В советское время наших художников представили миру как советских художников. То есть мало кто в мире знал, что они азербайджанцы. Если бы эти художники были известны от имени Азербайджана, мы бы сегодня увидели больше преимуществ. Темы, к которым обращались азербайджанские художники в советское время, не ограничивались страной, а создавали ценные произведения о большинстве народов мира, их образе жизни и быте. Было велико и международное значение этих произведений. Сегодня работы азербайджанских художников советской эпохи выставлены в музеях мира. В прошлом Саттар Бахлулзаде, Микаил Абдуллаев, Марал Рахманзаде, Тахир Салахов, Тогрул Нариманбеков, Расим Бабаев и другие артисты боролись за то, чтобы выйти в мир, и в какой-то степени им это удалось. Их работы более-менее известны и оценены в мире. Сегодня отрадно, что в результате государственной поддержки в этой сфере открываются выставки произведений классических азербайджанских художников, издаются их каталоги. Кроме того, среди современных художников есть такие, которые претендуют на то, чтобы выйти в мировую арену. В последние годы Фонд Гейдара Алиева усиленно работает над продвижением азербайджанского изобразительного искусства в мире и его современных представителей. Время от времени образцы кистей азербайджанских художников выставляются в разных странах мира. С этой целью в 2000 году впервые в нашей стране была открыта Академия художеств. Это событие можно считать одним из важнейших шагов не только для нашей культурной жизни, но и для нашего народа в целом.

Среди современных художников, продвигающих азербайджанскую культуру в мире, —  члены Всемирной академии художеств, выставка которой открылась в Баку несколько лет назад: народные художники Ханлар Ахмедов, Мир Надир Зейналов, заслуженный деятель искусств Ариф Азиз, заслуженный художник Эльдар Гурбанов, известные художники Самедага Джафаров и Нагдали Халилов являются членами Всемирной Академии художеств. Наши художники являются членами этой престижной организации с 2009 года, которая объединяет известных мастеров кисти из более чем 100 стран мира. Будучи представленным в такой организации, Азербайджану удается в более широкой форме пропагандировать в мире древние и уникальные традиции художественной школы.

Сегодня необходимо отметить достижения Сакита Мамедова среди художников, познакомивших мир с изобразительным искусством Азербайджана. Сакит Мамедов — член Союза художников ЮНЕСКО, академик Российской Императорской Академии Художников, Человек тысячелетия, Европейский Орден Чести, Итальянский Орден Леонардо да Винчи, действительный член Европейской Академии Естествознания, Первая премия Веры на фестивале в Португалии, Международная премия Веры, Международная премия Чингиза Айтматова, награды Сын Родины и Деде Горгуда награжден золотой медалью и другими наградами.

За вклад в мировую культуру Граф Ватиканской геральдической академии избрал Сакита Мамедова почетным членом Римской академии современного искусства. Образцы кистей С.Мамедова выставлялись в ряде стран мира. Наряду с Азербайджаном персональные выставки прошли в Турции, России, Украине, Беларуси, Швеции, Германии, Италии, Бельгии, Франции, Австрии, Египте, Китае, Грузии, Татарстане, Сингапуре, Португалии и других странах.

Сегодня картины Сакита Мамедова, одного из ярких представителей азербайджанского искусства, входят в число произведений, которые всемирно известные музеи, галереи, а также коллекционеры с удовольствием приобретают на аукционах. Среди интересных работ С.Мамедова можно отметить: «Мемориальное фото», «Игра», «Тренировки», «Гадалки», «День рождения», «Воспоминания о Ленинграде», «Да здравствует Стамбул», «Праздник», «Свадьба», «Метро», «Автобус № 13», «Любительский» и другие. Некоторые тематические картины художника невозможно отнести к конкретному месту и времени. В таких работах художник как бы хочет показать время своего мира. Известный российский критик Андрей Баженов также был впечатлен работами художника, сказав: «Рука Сакита Мамедова подобна руке художника эпохи Возрождения». Опализм в живописи — школа и стиль, основанный академическим художником С.Мамедовым. Этимология слова опализм взята из камня опал. Этот вид минерального камня, переведенный как ослепительное зрелище на древнегреческий язык, завораживающий вид на латыни и драгоценный камень на санскрите, сочетает в себе не только украшения, но и обладает целебными, необычными и вдохновляющими свойствами, которые восхищают тысячи людей. Венок теплых тонов, который можно увидеть в Опале, с юных лет завоевал симпатию Мамедова. Неслучайно игра цвета на камне присутствует практически во всех его работах. При этом художник пытался доказать, что ни один художник не изобрел новый оттенок, кроме цветов, данных Богом природе. В работах художника можно увидеть более благородные, огненные или валунные, гидрофанические оттенки опала. Правда, в работах художника с мягкой нашивкой опал используется не как разновидность камня, проявляется как цвет на платьях, головных уборах, женских украшениях и так далее. То есть опал предстает в новом виде на картинах, созданных художником. Тем не менее, в картинах чувствуется приятное настроение и целебные свойства камня, созданного человеком. Отрадно, что созданная С.Мамедовым Школа опализма представлена ​​не только им самим, но и учениками художника с высоким профессионализмом. Нет никаких сомнений в том, что этот стиль, созданный художником, будет исполняться и в будущем, а также сотнями людей, живущих и работающих в разных странах мира.

На мероприятиях, посвященных 90-летию со дня рождения королевы Елизаветы II в Лондоне, картина азербайджанского художника Сакита Мамедова «Конская равнина» была подарена Елизавете II президентом Федерации конного спорта Азербайджанской Республики Эльчином Гулиевым.

Автор произведения, известный художник Сакит Мамедов, находящийся с визитом в Лондоне в составе азербайджанской делегации, проинформировал Королеву об изображении Конской равнины, наших национальных традициях, породах